«Не хочу в детский сад!». Кто такие «несадиковские» дети и при чём тут их родители

«Не хочу в детский сад!». Кто такие «несадиковские» дети и при чём тут их родители

Людмила Чиркова

95

22.12.2021

Ребёнок пошел в сад еще осенью, дело к Новому году, а он все так же плачет по утрам и не хочет заходить в группу. «Несадиковский», — констатируют знатоки из интернет-сообществ. Но что это значит? Неужели и правда существуют какие-то специальные дети, которым сад противопоказан? Детский психолог Вера Сафронова уверена: дело тут скорее в родителях.

Почему дети плачут

Ребенок в 2–3 года полностью зависит от взрослых. И именно родители, а не он сам, решают, что пришло время отправиться в детский сад. Кто-то отдаёт ребенка туда, потому что пора выходить на работу. Кто-то — чтобы выкроить свободное время на домашние дела и младших детей. Кто-то — просто потому, что батарейки разрядились и их нужно срочно подзаправить. Причины могут быть разными, и в целом после 3 лет ребёнок уже может без ущерба для нервной системы и психики отрываться от родителей на непродолжительное время и проводить его с другими людьми.

При этом важно понимать: детский сад — новое и непривычное для ребенка пространство, с отличными от семьи правилами. Там много других детей, а ещё другие взрослые, для которых он не центр вселенной. И совершенно нормально, если адаптацию к саду сопровождают регресс, слезы, истерики и даже частые болезни (они тоже могут быть следствием стресса). Этого не следует бояться: опытный и грамотный воспитатель, как правило, довольно быстро нащупывает подход к любому ребенку и помогает ему адаптироваться к новой среде.

Дети в возрасте 3–4 лет живут моментом: границ времени для них пока не существует. Каждый новый день в саду как новая жизнь. При этом эмоционально ребёнок все ещё очень прочно связан с родителями. И если мама или папа в момент адаптации к саду нервничают, вспоминают свой негативный опыт, сомневаются в том, что приняли правильное решение, дети начнут копировать это поведение.

Важный момент: ребенку может не нравиться в детском саду по объективным причинам. С ним могут грубо обращаться, у него могут быть конфликты с другими детьми, правила могут быть необоснованно строгими или нелогичными. Но, разбирая ситуации ниже, мы предполагаем: серьезных и объективных причин для недовольства все-таки нет, детский сад — хороший, к детям там добры. Человек просто привыкает к новой для себя среде. А мы пытаемся ему в этом помочь.

Что беспокоит родителей

Крайне важно разобраться, какие переживания работают как триггер для родителя. Чаще всего они объясняют «несадиковость» детей такими аргументами:

  • Он сильно ко мне привязан, тяжело меня отпускает;
  • У него такой характер;
  • Я боюсь оставлять его с чужими людьми;
  • Я не доверяю таким местам;
  • Он походил в сад какое-то время, и ему не понравилось;
  • Нам и дома хорошо;
  • Он совсем как я: тоже не любит сад;
  • Сейчас нет хороших садов и профессиональных воспитателей;
  • Он у меня тревожный, часто плачет и всего боится;
  • Он говорит, что не хочет идти в сад, мы и не настаиваем.

В этих фразах, описывающих вроде бы разные причины для беспокойства, есть нечто общее: они не содержат четкого, осознанного желания водить ребенка в сад. А еще указывают на то, что родитель чрезмерно ориентирован на детские реакции, детскую позицию.

Безусловно, здорово, что родители прислушиваются к ребенку, внимательно относятся к его переживаниям. Но есть один важный нюанс: ориентируясь исключительно на чувства ребенка, находясь с ним в слиянии, родители в итоге могут оказать ему медвежью услугу.

Рядом с таким взрослым ребенок может не чувствовать себя в безопасности. Ведь, по сути, решения тут принимает только он, а не взрослый, а значит, взрослый ненадежен, потому что взрослым как бы и не является.

Родители, занимая подобную позицию, не могут объективно оценить, что именно испытывает ребенок и сколько в реальности у него есть сил на адаптацию. Они находятся под влиянием своих эмоций, смотрят на ситуацию крайне субъективно. Эта субъективность и личное мнение взрослого, основанное на том или ином переживании, и определяют, будет ли он считать, что его ребёнок — «несадиковский».

Если и вы считаете, что вашим детям в саду не место, присмотритесь к описанным ниже ситуациям: возможно, вы найдете причину вашего беспокойства и сможете исправить ситуацию.

Фото: shutterstock / fizkes

Первая причина: «Ему без меня плохо»

Чаще всего эти слова сопровождает подробное описание того, насколько сильно ребенок привязан к родителю, с каким трудом он отпускает его, как он боится ходить в детский сад.

