«Я что, с*чка какая-то, твои приказы выполнять?». Учитель, мама, юрист и дети — о конфликте в школе Зеленограда

«Я что, с*чка какая-то, твои приказы выполнять?». Учитель, мама, юрист и дети — о конфликте в школе Зеленограда

57 879
153

«Я что, с*чка какая-то, твои приказы выполнять?». Учитель, мама, юрист и дети — о конфликте в школе Зеленограда

57 879
153

В начале февраля в зеленоградской школе № 1557 произошел инцидент, который до сих пор широко обсуждается в СМИ и соцсетях. Учитель насильно вывел школьника из класса, а после этого сам уволился из школы. Разбираемся в конфликте и отвечаем на главный вопрос: что делать учителю, если ученик провоцирует его на агрессию?

О том, что произошло за пределами класса, достоверно не знает никто

Первый день февраля, урок физики в 8-м классе зеленоградской школы № 1557 им. П. Л. Капицы. Занятие проводит учитель с более чем десятилетним стажем, Алексей Владимирович Черников.

Ученик Даниил К. приходит на урок с опозданием и шумно бросает на парту рюкзак. Поведение подростка вызывающее, но закономерное: конфликт между преподавателем и учеником длится уже около полугода.

Черников делает замечание Даниилу, на что тот отвечает:

— Я тебе что, с*чка какая-то, чтобы твои приказы выполнять?

Преподаватель подходит к столу подростка и начинает его отчитывать. Даниил достает телефон и снимает Черникова. Видео записывали и другие дети в классе.

Объективно ответить на вопрос о том, что произошло дальше, сложно. По одной из версий, Черников «схватил [Даниила] за шкирку, чтобы выпроводить из класса». Этого сценария развития событий придерживаются школьники — составители открытого письма в защиту педагога. Мать Даниила К., Наталья, утверждает, что Черников схватил Даниила за горло и у того остались на шее следы от ладоней преподавателя.

Подросток закричал и попытался вырваться. Преподаватель отпустил его и вывел за дверь. О том, что произошло за пределами класса, достоверно не знает никто, кроме самого Даниила К. и Алексея Владимировича. И камер видеонаблюдения, записи с которых администрация школы так и не предоставила.

«Мальчик побежал к директору, сказал, что Черников его душил и избивал, ударил кулаком в солнечное сплетение, повалил на пол и избивал ногами. Ему вызвали скорую и полицию. Скорая тут же уехала, т. к. делать ей, собственно, было нечего. Восьмиклассник расчесал себе шею по дороге и представил это как „побои“ со стороны учителя. Урок закончился, Черникова вызвали к директору, составили протокол, что там ещё было — одному богу известно. На первом этаже преподавателя обступили дети: успокаивали, говорили, что свидетелей целый класс, они докажут, что ничего не было. Спустя какое-то время Алексей Владимирович молча вышел из школы».

Открытое письмо учеников школы 1557 им. П. Л. Капицы администрации школы

Мать Даниила К., приехавшая в школу почти одновременно с бригадой скорой помощи, получила комментарий врача о полученных подростком травмах грудной клетки и шеи. Отправившись с сыном в травмпункт, женщина сняла побои. Заявление о проверке действий педагога она написала еще в школе.

После 2 февраля, уволившись по согласию двух сторон, Алексей Владимирович Черников больше не возвращался в школу 1557.

Учителю нельзя отвечать на провокацию

Ольга Довгилова, юрист:

Па первый взгляд, действия учителя, которые подтверждают многочисленные свидетели (открытые источники, обращения школьников, явившихся наблюдателями конфликтной ситуации, родители школьников), правомерны. Однако с точки зрения правовой оценки, которую должен дать следственный орган по обращению школьника-заявителя, действия учителя будут анализироваться более детально и формализованно, с учетом свидетельских показаний.

Если говорить о правовом аспекте должных действий учителя, то здесь трактовка однозначна: педагог должен приложить все усилия для недопущения личного контакта.

Даже вполне безобидные действия могут быть использованы противной стороной в личных, корыстных целях

Действия мальчика, несомненно, носят провокационный характер. И в таких ситуациях учителю нельзя делать ничего, что может быть расценено как ответ на провокацию.

Ему необходимо было обратиться к вышестоящему должностному лицу — руководителю образовательного учреждения. Затем поставить вопрос на собрании с родителями, оповестить школьного психолога о подобных неоднократных действиях, написать служебную записку на имя руководителя образовательного учреждения с подробным изложением обстоятельств.

Если говорить о педагоге как о спецсубъекте — то есть вне уголовно-правовой сферы, общей для всех граждан (побои, причинение вреда здоровью и проч.), — то здесь может быть нарушена часть 1 ст. 48 Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», которая обязывает педагогических работников в том числе соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики, формировать у обучающихся культуру здорового и безопасного образа жизни.

Просто подменили факты

«Эту кампанию я сама невольно затеяла», — говорит 11-классница Виктория, администратор неофициальной школьной медиаплощадки Students Tomorrow, на которую подписаны чуть больше 1350 человек.

Виктория описывает свои отношения с педагогом как доверительные: «Его уход меня не просто шокировал… Я буквально рыдала взахлеб пару дней. Соответственно, молчать ну никак не могла. Мы с другими неравнодушными учениками думали, что нам делать».

Вскоре среди детей, учителей и родителей стала появляться дезинформация. Писали, что на урок опоздал не Даниил, а совсем другой мальчик, а Даниил вообще хотел его спасти от ударов Черникова, о том, что Черников бил Даниила ногами.

«Такая трактовка событий нас сильно возмутила, и мы сошлись на том, что стоит как минимум осветить [их] в маленькой газете, — говорит Виктория. –Некоторые издания звонили в школу, а директор… ввела, скажем, цензуру. Просто подменили факты».

По словам Виктории, школьников потрясло известие об увольнении учителя: «Алексей Владимирович вышел из кабинета с вещами, направился к выходу. Почему-то никто не нашел слов. Наверное, потому, что еще не до конца тогда осознали». К вечеру инициативная группа школьников создала петицию, которая набрала около тысячи подписей меньше чем за 12 часов.

Есть гораздо более дикие случаи

Алексей Черников:

В подобных ситуациях учитель должен защищать не себя — он должен защищать детей, которые находятся в классе и наблюдают хулиганство.

Представьте, что подобное происходит в общественном месте с простыми людьми. Уберем ярлыки «учитель» и «ученик». Человек себя ведет таким образом. Что нужно сделать? Вывести его — это нормально. Но мы перемещаемся в школу, и все резко меняется.

До этого дня я пытался решить наш с Даниилом конфликт. Его отводили к администрации школы, но беседа с ним ничего не дала. Я не уведомлял о беседе мать Даниила, это должно было сделать руководство школы.

Кроме того, в начале года у родителей была возможность подойти ко мне в одну из суббот и пообщаться. Матери Даниила не было. С ней у нас был только продолжительный диалог на платформе MS Teams по поводу оценивания работ сына.

Когда ребенок раз за разом на слова, что нельзя себя так вести, может пожать плечами и сказать: «А в чем проблема? Я себя так веду, нормально», — вот как себя вести учителю? Ответ один — терпеть, повторять одно и то же, надеясь на другой результат. Испытывать бессилие оттого, что не можешь защитить ни себя, ни детей.

И тогда, и сейчас я оценивал свои действия как недопустимые для педагога. Кто-то мне говорит: «Ты поступил правильно. Вот смотри, вот закон, вот второй, вот третий закон».

Но в глубине души я понимаю, что педагог не должен так делать

Дальше возникает вопрос: а что делать, если это единственный способ защитить детей, их право на образование? Есть гораздо более дикие случаи, когда ребенок в классе стульями кидается в одноклассников, тыкает им ручкой в глаз и все равно продолжает учиться. Детей мы не можем защитить, понимаете? Вот о каком бессилии я говорю.

Я не могу прокомментировать ни повреждения Даниила, ни метод их получения. Судмедэкспертиза должна поставить финальную точку в этой истории. Я принял решение, что Даниила надо удалить из класса и урок все-таки закончить. Соответственно, цели причинять ему боль, наносить повреждения у меня, естественно, не было.

Я вывел его, посадил на диванчик и рефлекторно осмотрел. Порванную одежду — нет, не заметил. Какие-то видимые телесные повреждения — нет, не заметил. Даниил был внешне здоров, довольно улыбался. Был немного растрепан, но был доволен. И я на этом моменте ушел, а что там дальше происходило, точно вам сказать уже не могу.

Ольга Довгилова, юрист:

Федеральный закон устанавливает условия неприменения насилия в отношении ребенка. Правда, ответственность по конкретной статье применяется только на основании УК РФ, КоАП РФ.

В частности, в образовательном учреждении имеются представители ЧОП, которые, согласно заключенному с образовательным учреждением договору, должны помогать решать такие конфликты.

Педагогам надлежит использовать весь комплекс мер: обращение к вышестоящему должностному лицу, вызов представителя ЧОП — охранника, следящего за порядком в школе.

В каждом общеобразовательном учреждении утверждены правила поведения. Обязательно имеется договор на образовательные услуги, который устанавливает права и обязанности как школы, так и ученика. Следуя их положениям, учитель имеет право удалить ученика с урока, не применяя физическую силу.

Конфликт перешел в «очную» стадию

Наталья К., мать Даниила:

Я сразу скажу, что мне очень жаль, что ситуация сложилась так, как сложилась. К сожалению, я не смогла самостоятельно найти контакт педагога, чтобы поговорить с ним и разобраться в ситуации, а школа была против.

Даня правда сложный ребенок, и я не оправдываю его поступок. Такое поведение я осуждаю, но и я, и сын готовы нести за это ответственность. Я также понимаю вину перед педагогическим коллективом и перед самим Алексеем Владимировичем.

Конфликт с педагогом был затяжным, а причиной его, возможно, была взаимная личная неприязнь. Алексей Владимирович ставил классу множество двоек, и мы решили заниматься физикой с репетитором. Даня подтянул свои знания, но преподаватель не стал это признавать и обвинял в списывании. На дистанте доказать обратное трудно.

Но так же трудно изводить преподавателя полгода — а именно об этом пишут некоторые СМИ, в которых разбирается наша ситуация. Уроки проходили на платформе MS Teams, там можно легко вести запись. Осенью, когда дети вышли в школу, сын болел, поэтому количество очных занятий можно сосчитать по пальцам.

Словом, учитель ребенку не верил и знаний его не признавал, и Даня очень переживал из-за этого, потерял мотивацию к учебе

Я уведомляла администрацию школы о сложившейся ситуации, просила как-то разрешить ее, но нам не смогли предложить ничего, кроме самостоятельного решения конфликта. Мы разобраться не смогли, я написала жалобу в Департамент образования и уведомила об этом администрацию школы.

При этом школа не извещала меня о проведении профилактических бесед с моим сыном. Я сама обращалась к педагогу и администрации, но там мне отвечали общими фразами. В разговоре с А. В. Черниковым по MS Teams я отметила пренебрежительный тон педагога.

В январе школа вышла с дистанта, а конфликт перешел в «очную» стадию.

Со слов преподавателя, Даня опоздал на урок 1 февраля, повел себя некорректно. И тем не менее я задаюсь вопросом: неужели сейчас у преподавателя нет другого рычага воздействия? Неужели нельзя было вызвать директора, составить протокол и наложить штраф на меня, а Даню поставить на учет? Неужели физическая ситуация была единственным способом решения проблемы?

Замечу, что, согласно версии моего сына, учитель его схватил за горло, а не за ворот, придавил к стене — и придавил так, что на коже остались кровоподтеки и след от трех пальцев на одной стороне шеи, и от одного — на другой. Преподаватель вышвырнул Даню в коридор, тот упал — правда, ни обо что не ударялся. Учитель прикрыл дверь класса, дал сыну кулаком под дых — у Дани перехватило дыхание, он скрутился и не смог ни убежать, ни закричать. Тогда уже учитель потащил Даню на диванчики рекреации.

Администрация школы вызвала скорую: Даня испытывал боль в груди на вдохе. Скорая зафиксировала кровоподтеки — не «приехала — уехала», как написано в петиции. Врач продемонстрировал мне все следы. Я была шокирована тем, что они настолько явные.

У сына была порвана кофта — администрация ее зачем-то зашила, хотя она, наверное, считается вещественным доказательством

Вряд ли они часто после потасовок зашивают кофты. У них, как я понимаю, есть записи с камер наблюдения, но мне с ними ознакомиться не дают. И это тоже вызывает вопросы.

Еще на месте был инспектор по делам несовершеннолетних: он опросил Даню, осмотрел место происшествия и отправил нас в травмпункт. Там еще раз зафиксировали ушиб грудной клетки, кровоподтеки в области шеи и груди.

Сейчас Даня и вся наша семья подвергаются травле. Ему без конца пишут, звонят и не стесняются в выражениях. В конфликт втянули даже бабушку Дани, которая не знала о его конфликте с учителем.

Даня — талантливый мальчик, который может получать отличные оценки. В прошлом году, например, он получил путевку в «Артек» за музыкальные и спортивные достижения.

У меня есть записи с голосовыми сообщениями девочки, которая начала травлю. Она там рассуждает, что надо бы найти свидетеля, который мог бы дать такие показания, какие выгодны стороне защиты педагога [записи есть в распоряжении редакции].

Но я хочу подчеркнуть: я не настаивала на увольнении, а просила разобраться в произошедшем. И надеюсь, сейчас это и происходит. Не хочется делать поспешных выводов, ведь в конфликте всех есть вина двух сторон.

Виктория, основательница кампании в поддержку А. В. Черникова, о травле Даниила К.:

«С Даниилом мы лично не знакомы. Я учусь в 11-м классе, а он в 8-м. Я написала ему как-то и спросила, добился ли он того, чего хотел. И искренне сказала ему о том, что мне предстоит вести эту кампанию, держать аудиторию в курсе происходящего и мне очень хотелось бы его понять. Он лишь повторял одно и то же: «А что вы мне сделаете?» На этом наше взаимодействие закончилось.

В школе спустя неделю после происшествия Даниил К. уже никого не интересует. Есть, конечно, мальчишки, у которых до сих пор чешутся кулаки, но после понедельника он в школе не появлялся и вряд ли появится. Однако осталась тенденция его высмеивать и подтрунивать: этим ребята надеятся его пристыдить и достучаться до остатков его совести».

Ощущение, что тебя сломали пополам

Администрация школы сдержанно реагирует на освещение ситуации в СМИ. Портал «Зеленоград.ру» опубликовал сообщение, рассылаемое администрацией по родительским чатам. Это сдержанный призыв дождаться окончания разбирательства правоохранительных органов.

Но защитная кампания не затухает. На нее по-разному реагируют сотрудники и родители. Но 11-классница Виктория говорит, что многие «дают советы, говорят, куда можно еще обратиться, сообщают информацию о денежных сборах на правозащитника Черникову и говорят, что мы все делаем правильно».

Каждая новая публикация в СМИ становится поводом для промывки мозгов

«Промывка мозгов состоит из рассказов администрации о том, как мы портим жизнь Алексею Владимировичу, порочим честь и доброе имя школы, не даем замять конфликт без лишнего шума, ведем себя как эгоисты, хотим вернуть лишь „любимую игрушку“, — пересказывает Виктория содержание разговоров с администрацией. — Выходит так, что ты выходишь из кабинета с ощущением, что тебя сломали пополам».

Как можно не хотеть вернуться к детям?

Алексей Черников:

Когда речь зашла об увольнении по соглашению двух сторон, которое не подразумевало бы двухнедельной отработки с походами в школу, я с радостью ухватился за это предложение. Подписал его добровольно — на меня никто не давил.

Хочу ли я вернуться в школу? А как можно не хотеть вернуться к детям, с которыми ты столько времени работаешь? Хотелось бы вернуться к детям, родительскому сообществу, учителям. Но как человек трезвомыслящий и понимающий обстоятельства и закон, я считаю, что это практически невозможно.

Что до возникшего детского движения и его бесконтрольного развития, в тот день я был не в лучшем виде и крайне лапидарен в общении

Возможно, будь я в другом состоянии, будь я чуть покрепче и не расклейся так сильно, я бы включился как-то и что-то бы получилось, но увы, этого не случилось.

Протест в сложившейся ситуации возник стихийно и без моего влияния. Дети борются уже не столько за меня, сколько за право быть услышанными и уважаемыми.

Ольга Довгилова, юрист:

Учитель может вернуться работать в школу в том случае, если расторжение трудового договора произошло по обоюдному согласию.

Если бы педагога уволили в одностороннем порядке, то при отсутствии установленной вины работника он мог бы обоснованно оспорить такое увольнение.

Если по итогам расследования будет опровергнут ряд заявленных фактов, то педагог вправе возобновить трудовую деятельность в том же учреждении.

Как учитель может защитить себя в подобной ситуация? Если мы говорим о противоправных действиях со стороны школьника, то преподавателям следует обращаться в прокуратуру и УМВД (в случае побоев, например, в отношении педагога, причинения какого-либо вреда здоровью). Это уголовно-правовая сфера. Если речь идет о защите чести и достоинства, то необходимо обращаться с иском в суд в рамках ГК РФ.

На какие подпункты ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» необходимо обратить внимание педагогу для защиты своих прав:

1) Свобода преподавания, свободное выражение своего мнения, свобода от вмешательства в профессиональную деятельность;

2) Свобода выбора и использования педагогически обоснованных форм, средств, методов обучения и воспитания;

3) Право на творческую инициативу, разработку и применение авторских программ и методов обучения и воспитания в пределах реализуемой образовательной программы, отдельного учебного предмета, курса, дисциплины (модуля);

4) Право на выбор учебников, учебных пособий, материалов и иных средств обучения и воспитания в соответствии с образовательной программой и в порядке, установленном законодательством об образовании;

9) Право на участие в управлении образовательной организацией, в том числе в коллегиальных органах управления, в порядке, установленном уставом этой организации;

10) Право на участие в обсуждении вопросов, относящихся к деятельности образовательной организации, в том числе через органы управления и общественные организации;

11) Право на объединение в общественные профессиональные организации в формах и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации;

12) Право на обращение в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений;

13) Право на защиту профессиональной чести и достоинства, на справедливое и объективное расследование нарушения норм профессиональной этики педагогических работников — ст. 47, Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 08.12.2020) «Об образовании в Российской Федерации».

Читайте также
Комментарии(153)
Все уйдем из школы, если вот такие оторвы попадутся на учительском пути. Пусть мама, воспитавшая такого чудесного мальчика учтет, что в жизни учителя ее сын- неприятный фрагмент. А вот в ее жизни- он беда и КОНСТАНТА навсегда.
Конфликт. Правоохранительные органы готовы наказывать, но не примерять. Общественное мнение требует справедливости, а не примирения. Можно было показать, что конфликт возник из-за ошибок с обеих сторон? Понимание собственных ошибок воспитывает желание избегать конфликты в последующей жизни. Победа или поражение в тяжбе воспитывает непримиримость. Взглянем на проблему через последствия для воспитания школьников. Дети, втянутые в обсуждение конфликта, извлекут ли для себя уроки, что поиск путей примирения лучше победы какой-либо стороны в ходе конфликта? Будут ли они в жизни искать примирения или стремиться к бескомпромиссной борьбе? Поймут ли учителя других школ, что любой конфликт влияет на воспитание? И поймут ли родители, что победа в бескомпромиссной борьбе затруднит воспитание в ребенке качеств, необходимых для взаимодействия в трудовом коллективе? Руководству школы надо сейчас не забыть о задачах воспитания, а иначе конфликты с открытым обсуждением будут происходить всё чаще.
Думаю, что учитель правильно сделал, что уволиося. И больше ему не надо возвращаться в школу. Ни в эту, ни в любую другую. Профессий на свете множество, кроме педагогики
Как ни странно, но только для мамы их дети чудесные. Естественно, мать должна защищать своего ребенка. Но…всегда есть жирное НО. Вот оно то и отравляет другим сосуществование рядом с таким Чудесным ребенком. Что же вы такого чудесатите со своими детьми, что вырастает вот Это? Подростковый возраст проходят все, но не все ведут себя так мерзко. И начинается такое поведения с младенчества. При правильном воспитании поведение ребенка корректируется. Задумайтесь, что с ним будет, если нарвется на таких же или ещё отмороженные? Там и не найдете виноватых.
К сожалению, эти слова про «должна защищать» в большинстве случаев понимают неверно! А психологи имеют в виду вовсе не «всегда считать своего ребенка правым»! Мать должна защитить в смысле не примкнуть к его противникам. Понять, принять, утешить, НО не пытаться при этом называть черное белым и трезво и честно смотреть на произошедшее: да учитель не имел права прикасаться к ребенку, а ребенок, по мнению мамы, имел право шумно входить в класс, хамски отвечать на замечания, неподчиняться требованию педагога? Вот такое искаженное понятие «защищать» и растит в детях осознание вседозволенности: если что, то мама-папа придут на помощь = кому хочу, тому хамлю… Ну учителя можно призвать к ответственности, приструнить, осудить, а случайного дядю на улице всегда ли удастся поймать и приговорить? Или мальчик так подло воспитан, что знает, кому он не сучка, а кому и сучкой побудет?
Показать все комментарии