«Космонавтами не смогут стать люди, которые знают физику, но не хотят слышать о литературе» | Мел
«Космонавтами не смогут стать люди, которые знают физику, но не хотят слышать о литературе»
космос

«Космонавтами не смогут стать люди, которые знают физику, но не хотят слышать о литературе»

Александр Калери — о том, какими качествами должен обладать будущий космонавт
8 732
19

«Космонавтами не смогут стать люди, которые знают физику, но не хотят слышать о литературе»

Александр Калери — о том, какими качествами должен обладать будущий космонавт
8 732
19

«Космонавтами не смогут стать люди, которые знают физику, но не хотят слышать о литературе»

Александр Калери — о том, какими качествами должен обладать будущий космонавт
8 732
19

Герой России, инструктор-космонавт-испытатель, член комиссии по отбору в отряд космонавтов и руководитель лётно-космического центра РКК «Энергия» Александр Калери летал в космос пять раз и в общей сложности провёл 769 дней на борту МКС. Он рассказал «Мелу», как сегодня учатся космонавты и какую профессию лучше выбрать, чтобы в будущем полететь к другим планетам.

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену

В первый раз вы полетели в космос в 1992 году. Требования к космонавтам сильно изменились с того времени?

Порядок отбора в космонавты изменился гораздо позже, в 2011 году. До того в России было несколько отрядов космонавтов, и я занимался отбором только в один из них — набирал гражданских космонавтов-испытателей в РКК «Энергия». Сейчас всех космонавтов выбирает только ЦПК, Центр подготовки космонавтов.

До 2011 года мы руководствовались теми принципами, которые закладывал ещё Сергей Павлович Королёв. Ещё в начале 1960-х было очевидно, что предстоящие полёты в космосе станут сложнее, продолжительнее. Задачи для специалистов в космосе тоже становятся масштабнее: отрабатывать в полёте новые системы, виды работ, изделия и в конечном итоге собрать на околоземной орбите тяжёлый межпланетный корабль (ТМК) и подготовить его к межпланетному полёту.

Александр Калери, космонавт-бортинженер международного экипажа перед началом полёта космического корабля «Союз ТМ-14», 1992 год / Фото: РИА Новости (Владимир Родионов)

После первых полётов Гагарина и Титова стало ясно, что здоровый подготовленный человек в космосе может не только работать, но и жить. Дальше нужно было решать целевые задачи. По замыслу Королёва, для работы в космосе следовало привлекать специалистов, инженеров и учёных, непосредственно работающих в космической отрасли. Специалисты-космонавты должны были выполнять космические полёты без отрыва от основной производственной деятельности.

Учёные должны и в космосе заниматься исследованиями, инженеры — созданием космической техники

Это было нужно, чтобы они могли оставаться хорошими специалистами в своей области. Так росла их квалификация, а полётный опыт реализовывался бы в новых разработках.

В космонавтах Королёв хотел видеть одновременно и специалистов, которые занимаются разработкой, испытаниями и подготовкой к полёту космических аппаратов, и учёных, которые ведут исследования в полезных для космических полётов научных областях. Он считал, что из толкового инженера, который умеет работать с космической техникой, проще сделать космонавта, чем из лётчика, которого инженерному делу ещё нужно научить.

Королёв был прав, потому что сегодня в космических полётах, помимо управления и пилотирования космических аппаратов, нужно проводить технические испытания и решать сложные задачи в отрыве от Земли. Для этого необходимы комплексные знания. Вряд ли у кого-то их больше, чем у инженера, который работает в этой области.

Если изъять будущего космонавта из среды, в которой он формировался как специалист, и заставить его только готовиться к полётам, он перестанет быть тем, кто представлял на отборе интерес для комиссии.

Если лётчик не летает два-три месяца, его надо вводить в строй заново, то же самое и с врачом, которого нельзя без практики подпустить к больному

Специалист должен оставаться специалистом и только потом быть космонавтом. Сегодня в России действует другая система отбора космонавтов. Теперь они все — сотрудники Центра подготовки, а исследования и работа по специальности — не основное их занятие. Им стали подготовка к космическим полётам, то есть учёба.

Почему программа подготовки так изменилась?

Сам процесс подготовки к полёту в моё время и сейчас в сущности не изменился. Но нужно понимать, что подготовка зависит от потребностей полёта и стоящих перед экипажем задач. Сейчас наша единственная программа — это МКС. Строительство станции по документам завершилось в 2009 году, уже идёт второй этап — её использование.

Кораблём-спасателем, на котором можно эвакуироваться с МКС в случае аварийной ситуации или ЧП, всегда был «Союз» (американский «Шаттл» только привозил космонавтов на станцию и увозил их домой). Вместимость «Союза» — три человека, поэтому экипаж на первом этапе всегда состоял из трёх человек. Между русскими и американцами в тот период должно было быть равенство. Но поскольку из трёх человек равенства не сделаешь, решили космонавтов чередовать: в одной экспедиции — два американца и один русский, в следующей — два русских и один американец.

Александр Калери на борту МКС, 2004 год / Фото: NASA

При этом на борту МКС всегда было два сегмента — российский и американский. Получалось, что в экипаже из трёх человек на одном сегменте работало всякий раз больше специалистов, чем на другом. Поэтому нам нужно было знать оба сегмента, чтобы работать на обоих и быть готовыми ко всему. Эти сегменты отличались: всё-таки разные инженерные школы. Поэтому на первом этапе строительства МКС от космонавтов требовалась более глубокая техническая подготовка.

На второй стадии, когда станцию уже не строили, а использовали, на МКС стал работать экипаж из шести человек. Получилось, что на каждом сегменте хватает своих космонавтов и астронавтов. Зато возросла доля научных экспериментов, которые проводили на борту. Отсюда — разные требования и объёмы подготовки у космонавтов в разное время.

Что нужно знать и уметь, чтобы сегодня пройти отбор в космонавты?

Прежде всего соответствующее образование. Отбор космонавтов ведёт ЦПК. Какие специальности востребованы, определяется обычно перед каждым отбором. Но, как правило, это инженеры, специалисты в аэрокосмической области. Те, кто подаёт документы на отбор, должны быть не старше 35 лет, иметь высшее образование и опыт работы по специальности не менее трёх лет.

На отборе специальная конкурсная комиссия и её подкомиссии проверяют их физическое состояние, способность учиться, кругозор, культурный уровень. Отбор длится более года. Последний начался в конце весны — начале лета 2017 года и закончился в августе 2018-го. Этот фильтр проходит всего несколько человек. На последнем отборе из более чем 400 участников кандидатами в космонавты стали восемь человек.

Межведомственная комиссия каждый раз заново определяет, сколько космонавтов нужно набрать. Они руководствуются потребностями космической программы и численностью действующего отряда космонавтов.

Ежегодно, по статистике, из него уходят два-три человека: люди стареют, теряют здоровье, у них могут измениться приоритеты. А если программа полётов стабильная, отряд нужно пополнять регулярно.

Сколько времени пройдёт, прежде чем кандидат в космонавты отправится в полёт?

Обучение состоит из трёх этапов. Сначала кандидаты в космонавты проходят курс так называемой общекосмической подготовки. Он длится около двух лет, после чего они сдают государственный экзамен. Тех, кто с ним справится и подтвердит хорошее состояние здоровья (а космонавт должен делать это каждый год), из кандидатов переводят в космонавты. Общекосмическую подготовку космонавт в своей карьере проходит только один раз.

Затем они готовятся в группе специализации, где досконально изучают те космические аппараты, на которых придётся летать, их конструкцию, правила и условия эксплуатации, действия в нештатных ситуациях. Прежде всего — корабль «Союз» и российский сегмент МКС. По каждой системе — экзамен. В общей сложности космонавт за свою карьеру сдаёт несколько сотен экзаменов.

Александр Калери (справа) и космонавт Олег Скрипочка / Фото: Центр подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина

Третий этап — подготовка в составе экипажа. Один полёт обычно длится полгода. Их количество зависит от программы полёта. Когда экипаж сформирован, команда, которая летит впервые, два — два с половиной года готовится к своему полёту, а те, кто уже летал, поменьше: полтора-два года. В это время они отрабатывают конкретные полётные операции, которые им предстоит выполнять. Это могут быть, например, научные эксперименты, ремонтные, монтажные работы.

При этом второй или третий раз на МКС каждый космонавт может полететь не раньше, чем через два с половиной или три года после предыдущего полёта. После полугода на МКС ещё приблизительно столько же уходит на восстановление. После этого космонавт готовится к следующему полёту в составе дублирующего экипажа на протяжении полутора лет, и ещё полгода — в составе основного экипажа.

Два экипажа готовятся для надёжности, чтобы в случае необходимости можно было заменить космонавта или экипаж целиком. Если нештатных ситуаций не происходит, дублирующий экипаж ждёт полгода, пока основной вернётся из полёта, и затем сам переходит в основные и отправляется на МКС.

Требования к здоровью космонавтов не стали мягче в последние годы?

Конечно, техника совершенствуется и требования к здоровью нынешних космонавтов не сравнить с требованиями к первым. Они были гораздо более жёсткими. Первых космонавтов, по сути, отправляли в неизвестность. Сейчас мы накопили достаточно опыта, чтобы понять, какие нагрузки они получают в космосе, поэтому требования к состоянию здоровья и различным отклонениям более мягкие. Например, вестибулярная устойчивость может быть более слабая, а зрение — менее острым.

Хронические заболевания раньше категорически не допускались. Если бы раньше у космонавта обнаружили гастрит в лёгкой форме, то его бы отчислили

Сейчас его сначала обследуют (положительная или негативная динамика у заболевания), полечат, и если всё будет хорошо, то могут даже допустить к полёту.

Подготовка космонавта — это сложный и длительный процесс, всегда хочется, чтобы он мог совершить не один, а несколько полётов. Поэтому отбирают людей с крепким здоровьем, которые могут выдержать полёты и годы подготовки. Полёты ведь здоровья не прибавляют. После первого полёта я заметил, как изменились мои физические данные. Например, показать ту же скорость в беге и быстроту я не мог.

Дело в том, что в невесомости быстрота движений противопоказана и мышцы, которые отвечают за быстроту, деградируют. В принципе, если есть время и желание, их можно вернуть в прежние кондиции с помощью специальных методик для спортсменов. Но мне это сильно не мешало, поэтому я не занимался.

Александр Калери и англо-американский астронавт-исследователь НАСА Майкл Фоул  встречают Рождество и Новый год на борту МКС, 2003 год / Фото: NASA

Я сейчас ношу очки, полёты отчасти были причиной падения зрения. Несмотря на то что на иллюминаторах есть защитное покрытие, на глаза в полёте сильно воздействует ультрафиолет. Также, видимо, сказывается недостаточная освещённость некоторых отсеков станции, где приходилось работать. Сегодня нередко возрастные космонавты отправляются в полёт в очках.

Как экипажи готовятся к полёту? У них есть расписание занятий, учебные классы с партами, как в вузе?

Расписание космонавта на каждый день готовит учебный отдел ЦПК. Как правило, в нём теоретические занятия совмещаются с практическими на тренажёрах. У каждого космонавта своя программа подготовки.

Лекции космонавтам читают преподаватели-инструкторы, которые изучают системы космических аппаратов, готовят учебные пособия и проводят занятия. Тренировки в тренажёрах проводят инструкторы комплексной или специализированной подготовки, которым, помимо хорошего знания всех бортовых систем корабля или станции, необходимо ещё и понимать деятельность членов экипажа в полёте. Надо сказать, что таких преподавателей в наших вузах нигде не готовят. Приходится готовить их самостоятельно в ЦПК.

Школьникам, которые сегодня задумываются, пойти ли им в космонавты, как бы вы посоветовали готовиться?

Люди уже научились жить и работать на околоземной орбите, это обычное явление. В основах государственной политики России в области космонавтики поставлена задача расширения деятельности на орбите, а дальше — уходить с низкой орбиты на высокие и к другим планетам.

Работа у других планет будет проходить в гораздо более тяжёлых условиях, чем сейчас. Судите сами. Сегодня у космонавтов на МКС есть корабль-спасатель, пристыкованный к станции. В случае аварийной ситуации экипаж просто садится в корабль и через пару часов оказывается на Земле. Всем необходимым станцию постоянно обеспечивают грузовые корабли с Земли. Теперь представьте расстояние от Земли до Луны. Туда нужно лететь четыре дня. Значит, там уже не обеспечишь таких же запасов и такой же безопасности, как на МКС.

Экипажу, пусть и с поддержкой с Земли, придётся своими руками и своей головой бороться за свою жизнь и за живучесть станции в аварийной ситуации. Чтобы эти задачи решать, нам будут нужны специалисты такого уровня, о которых говорил Королёв.

Александр Калери, Скотт Келли (по центру) и Олег Скрипочка (сверху) перед стартом корабля «Союз ТМА-М» в 2010 году / Фото: NASA (Carla Cioffi)

Сейчас космонавты — универсалы поневоле: на МКС очень много направлений работы, а специалистов на борту — всего шесть. Они выполняют инструкции, которые пишут на земле. Они работают на научной аппаратуре, которая создана для выполнения работы неспециалистами. Вся полученная информация обрабатывается учёными на земле.

Для повышения эффективности научных исследований в космосе все специалисты должны быть на борту, как это делается в морских или полярных экспедициях. Там есть инженеры, которые поддерживают работу станции, и научный персонал, который собирает первичную научную информацию, обрабатывает её и домой возвращается уже с готовой научной продукцией. При упрощении доступа на орбитальную станцию в широком смысле этого слова подобная организация работы в космосе становится возможной.

С другой стороны, в экспедициях в дальний космос нужны как раз универсалы. Они должны будут работать в режиме повышенной автономности. Замедление сигнала связи до Марса может достигать десятков минут. Можно ли в таком режиме, особенно при аварийной ситуации, работать? Нет! Значит, нужно рассчитывать на свои силы.

В обоих случаях космонавт должен быть хорошим специалистом и обладать системными знаниями, чтобы генерировать новые и творчески решать нестандартные задачи. Для этого нужно образование университетского типа широкого профиля.

Важно владеть разными способами мышления и всеми способами познания мира, не только научными и рациональными, но и эмоциональными

Чтобы привезти из дальних миров какую-то информацию, для этого её сначала нужно заметить, запомнить, сохранить, осмыслить. Проблема в том, что мы фрагментируем мир, чтобы его было легче изучить, а он един. В будущем космонавтами не смогут стать люди, которые знают физику и математику, но не хотят слышать о литературе и истории. И это серьёзный вызов нынешней системе образования, которая пока не готовит к тому, что понадобится в будущих дальних полётах.

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
7 советских фильмов о космосе, без которых нельзя представить наше детство
Чего боится Снусмумрик и какое хобби у Муми-папы: проверьте, что вы помните о муми-троллях
К комментариям(19)
Комментарии(19)
А много ли будет космонавтов? Не лучше заняться искусственным интеллектом и генетикой (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/83590-myetodika-ii)? Посмотрите, что ждет ближайшие поколения людей https://mityanikol.wixsite.com/sophisic-era
Автор заголовка статьи, видимо, не в курсе, что невозможно стать физиком, не хотя слышать о литературе. Язык физики -- это не только язык формул, но и язык описания явления -- язык литературы. Вторым экзаменом при поступлении на физический факультет всегда был язык по литературе и русскому язык, то есть, не знающих...
Показать полностью
Вы уж меня простите, но кому важно что именно сказал космонавт Калери в точности до запятой? Смысл его рассуждений и так понятен, а главное они, его рассуждения давно устарели. Если кто и станет космонавтом, то тот кто будет ближе к тем, кто решает кому быть космонавтом, а кому нет. Никакая физика, наука, в смысле, ...
Показать полностью
Все эти рассуждения типа, космонавтом нельзя стать или можно стать, если да кабы, физика с лирикой, нужно то, нужно сё, чтобы стать космонавтом, лётчиком или ещё кем-нибудь бороздящим океаны за бюджетный счёт - это всё пустое.
Наберите в поисковике: события в Барыбинске и ужаснитесь тому, что пришло на смену советс...
Показать полностью
набрала, ничего не выдает толком, кроме сбившего ребенка квадроциклиста. киньте ссылку лучше
Показать ответы (14)