«Зачастую у взрослого, мыслящего таким образом, есть опыт покинутости и одиночества, — говорит Вера Сафронова. — Возможно, самого родителя в раннем возрасте отдали в ясли или сад. Но с ним никто не говорил о грусти, которую он тогда испытал, его никто не попытался понять и не поддержал. Сад не сделал его более самостоятельным, не помог ему сепарироваться от родителей. Переживания прошлого не переработаны и потому до сих пор дают о себе знать».

Это крайне распространенная история. Когда современные мамы и папы были детьми и ходили в детский сад, их собственные родители не знали о том, что такое привязанность. Мало кто тогда эмоционально вовлекался в жизнь своего ребенка, психологически его поддерживал.

Детский сад в те времена воспринимался как некая передержка для детей, пока родители на работе: это было необходимо для выживания. И ни у детей, ни у родителей не было никакого другого выбора.

Когда родитель, переживший подобный опыт, собирается отправить своего ребенка в сад, он зачастую переносит на него свой опыт. И как бы заражает его своей тревожностью. Тот, возможно, и мог бы адаптироваться к новой среде, но родитель не может отпустить его, дать ему свободу для дальнейшего развития, неосознанно заранее настраивает на негативный сценарий.

Родитель с таким прошлым более чувствителен и мнителен. Отправляя ребёнка в сад, он пытается контролировать ситуацию даже когда в этом нет необходимости.

Тревога взрослого может быть настолько сильной, что он начинает приписывать свои же переживания ребенку. Тогда и появляется эта идея: «Ребенку не нравится в саду, он не хочет туда ходить». Хотя на самом деле больно и страшно не взрослым, и не их детям. А тем маленьким девочке или мальчику, которыми когда-то были сами мама или папа.

И сегодня они не хотят, чтобы их ребенок получил схожий опыт

Последствия такого поведения родителей: возможные проблемы с сепарацией. Ребенку может быть сложно отделиться от родителей в подростковом возрасте, обрести самостоятельность, справляться с трудностями, переживать моменты фрустрации. Ведь ему всегда подстилали соломку, ограждали от невзгод.

Ребёнку таких родителей может быть непросто отделять свои чувства и потребности от родительских, ведь за тревогой взрослого не видно реальных потребностей самого ребенка.

Как исправить ситуацию?

  • Задать себе вопрос: «Почему я на самом деле не отдаю ребенка в сад?» Подумайте, какие тревоги — ваши, а какие испытывает ребёнок и как вы ему можете помочь.
  • Разобраться с собственным прошлым. Можно написать письмо себе маленькому, рассказать, что вы чувствуете, думая о детском саде, как бы поддержать себя в детстве.
  • Попробовать справиться с тревогой и чувством вины. Лучше всего решиться на личную психотерапию. Специалист поможет вам встретиться с раненой детской частью личности, исцелить ее и научиться опираться на внутреннего взрослого.

«Когда мы осознаем, в какие моменты и ситуации проецируем детский опыт на своего ребенка, нам становится легче взаимодействовать с детьми с позиции взрослого», — поясняет Вера Сафронова. — А ведь именно голос взрослого — разумного, надежного и спокойного — должен звучать громче других, когда вы принимаете важные решения».

Задача родителей, на которых влияет собственный непростой опыт, — выбрать детский сад, в котором они будут оставлять ребенка со спокойной душой. А также найти воспитателей, которым они смогут доверять.

Вторая причина: маскировка инфантильности

Некоторые родители (чаще речь идет про мам) не испытывают никакой тревоги вообще, но нарекают детей «несадиковскими» и перестают водить их в группу в самом начале адаптации, потому что неосознанно хотят продлить период их младенчества.

Вера Сафронова поясняет: «Такие родители стремятся продлить детство ребенка, чтобы быть нужными и полезными, и таким образом как бы откладывают собственную реализацию в социуме. Причины могут быть разными: кто-то просто не знает свои желания и истинные потребности, кто-то боится возвращаться во взрослую жизнь».

«Как я буду работать, если ребёнок не ходит в сад? Как я выйду в офис, если у него кружок в час дня?»

Если мы исключим ребёнка из жизни родителя, который замкнул всю его активность на себе, что у него останется? Кем он тогда будет? Пока взрослый не ответит себе на вопрос, какую еще роль он играет, кроме родительской, ребенок так и останется «несадиковским».

Детский сад — это взросление, и родителю приходится взрослеть вместе с ребенком. Это бывает тяжело, особенно если у тебя нет собственного опыта преодоления трудностей. Оставаться с ребенком дома гораздо безопаснее. Так точно не столкнешься с неудачами, разочарованиями.

Родитель сохраняет свое положение, но при этом лишает ребёнка возможности осваивать этот мир. Дети не учатся быть самостоятельными, адаптироваться к внешней среде, играть по правилам, которые приняты в обществе.

Как исправить ситуацию?

  • Разобраться со своими истинными потребностями и желаниями. Интересует ли вас что-то, помимо воспитания детей? Хочется ли чего-то ещё?
  • Учиться ориентироваться на себя, а не на ребенка или кого-то другого. Взрослые, сохраняющие инфантильную позицию, нередко слишком прислушиваются к чужому мнению и действуют исходя из указаний других, даже если это противоречит их желаниям. Собственные потребности уходят при этом на второй план. А нужно учиться правильно расставлять приоритеты. Это полезно и для родителя, и для ребенка, ведь он ориентируется на значимого взрослого и берет с него пример.
  • Принять тот факт, что ребенок взрослеет и нуждается не только в родителях. Отпускать ребенка от себя бывает трудно. А вдруг кто-то еще начнет значить для него столь же много, как ты? Но родитель всегда остается для детей самым важным человеком, а авторитеты все равно будут сменять друг друга по мере его взросления. И чем раньше родитель это осознает, тем лучше. Ведь рано или поздно ребёнок войдет в подростковый возраст, а в этот период смена авторитетов неминуема.
  • Разобраться, в каких областях жизни родитель перекладывает ответственность на других. Часто один из родителей занимается детьми, а о финансах заботится партнер. Но могут ли они поменяться ролями? И справятся ли, если придется оказаться в такой ситуации?
  • Поискать опоры и новые способы получать радость и удовлетворение. Родителю стоит разобраться: что делает его счастливым помимо заботы о ребёнке? Хобби? Работа? Общение с друзьями? Счастливый взрослый, у которого есть собственные интересы, — лучший пример для ребёнка.
Фото: shutterstock / fizkes

Третья причина: гиперопека и сложные эмоции

«Несадиковскими» нередко становятся дети, родители которых склонны к гиперопеке. Тревога заставляет их контролировать каждый шаг ребенка, предвосхищать его желания и потребности.

Гиперопекающие взрослые решают за ребенка, холодно ли ему, голоден ли он. Они делают выводы, опираясь не на реальные потребности детей, а на собственные фантазии о них. Их поведение не позволяет ребёнку осознать собственные желания и потребности.

Одна из причин такой гиперопеки — страх встретиться с непростыми эмоциями ребёнка. Отсюда и угодничество: проще предвосхитить истерику, чем ее пережить.

Адаптация к детскому саду в 90% случаев сопровождается слезами, истериками и даже гневом

Гиперопекающий родитель не готов столкнуться со всем этим, а потому попросту исключает из своего пространства то, что вызывает такие эмоции.

Детям гиперопекающих взрослых впоследствии может быть сложно осознавать свои потребности и желания, сепарироваться от родителей, справляться со своими чувствами и коммуницировать с другими людьми. Они не распознают чужие эмоции и желания, не говоря уже о своих, а это может мешать выстраивать и поддерживать дружеские отношения.

«По моему опыту, такие дети часто ведут себя агрессивно по отношению к другим, — подчеркивает Вера Сафронова. — Ребенок не распознает свои переживания, в том числе и чувство гнева. Он не знает, что имеет право злиться, поскольку делать это рядом с мамой или папой небезопасно: они не выдерживает такую агрессию. Но запретные чувства требуют выражения, и потому ребёнок неосознанно ищет обходные пути — например, выплескивает эмоции на других детей».

Также излишне заботливые родители нередко строго контролируют детей: это помогает снизить тревожность взрослого, но мешает развиваться ребенку. Например, мама, склонная к гиперопеке, не может впустить в диаду «мама плюс ребенок» третью сторону, будь то папа, бабушка, няня или детский сад. Она чувствует, что превращение диады в триаду угрожает ее безопасности, и потому сохраняет плотную связку с ребёнком.

Как исправить ситуацию?

  • Проанализировать свое поведение и признать, что вы слишком тревожитесь за ребенка. Это самый сложный и ответственный шаг, но, сделав его, вы проходите уже половину пути.
  • Разделить пространство ответственности. Сделайте табличку из двух столбцов. В один выпишите все те процессы и области, которые вы как родитель должны контролировать. В первую очередь это пункты, касающиеся здоровья и безопасности ребенка. Во втором столбце соберите дела, которые уже можно доверить ребенку — то, с чем он вполне может справиться — самостоятельный выбор одежды, стакан воды, который ребенок уже сам может себе налить. Это мелочи, но именно они позволяют расширить пространство между ребенком и родителем, дать ему больше свободы.
  • Осознать и принять, что цель любого родителя — сделать так, чтобы ребенок мог без него обходиться. Продумайте, что можно сделать, чтобы ребенок в вас не нуждался в той же мере, что сейчас.
  • Подбадривать ребенка во всех его начинаниях и хвалить за любые успехи. Это здорово повышает самооценку — и детскую, и взрослую.

Бывают ли все-таки «несадиковские» дети?

Получается, что как таковых «несадиковских» дошкольников все-таки не существует. Исключение составляют дети, которые не могут посещать воспитательное учреждение по состоянию здоровья.

В остальных же случаях только родители решают, ходить или не ходить ребенку в детский сад. Легко ли ребенок перейдет к новому этапу развития? Зависит от того, насколько это решение осознанное, насколько взрослую позицию занимают его родители и готовы ли они помогать ему пройти этот путь.

Комментарии(95)
Я знаю, что такие дети существуют, и не только я, но и психологи, их немного, но всё ж, имеются, не вводите в заблуждение, дело не в адаптации, а вцелом, очень таки грамотная статья
Написано все очень чётко и понятно. Думаю, что многим мамам статья должна помочь с решении проблемы с детсадом!
Проблема с детсадом это когда там антисанитария, кормят чем-то несъедобным, детей унижают.

Ну а это «ходячая проблема».

Реальная же проблема — подобное мышление, когда нежелание ребёнка безоговорочно подчиняться воле родителей [особенно, когда речь о принуждении к посещению определенных мест] рассматривается исключительно как проблема, которую срочно необходимо «решать».
Я бы еще один момент отметила в тему «инфантильности». Иногда родителям просто лень проходить через адаптационный период и они оставляют это «на потом». Но потом не приходит никогда, наступает школа и туда идти нужно в любом случае. А «несадиковский ребенок» он еще и «нешкольный». И в добавок еще и надо уроки делать. Тут и начинается ад.

В этом году пошел в школу брат моего мужа. В детский сад он ходил всего несколько месяцев. Ревел, в обед мать его забирала и отвозила к бабушке. Потом вообще в садик водить перестала. Я тогда справшивала: что он у бабушки делает весь день? Она расписала весь режим дня: «Завтракает, гуляют, потом спит, потом они занимаются, потом ест, потом отдыхают. Как в садике».
И все может и было бы как в садике, но есть несколько но. Во-первых, я не понимаю, чем они там занимались, потому что он не умеет ничего! По состоянию на 1 сентября было так: знает буквы, но путает их, читать не умеет. Считать умеет до 10, складывать и вычитать вообще не умеет. Вырезать умеет только прямые формы. Лепить — на уровне 3-4 лет.
Во-вторых, это абсолютная зависимость от взрослого. Простите за подробности, но в 7,5 лет, он не может сам обслужить себя в туалете. Есть сам только в прошлом году начал. Вилкой пользоваться до сих пор не умеет. Об уроках вообще молчу. Сам он не может сделать ничего.
Продолжение:
В-третьих, непонимание как себя вести в обществе и разговаривать с людьми. Он может громко обсуждать прохожих, когда мы идем по улице. С ним здороваются дети, он молча проходит мимо. Спрашиваю: почему? Говорит, что их не помнит. Я говорю: когда здороваются надо отвечать. Надо дружить с ребятами. Отвечает: «У меня уже есть друзья» (Ага, воображаемые и игрушки — все его друзья). Даже в игры настольные с плюшевой черепахой играет.
В-четвертых, он постоянно болеет.
И я бы про это не писала, если бы он мне не жаловался: «Как пошел в школу, мама постоянно орет!», недавно вообще попросил чтобы я купила ему соску: «Отдам ее маме, чтобы хоть ненадолго рот закрыла».

Моя сестра ходила в детский сад с 1,5 до 7,5 лет. Она конечно и болела, и ревела. Но это продлилось всего год-два. В школу она пошла уже с иммунитетом, с умением общаться с людьми, необходимыми знаниями. Уроки делала самостоятельно, даже еду себе сама накладывала и грела. Я ее только забирала со школы (и себя заодно, вместе шли). И в целом в учебе она все сама. В шестом классе сказала: «В этой школе меня ничему не учат, я подобрала себе лицей, мама запиши меня на вступительные экзамены».

И уточню: я не говорю о случаях, когда родители дома занимаются с детьми, учат их самостоятельности. Я только о том, когда родители проще все сделать самому, чем делать что-то через истерики. Или проще что-то не делать: как-нибудь потом. Но, потом будет то же самое… Поэтому лучше сделать раньше.
Показать все комментарии
Больше статей