«Информацией считаются и книги Толстого, и жёлтая пресса, и сайты знакомств». Что не так с маркировкой «18+»?

«Информацией считаются и книги Толстого, и жёлтая пресса, и сайты знакомств». Что не так с маркировкой «18+»?

2 167
4

«Информацией считаются и книги Толстого, и жёлтая пресса, и сайты знакомств». Что не так с маркировкой «18+»?

2 167
4

На этой неделе Минкульт издал приказ, согласно которому книги с маркировкой «18+» должны быть убраны из общего доступа в залах библиотек — хранить их предписано в фондах или специальных шкафах под замком. Вместе с работниками библиотек и учителями литературы мы попытались разобраться, есть ли в этом смысл и что получится на практике.

Что произошло?

27 июля на официальном портале правовой информации был опубликован приказ Министерства культуры РФ, который регламентирует правила предоставления и размещения библиотеками информационной продукции. Согласно новому документу, библиотеки теперь должны обеспечивать пространственную изоляцию детских фондов литературы от взрослых. Это означает, что книги с маркировкой «18+» или текстовым предупреждением «Запрещено для детей» должны содержаться в отдельном помещении, закрывающемся на ключ, или в отдельном зале для совершеннолетних. Если же возможность разместить книги в отдельном помещении отсутствует, то, согласно приказу, запрещенная для детей продукция должна размещаться «в отдельно стоящем шкафу (стеллаже или полке), находящемся под непосредственным контролем сотрудника библиотеки и расположенном вне доступа к нему детей».

Нововведения практически сразу вызвали бурю критики. Так, например, зампред комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин в эфире радиостанции «Говорит Москва» сказал, что «современные дети, увы, читают гораздо меньше, чем мы в своё время. И ещё больше ограничивать возможности чтения, мне кажется, крайне сомнительно. Мы прекрасно понимаем, что современные дети гуляют по интернету и там можно насмотреться такого, чего в книжках даже достаточно вольных не пишут».

А писатель и бывший учитель литературы Дмитрий Быков в интервью изданию «Подъем» отметил, что «любой запретный плод сладок и такая мера будет стимулировать ребёнка к чтению. Если он не сможет какую-либо книгу получить в библиотеке, он просто купит её или скачает в интернете, но в любом случае прочтёт. „Если книгу не выдают, значит, это что-то стоящее“, — подумает он. Я вообще думаю, если библиотеки запретят совсем, дети ринутся читать с утроенной энергией».

При этом для самих библиотек данная ситуация не сюрприз. Предыдущие поправки в закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» были внесены в октябре прошлого года. Согласно им, библиотекарей, продавцов книжных магазинов и билетеров в кинотеатрах уже наделили правом проверять документ, удостоверяющий личность, если непонятно, достиг ли совершеннолетия клиент, претендующий на информационный продукт с маркировкой «18+». Мы поговорили с ними о том, что получилось на практике.

Библиотеки и книжные магазины

Как сообщает mos.ru, в 411 из 440 московских библиотек сейчас действует единый читательский билет (ЕЧБ), а к концу 2020, по данным mos.ru, ЕЧБ планируют ввести во всех 440 читальнях города. Для оформления билета нужно иметь московскую прописку или регистрацию. Запись в библиотеку происходит при предъявлении документа, удостоверяющего личность. Дети младше 14 лет могут записаться только в присутствии родителя (опекуна, попечителя) и по его документам. Также для получения читательского билета подписывается договор о библиотечном обслуживании.

Официальный сайт мэра Москвы также отмечает, что ребенок имеет право записаться во взрослую библиотеку, а взрослый — в детскую

«ЕЧБ знает возраст читателя и не сможет выдать ему книгу, не соответствующую возрастной маркировке», — говорит директор Центральной городской детской библиотеки им. А. П. Гайдара Надежда Эрихман. Если ребенок хочет взять книгу, которая не подходит ему по возрасту, библиотекарь может порекомендовать прийти вместе с родителем, который, если сочтет нужным, возьмет эту книгу ребенку.

«Если к нам приходит ребенок за взрослой книгой, мы можем предложить ему позвать родителей, оставить выбор на их усмотрение. То же самое было в моем детстве, когда библиотекарь считал, что я до какой-то книги еще не доросла, и просил подойти маму или папу. Тогда я приходила с папой, и он брал мне рассказы Стивена Кинга, которые, по мнению библиотекаря, мне не подходили», — рассказывает сотрудница Центральной городской молодежной библиотеки им. М. А. Светлова Анна Смирнова.

Кстати, помощь родителей может потребоваться и когда ребенок пришел в библиотеку за книгой из списка школьной литературы. К произведениям, которые в новых изданиях встречаются с маркировкой «18+», относятся «Тихий Дон», «Мастер и Маргарита», «Доктор Живаго», «Преступление и наказание», «Герой нашего времени» и другие. «У нас в каталоге одно и то же произведение в разных изданиях может встречаться с маркировкой „12+“ или „18+“, речь в том числе идет и о русской классике», — рассказывает Анна Смирнова.

«Издатели перестраховываются, опасаясь штрафов, проверок, и вынуждены маркировать абсолютно всё. Одна и та же книга у разных издателей может быть промаркирована „12+“, „16+“ и „18+“. Это похоже на самоцензуру, что, конечно, не хорошо».

Проблема закона в том, что понятие «информация» в нашем законодательстве имеется, а термина «произведение литературы» нет

«Под определение информации подпадают и произведения Льва Толстого, и жёлтая пресса, и сайты знакомств в интернете», — комментирует ситуацию председатель Комитета по электронным ресурсам и цифровой трансформации книжного рынка Российского книжного союза Елена Бейлина.

При этом маркировка распространяется не на всю литературу, представленную в библиотеке, а только на книги, изданные после 1 сентября 2012 года, когда в силу вступил закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». То есть книги без маркировки выдаются читателям из фондов библиотек без ограничений.

Денис Курлов, преподаватель литературы московской школы № 2097:

Использовать маркировку в том виде, в котором она есть сейчас, я бы не стал. Маркировка не должна ограничивать доступ к произведениям, которые, с одной стороны, сложны, но, с другой, необходимы для освоения, без знакомства с которыми ребенок не получит полноценного образования.

Не во всех произведениях, которые я не рекомендовал бы читать детям, есть сцены жестокости и насилия, они просто могут быть сложны с точки зрения осмысления. На мой взгляд, при маркировке стоит учитывать сюрреалистичность произведения и многое другое. Это явно сложная работа, требующая ревизии, осмысления, должны быть учтены мнения преподавателей из разных сфер и ученых.

Есть ряд текстов преимущественно романного жанра, которые необходимо маркировать. Например, роман «Тихий Дон». Да, это великая литература, но одновременно это очень сложное произведение по проблематике, оно явно не подходит для детей в возрасте 15–17 лет. В нем есть много деталей, которые предназначены для сформировавшейся личности. Например, сцена из начала романа об истории происхождения семьи Мелеховых. Как родился отец Григория Мелехова? Его дед вернулся с Русско-турецкой войны вместе с турчанкой, которая не знала русского языка и поэтому молчала. Дикие по нравам люди из общества казаков считали, что она ведьма. Они ворвались к турчанке в дом, вытащили ее на улицу и насильственным образом пытались на нее воздействовать. После у нее случаются преждевременные роды. Сегодня «Тихий Дон» проходят в 11-м классе. На мой взгляд, обсуждать это произведение с несовершеннолетними подростками — дело рискованное.

Если библиотекарям при выдаче книг не приходится определять возраст посетителей с помощью документов, так как в читательском билете есть эта информация, то в книжных магазинах ситуация складывается иначе. Продавцы и до вступления поправок в силу могли попросить у покупателя паспорт, теперь же эта возможность закреплена законодательно.

Кроме того, нововведения коснулись так называемой проблемы 100 метров. Согласно закону, распространение информации, запрещенной среди детей, вблизи границ школ, садов и прочих детских учреждений на расстоянии менее чем 100 метров запрещено. Но, по словам Елены Бейлиной, в сельских библиотеках взрослая и детская литература расположена в одном помещении, и выполнить требование о 100 метрах невозможно. Новая редакция дает право регионам уменьшить это расстояние применительно к конкретным населенным пунктам (с учетом особенностей и плотности застройки), но не более чем на 50 метров, что вряд ли решит проблему сложности исполнения содержащихся в законе требований.

Екатерина Байкова, преподаватель литературы московской школы № 2097:

Маркировку, которая существует сегодня, стоит пересмотреть. Её критерии должны быть современны. Сегодня детям не продают книги из школьной программы, об этом фельетоны можно писать. Задача взрослых состоит в том, чтобы ребенок читал литературу, которая соответствует его развитию. А дети развиваются по-разному, это нужно учитывать.

А что с кино?

До принятия поправок кинотеатры, так же как и сегодня, не должны были продавать детям билеты на фильмы с маркировкой «18+», но право проверять документ, удостоверяющий личность, было закреплено законодательно только с момента вступления в силу поправок, в октябре 2019 года. «Документы мы запрашивали и раньше, отказов в их предоставлении не было, это в большинстве случаев воспринималось посетителями как нормальное требование», — прокомментировали ситуацию в пресс-службе сети кинотеатров «Каро».

Также нововведения затронули правила демонстрации рекламы фильмов перед показом. Теперь, согласно закону, в анонсах не допускается использование фрагментов фильмов, содержащих информацию, запрещенную для распространения среди детей.

Если вы собираетесь пойти в кино с ребенком, стоит помнить о том, что, согласно закону, на фильмы с маркировкой «18+» детей не должны пускать даже в сопровождении родителей. Исключение действует только по отношению к маркировке «12+». Если ребенок достиг шести лет, то его пустят посетить сеанс фильма со знаком «12+» в сопровождении родителя.

Стоит отметить, что за нарушение требований закона предусмотрен штраф: для физического лица — от 2 до 3 тысяч рублей, для должностного лица — от 5 до 10 тысяч рублей, для юридического лица — от 20 до 50 тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.


Освободить произведения искусства и литературы от излишней и неоднозначной маркировки предлагается в поправках в закон «Основы законодательства РФ о культуре», которые на данный момент приняты Госдумой в первом чтении. Законопроект предполагает введение рекомендаций вместо промежуточных знаков («Для семейного чтения», «Для семейного просмотра», «Для семейного посещения», «Для дошкольников», «Для детей младшего школьного возраста» и других), но при этом сохранение маркировки «18+». Судьба законопроекта пока неизвестна: последние несколько месяцев он все еще находится на стадии рассмотрения в первом чтении в Государственной думе.

Иллюстрации: Shutterstock / Huza Studio

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(4)
Подписаться
Комментарии(4)
Родители не обязаны подчиняться решениям любых должностных лиц. Это записано в законе по образованию. Нужная цитата об этом на цветном фоне в конце статьи «Воспитайте айтишника!» (https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/24693-vospitay-aytishnika). Меня не очень волнует этот приказ, так как мои дети не ходят в библиотеку. Дома гораздо больше тысячи томов, но интернет для них удобнее. Большой экран, на котором можно создать любой размер шрифта, найти много иллюстраций, сразу что-то пояснить для себя в процессе чтения. Работники библиотек заботятся о юных читателях: что-то порекомендуют детям, предлагают кружки, не запрещают сматрфон, организовывают встречи с писателями и журналистами. Приказ характеризует оторванность от реальной жизни и замшелость аппарата Минкульта. Именно убогость этого приказа и вызвала столь бурную на него реакцию.
Государственные институции продалжают демонстрировать свой идиотизм и мракобесие.
1. по закону эти маркировки рекомендации для родителей.
2. не знаю, кто занимался этими возрастными маркировками, но сделано это рандомно и тупо.
3. что читать и смотреть детям можно — это решение родителей.
4. не представляю современного ребенка, который пойдет в библиотеку за бумажной книгой. Если ему припрет что-то прочитать, он довольно быстро добудет нужный текст при помощи своего приятеля гугла.
По поводу инициатив чиновников отлично сказал авторитетный педагог Евгений Ямбург на https://echo.msk.ru/blog/e_yamburg/2683587-echo/
Показать все комментарии
Больше статей