5 подростковых романов о ментальных расстройствах | Мел
5 подростковых романов о ментальных расстройствах
  1. Блоги

5 подростковых романов о ментальных расстройствах

без романтизации, эксплуатации и стереотипов
Время чтения: 4 мин

5 подростковых романов о ментальных расстройствах

без романтизации, эксплуатации и стереотипов
Время чтения: 4 мин

Еще после «Теории большого взрыва» все якобы обнаружили у себя синдром Аспергера, после «Шерлока» от ВВС — стали высокофункциональными социопатами, после давнего трека Оксимирона — открыли в себе биполярное расстройство, примерно лишь представляя, что это как-то связано с эмоциональными перепадами.

Потом появился Джокер. В нем, как водится, тоже узнали себя.

Ментальные расстройства — часть современной культуры: герои наделяются ими едва ли не так же часто, как XIX веке чахоткой. В культурном поле психические расстройства проделали долгий путь от демонизации к романтизации, и лишь сейчас постепенно отходят от стереотипов.

— Зачем это надо? Начитаются, а потом у себя биполярку находят.

Недостаток информации порождает непонимание, стигматизацию, страх. Обнаружить у себя несуществующую социопатию или что-то иное гораздо проще, если имеешь стереотипное представление о предмете.

Есть биографический нон-фикшн о ментальных расстройствах, вроде «Завтра я всегда была львом» Арнхильд Лаувенг — такие истории нужны и как позитивный пример жизни с диагнозом (в данном случае, с шизофренией), и как источник информации. И есть художественная литература, которая может быть в том числе создана человеком, знающим обо всем лишь в теории — и она нужна для того же, для чего и любое искусство, тема здесь — всегда точка отсчета для разговора о чем-то большем.

о смелости, а не о шизофрении

Нил Шустерман, «Бездна Челленджера»

Кейдену Босху пятнадцать лет. Далее реальность расщепляется надвое: Кейден делает вместе с друзьями компьютерную игру (и отправляется в плавание к самой глубокой точке планеты), вместе с семьей отдыхает в Вегасе (и становится жертвой плотоядных чудовищ), врач задает вопросы (а статуя на носу корабля дает ответы). Мир внутри его головы и мир снаружи крепко спаяны вместе. Фантастическое событие как метафора конкретной жизненной ситуации — довольно распространенная форма для сюжетов об отрицании травмы или диагноза любого рода: «Голос монстра» Патрика Несса, «Страшные истории для девочек Уайльд» Эллис Нир, «Хранилище ужасных слов» Элии Барсело.

откуда писатель в курсе?

Брендан Шустерман, сын писателя, живет с психиатрическим диагнозом. Рисунки, ставшие иллюстрациями к «Бездне Челленджера», созданы им во время эпизодов симптоматики шизофрении.


о мужестве принять себя, а не о психозе

Алисса Шайнмел, «Опасна для себя и окружающих»

Семнадцатилетняя Ханна ловко манипулирует людьми и, кажется, не способна на привязанность. То, что при этом у Ханны тяжелое психическое расстройство, не призывает демонизировать людей с подобными диагнозами — напротив, напоминает, что наличие или отсутствие ментальных особенностей любого порядка не определяет нашу личность в целом.

Ханна сложная: она бесспорно умна, остроумна, самоуверенна и не остановится ни перед чем на пути к своей цели сбежать из клиники, куда ее, разумеется, заключили по недоразумению, а пометка «опасна для себя и окружающих» — вопиющая ложь.

откуда писательница в курсе?

Алисса Шайнмел изучала материалы — об этом она расскажет в небольшой главе «От автора»: а заодно и прояснит моменты, где погрешила против истины ради красного словца. Все честно.


о решении бороться, а не о депрессии

Нед Виззини. Это очень забавная история

Книга бьет по стереотипам об этом диагнозе, все еще до конца не вытесненным: и образе «депрессии из стоковых картинок», где непременно дождь, окно, голые ветви деревьев и фигурка сжавшегося в комок человека — и штампа «болезни бездельников», где для исцеления надо просто больше работать/гулять. Нед Виззини напоминает, что депрессия вовсе не для особенных, хрупких, нездешних (его герой — совершенно приземленный пятнадцатилетний подросток с простыми желаниями), что в симптомах расстройства нет ни грамма эстетики. Эта тоскливо-физиологичная история пребывания в психиатрической клинике невероятно точна и правдива.

откуда писатель в курсе?

Автор много лет боролся с депрессией, подростком впервые оказался в клинике. Позитивный финал его романа напрочь стирает категория, данная странице Неда Виззини на «Википедии»: «самоубийцы, бросившиеся с высоты».


об эмпатии, а не о диагнозах

Мари-Од Мюрай. Спаситель и сын. Сезоны 1, 2, 3, 4

Литературный сериал в четырех томах от прекрасной Мари-Од Мюрай повествует как о ментальных расстройствах, так и — в гораздо больше степени — психологических проблемах. Клинический психолог Спаситель Сент-Ив работает с очень разными пациентами. Среди причин, по которым к нему обращаются дети, подростки и взрослые — селфхарм, гендерная дисфория, СДВГ, депрессия, буллинг, заикание, попытки суицида, проблемы в отношениях. В «Спасителе и сыне», где столько героев, столько и проблем/особенностей/диагнозов, Мюрай не ставит задачи сконцентрироваться на чем-то одном. Она специально показывает очень разные ситуации, чтобы читатели не только сочувствовали героям, но и узнали себя в некоторых из них: у всех людей в мире куда больше сходств, чем различий.

откуда писательница в курсе?

Жизненный опыт.


о любви, а не об аутизме

Гаярдо Мигель. Мария и я. Марии исполняется 20 лет

То, что его графический роман именно о любви, Мигель Гаярдо подчеркивал сам. Для историй о других, непонятных и долгое время оттесненных куда-то в информационное гетто, особенно важны эти точки пересечения со всеобщим: любовь, забота, принятие — категории, понятные большинству вне зависимости от их особенностей. Утрированно-простая рисовка как нельзя лучше подходит этому трогательному роману об отношениях отца и дочери, ее повседневности и их общих каникулах.

откуда писатель в курсе?

Это автобиографическое произведение, Мария указана даже в качестве соавтора.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей