Гранты для школ: как найти во всём этом смысл

Гранты для школ: как найти во всём этом смысл

Время чтения: 4 мин

Гранты для школ: как найти во всём этом смысл

Время чтения: 4 мин

Развитие грантовых программ (частных и государственных) стало одним из позитивных трендов в сфере среднего образования за последние годы. Наш блогер, директор Центра трансформации образования (SEDeC) Московской школы управления «Сколково» Ольга Назайкинская, разбирается, какие бывают гранты и какие проблемы они решают.

Гранты — это достаточно эффективный и гибкий инструмент, который, во-первых, служит адресной поддержкой для наиболее интересных и незаурядных проектов, а во-вторых, заполняет финансовые лакуны, которые оказываются вне федеральных программ. Однако в структуре грантовых конкурсов очевиден дисбаланс: они направлены на решение педагогических и концептуальных задач, оставляя в стороне тему подготовки управленцев и руководителей.

В России достаточно много грантовых программ, за счёт которых школы и коллективы педагогов получают дополнительное финансирование. Призовой фонд конкурса «Успешная школа» составляет четыре миллиона рублей, «Рыбаков Фонд» тратит на эти цели 22,5 миллиона рублей.

Один из самых крупных грантодателей — мэрия Москвы — учредила 85 грантов для школ, ученики которых показали лучшие результаты по итогам ЕГЭ и олимпиад, и ещё 50 грантов для учебных заведений (в том числе дошкольных), где создана наиболее благоприятная социокультурная среда. Общая сумма достигает 750 миллионов рублей. Для сравнения бюджет грантовой программы, рассчитанной на поддержку 450 независимых американских школ, в прошлом году был увеличен до 500 миллионов долларов (31,7 миллиарда рублей).

Фонд Билла и Мелинды Гейтс с августа 2018 года направил организациям, работающим над улучшением успеваемости учеников в 298 школах США, 130 миллионов долларов (8,24 миллиардов рублей).

Однако по-настоящему слабым местом российских грантовых программ в области образования остаётся не бюджетная составляющая, а выбор приоритетов. Больше половины получателей грантов получают их за практически готовые проекты или проекты уже не подлежащие серьёзным изменениям. То есть зачастую речь идёт о вознаграждении за хорошую работу, сделанную в прошлом, а не о ресурсе для выполнения хорошей работы в будущем.

Сама по себе эта практика вполне оправдана, но не создаёт возможностей для качественного прогресса. Она предполагает наличие полностью сформированной модели, в которую уже нельзя внедрить инновационные решения. В свою очередь, большинство новых проектов, которые номинируются на гранты с расчётом на последующую реализацию, ограничиваются идеями и концепциями, хотя в условиях конкурсов отдельно оговариваются реалистичность предлагаемых инициатив, актуальность, практическая ценность и чёткие критерии успеха.

Ещё одна особенность грантовых программ — смещение акцента в сторону педагогических методик и социальной инфраструктуры. Так, в конкурсе «Школа навыков XXI века» заявки почти в равных долях разделились между номинациями, посвященными образовательным программам и организационным моделям. При этом образовательному менеджменту практически не уделяется внимания. В отдельных случаях организаторы конкурсов запрашивают информацию о составе управленцев и распределении их полномочий, но остальные аспекты не находят отражения в номинируемых проектах.

Нельзя не отметить и важные положительные явления в подходах, практикуемых некоторыми грантооператорами

Например, благотворительный фонд Владимира Потанина не только финансирует обучение педагогических команд, но и оказывает поддержку проектам, сложившимся по его итогам, осуществляет мониторинг их реализации.

«Рыбаков Фонд» в рамках конкурса «Территория образовательных проектов — школа» выделил отдельную номинацию «Школа — центр социума». В качестве одного из ключевых условий было выделено построение модели взаимодействия проекта со всеми стейкхолдерами, включая родительское и ученическое сообщества.

Однако перечисленные позитивные моменты не могут восполнить отсутствия в грантовых программах тех направлений, которые ориентированы на подготовку и стратегов-управленцев топ-уровня (директора школ, руководители образовательных центров). Здесь можно упомянуть конкурс «Директор школы», но он носил в большей мере информационный характер, чем обучающий, и в 2018 году был реорганизован в форум.

Трансформация школы — комплексная проблема. В сложившейся структуре грантовых программ акцент делается на работе с её отдельными составляющими. Эта дробность снижает эффективность инициатив в данной области, а в конечном итоге и самих проектов. Сложившаяся ситуация требует трансформационных сценариев, которые охватывали бы школьную экосистему целиком и учитывали бы связи между её ключевыми элементами. Соответственно, именно за ними должно быть первенство в получении финансовой и организационной поддержки.

Чтобы обеспечить успех этой трансформации, необходимо вкладывать средства в те проекты, которые только предстоит реализовать, а также в обучение и профессиональное развитие людей, которые занимаются их составлением. Важно подчеркнуть, что подготовка проекта вполне может быть совмещена с процессом обучения и служить его составной частью.

Программы такого профиля — пока единичное явление в современной грантовой системе. Например, грантовая программа на обучение по программе «Шаг развития школы», разработанной Центром трансформации образования бизнес-школы СКОЛКОВО (SEDeC), сосредоточена именно на формировании реальных проектов трансформации и развития школ, обучению руководителей проектов (школ, предуниверситариев, образовательных центров), решению задач стратегического уровня. Для участников программы выделена линейка грантов, которые позволяют покрыть от 30 до 90% стоимости обучения и предназначена она именно для региональных школ, где необходимость комплексного подхода к управлению обусловлена уже даже не необходимостью развития, но сохранения качественного образования в регионах.

Претенденты на грант должны представить описание проблематики и идею проекта, который позволят решить эту проблему. Масштаб проекта может ограничиваться трансформацией конкретной школы или охватывать всю региональную систему среднего образования.

Управленцы, обладающие стратегическим видением и умением сформировать целостный образ будущего, — это и залог успешной трансформации школы, и одновременно самый дефицитный ресурс

Чтобы исправить ситуацию необходимо пересмотреть некоторые принципы грантовой политики в сфере образования. Сегодня она воспринимается в категориях благотворительности и социальной поддержки. Гранты следует рассматривать, прежде всего, как инвестицию в управленческий потенциал.

Сегодня в профессиональной среде сложился реальный запрос на целевую грантовую поддержку в сфере развития управленческих компетенций. Он исходит от владельцев образовательных проектов, директоров и стратегов, которые работают на уровне отдельного учебного заведения или региона в целом.

Если средства будут перенаправлены в сторону программ, предусматривающих подготовку школьных директоров и их ближайших сотрудников для решения стратегических задач, то уже в краткосрочной перспективе российские школы получат десятки компетентных управленцев. Они станут кадровой основой качественной трансформации учебных заведений, которая повысит их конкурентоспособность и позволит раскрыть потенциал учеников.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock (Alexander Lysenko)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей