Написать в блог
«Ко мне в парикмахерскую приходят мои учителя, но я не помню, как их зовут»

«Ко мне в парикмахерскую приходят мои учителя, но я не помню, как их зовут»

Как ученики престижных школ становятся татуировщиками и парикмахерами
2 478
0

«Ко мне в парикмахерскую приходят мои учителя, но я не помню, как их зовут»

Как ученики престижных школ становятся татуировщиками и парикмахерами
2 478
0

Многие из моих ровесников могут сказать, что делать людям маникюр — это не престижная работа. Так же, как и быть парикмахером или даже массажистом. На самом деле мы завидуем тем, кому это удалось. Потому что иногда это куда комфортнее той жизни, которую дарят хорошие учебные заведения

Моя подруга Лиза — хороший парикмахер. Умеет делать все: стричь и красить. В салон, где она работает, часто приходят учителя лицея, из которого ее отчислили. За неуспеваемость. После девятого класса.

«А кто именно ходит к тебе?» — уточняю я у Лизы.

«Да многие, я не помню точно, — отвечает. — Математичка вроде ходит постоянно, хотя я не помню точно, какой предмет она ведет».

Мне «повезло» гораздо больше, чем Лизке. Меня из лицея не отчислили. Я окончила. Еле как. До сих пор со слезами и тревогой вспоминаю, как учительница английского, нервная худая женщина, сказала моей маме о том, что я никогда не смогу выучить ни один иностранный язык. Вот нет в моей голове опции «RUS/ENG». Хоть умри. К слову, когда в университете, где английский вела молодая, весёлая и добрая учительница, выяснилось, что я могу запоминать иностранные слова и даже фразы, я была искренне изумлена.

Сейчас, пока я продолжаю лечить свою растущую неуверенностью в себе с помощью известных психотерапии методов, Лиза рассуждает более здраво: «Даша, да там учителя слабые. Я думала, что они хоть немножко знаний в мою маленькую голову сумеют запихнуть. Нифига! Лучше бы я в своей старой школе осталась, я ее хотя бы смогла закончить». (В самый престижный в городе лицей приходят после восьмого класса, здесь ребят готовят к поступлению в вузы).

«Мы приносили на уроки художественного перевода По, а учитель говорил: „Что за чушь вы читаете!"»

Выпускница престижного вуза Ира, получившая специальность «переводчик», сегодня занимается шугарингом. Это такая косметическая процедура, в ходе которой преимущественно женщины избавляются от нежелательных волос на теле с помощью горячей пасты из сахара. Ира работает дома. Делает всё быстро и качественно. Цены в разы ниже салонных. Клиентов и положительных отзывов у неё много. Денег тоже достаточно. И это только начало.

«Иногда я переживаю из-за непрестижности того, чем сейчас занимаюсь, — говорит Ира, раскатывая очередной сахарный шарик на моей ноге. — Но по специальности работать точно не хочу».

Нескольких производственных практик Ире хватило, чтобы понять, то чему ее учили несколько лет в вузе — не ее путь

Нервы, стресс, начальники, неспособные четко и ясно поставить задачу, скучно, все фокусируются на мелочах вроде «правильного» форматирования в Excel, при этом платят — «копейки».

Ира — умная, начитанная и веселая, а еще сосредоточенная и целеустремленная. Мне кажется, что у нее все должно получиться. Будь то хоть собственный салон красоты, хоть небольшой кабинет, «для души».

Ее боевой настрой пропадает только тогда, когда Ира начинает рассказывать про завершившуюся учебу: «Мы приносили на практические занятия по художественному переводу Эдгара По, а учительница нам говорила: „Что за чушь вы читаете!“. И предлагала переводить каких-то религиозных философов, которые были популярны в ее время, наверное».

Ей грустно. В этой ситуации она ничего не может сделать.

«Я быстро поняла, что корпоративы — это не для меня»

Женя делает крутые татуировки. Она худая, интересная, настоящая и вся в красивых тату. Я ей завидую. Хотя она с небольшой досадой говорит о том, что у нее нет высшего образования, я со своим красным дипломом все равно ей завидую.

Вообще-то, она мечтает стать художником. Как она выражается, «настоящим», открыть свою галерею современного искусства. Тех четырёх с половиной часов, за которые Женя успевает сделать мне татуировку, конечно, мало для того, чтобы хорошо узнать ее. Но я узнаю, что, оказывается, и в жизни Жени был «офис». Тот самый офис, в котором я живу уже около семи лет. Нет, само собой, это не прям тот самый офис, а в широком смысле слова — «офис».

Женя быстро, четко излагая свои мысли, рассказывает про корпоративы. «Я люблю искренность и искреннее общение, мне интересно говорить по душам. На корпоративах просто цирк какой-то в плане общения. Все говорят ни о чем. Я посидела, помолчала, и мне очень быстро захотелось уйти».

Я тоже, если честно, к корпоративам как-то не очень… Если недостаточно много выпить, конечно. Если много, тогда нормально.


Листая инстаграм, сегодня можно найти множество интересных страничек школьников. Двенадцатилетние девчонки шикарно выглядят, делают классные видео и имеет около 40 тысяч подписчиков.

Мне особенно интересно наблюдать за теми, кто доносит свои актуальные высказывания в сеть «как есть», с незамазанными прыщами, без яркого макияжа и укладок

Я радуюсь тому, что ребята такие молодцы и настоящие! Говорят интересные вещи на фоне бардака в своих подростковых комнатах, демонстрируя растрепанное каре.

Я не могу знать, как обстоят дела на самом деле, но мне кажется, что учителя вроде моей англичанки с даром предсказания, никогда не смогут увлечь этих детей! Хотя, я думаю, что они все смогут сами. Но мне немного жалко детей, которые все могут сами. В этой ситуации логичнее пожалеть взрослых, но их мне не жалко.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

5 популярных советов психологов, которые лучше не слушать

Как мы стали копить книги вместо того, чтобы их читать

10 лучших книг по версии Илона Маска

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей