Написать в блог
«Учитель года» уже не тот: как изменится всероссийский профессиональный конкурс

«Учитель года» уже не тот: как изменится всероссийский профессиональный конкурс

3 456
3

«Учитель года» уже не тот: как изменится всероссийский профессиональный конкурс

3 456
3
Победитель «Учителя года России — 2017» Илья Демаков, министр образования Ольга Васильева и председатель большого жюри Виктор Садовничий на вручении Хрустального пеликана

Много лет всероссийский конкурс «Учитель года» был настоящим праздником и отдушиной преподавателей — на нём и правда отмечали труд лучших учителей страны. В скором будущем конкурс ожидают перемены, правила несколько изменятся. В профессиональном сообществе уже волнуются. Педагог Арсений Попов, который сам становился финалистом конкурса в 2012 году, считает, что волнения не напрасны.

Редактор «Учительской газеты» — одного из соучредителя конкурса — написал большой текст о том, как прошёл оргкомитет предстоящего «Учителя года» в Санкт-Петербурге. Пётр Положевец отметил, что всё оказалось не так благостно, как описано на сайте Министерства просвещения. Конкурсное сообщество в основном с ним солидарно.

Кратко посвящу вас в суть происходящего. Конкурс ждут большие перемены. Их инициатором, по всей видимости, стала министр Ольга Васильева, а представил новую модель Андрей Петров, директор Департамента государственной политики в сфере общего образования. Новшества внесены без учёта мнений «Учительской газеты» и Общероссийского профсоюза образования — соучредителей конкурса. Нововведения затронули половину конкурсных испытаний, четыре из восьми.

Организаторы посчитали необъективным конкурс «Интернет-ресурс», указав на то, что сайты участников создаются «под конкурс» и после него оказываются заброшенными. С этим несогласны, например, абсолютные победители разных лет Алексей Овчинников и Андрей Сиденко, отметившие, что их сайты созданы задолго до их решения принять участие в конкурсе и наполняются информацией по сей день. Оргкомитет предлагает заменить испытание на «создание страницы и/или группы в одной из имеющихся (на выбор) социальных сетей».

Наверно, самым неоднозначным из нововведений стала замена «Образовательного проекта», создаваемого конкурсантами совместно под наблюдением жюри, на испытание «Директор класса», представляющее собой создание видеоролика по домашней заготовке. Инициаторы аргументировали замену тем, что жюри не может объективно оценить вклад каждого участника в совместный труд.

Эту позицию подверг жёсткой критике Пётр Положевец, отметив, что «из всех конкурсных испытаний только „Образовательный проект“ проверяет навыки командной работы, проектной деятельности, компетенции из разряда „софт скилз“, коррелируясь с требования Профстандарта педагога».

Вита Кириченко, «Учитель года России"—2012 и директор школы № 1520 высказала мнение, что провести испытание «Директор школы» на должном уровне будет практически невозможно из-за проблем с логистикой, а Андрей Сиденко отметил, что хороший видеоролик за несколько часов не сделать.

Новое испытание «Классный час» заменит традиционный «Педсовет». С одной стороны, кажется логичным оценить умение конкурсантов проводить классные часы. Хотя многие отмечают, что живое обсуждение проблемы, которая становится известна непосредственно перед испытанием, заменяется на ещё одну «домашнюю заготовку», а к таковым у сообщества, связанного с конкурсом, традицинно отрицательное отношение.

Вишенками на торте стали примечания к решению, касающиеся работы жюри. Во-первых, в конкурсе теперь не будут участвовать жюри из учеников и родителей, что стало следствием позиции «профессиональный конкурс должны судить профессионалы». Пётр Положевец считает, что это решение противоречит логике развития системы образования, делающей ставку на открытость. Во-вторых, вводится ротация — членом межпредметного жюри можно быть не более трёх раз, членом большого жюри — не более пяти. От ограничений освобождён только его председатель.

На ротации жюри особенно настаивала министр Ольга Васильева:

  • «Не может человек более пяти лет объективно оценивать в жюри конкурса».
  • «Объективности через пять лет не бывает ни в чём».
  • «Вы не можете оценивать объективно, любя это дело. Так не бывает. Значит, должны прийти новые люди, которые в этом году будут по-новому оценивать эту историю».

Таким образом, за бортом окажутся многие кандидаты и доктора наук, народные учителя, заслуженные и почётные работники системы образования, уже не способные, по мнению Ольги Васильевой, объективно оценить конкурсантов. Главный редактор «Учительской газеты» считает, что этим решением организаторы подвергают сомнению объективность оценки предыдущих членов жюри, а, как следствие, и определение победителей прошлых лет.


Решения оргкомитета вызвали отклик в соцсетях многих победителей, участников и членов жюри конкурса прошлых лет.

Александр Демахин:

«На наших глазах происходит передел конкурса. «Новоиспечённые» испытания второго тура — «Директор класса» (умолчу тут о бессмысленном названии) и «Классный час» замыкают учителя в роли человека, который работает с детьми и только. Теперь он может только работать с детьми (нисколько не умаляю важности этого) и «поговорить» с министром. Осознанное участие педагога в развитии системы образования, теперь, очевидно, не подразумевается.

Вместо импровизационного «здесь и сейчас» новые испытания подразумевают домашние заготовки

Что касается странного утверждения министра о том, что пять лет — предел для объективной оценки чего бы то ни было, то интересно, распространяется ли её мнение об этом сроке на все сферы деятельности в нашей стране: государственное управление, например. Конкурс, я уверен, переживёт и эти «инновации», ведь он силён не тем, что подчиняется вертикали, а тем, что развивается изнутри, обладает мощным ресурсом сообщества».

Алексей Овчинников:

«Нетрудно заметить, что авторы новой модели конкурса создавали его формат, ориентируясь на требования к компетенциям педагога, описанным в Профстандарте. Однако те, кто занимается воспитанием, понимают, что в большинстве случаев невозможно организовать эту работу, подразумевающую душевный контакт, знание психологии ребёнка, его способностей, потребностей и возможностей, в условиях открытого конкурсного мероприятия, проводимого на сцене. В лучшем случае это будет тот же урок на „непредметную“ тему. Может быть, имеет смысл обсудить идею и формат конкурсного испытания, оценивающего компетенции воспитательной работы не кулуарно, а с привлечением более широкого круга экспертов».

Андрей Лагутин:

«Как жаль, что Ольга Юрьевна не рассказала про пять лет адекватности оценки Владимиру Владимировичу. Уже смешно слышать очередные глупости про конкурс. «Критики — люди, которые могли бы сделать лучше, если бы умели».

Мне эта буча вокруг конкурса напоминает один советский мультфильм, где главный герой учил, к примеру, ходить сороконожку

Я думаю, все помнят, чем дело кончилось. Конкурс живёт без малого 30 лет. Теперь специально обученные люди улучшат его. И что будет дальше? Если вы хотите проверять исключительно компетенции, то на это есть модель World skills — довольно интересная, оцифрованная от слова «совсем», но конкурс «Учитель года» — это конкурс людей. Да, профессионалов, но людей».

Андрей Иоффе:

«Новая группа организаторов конкурса ярко демонстрирует отсутствие проектного мышления. Не случайно им не нравится групповое задание по разработке проекта. Какие проекты, если есть директора и министры — надо просто с ними поговорить и получить указания, а в политику не лезть — это дело особых людей, имеющих профессионализм, а не какие-то необъективные победы в конкурсе. Удивляет ли меня это? К сожалению, нет. Стремление всё контролировать и регулировать неистребимо сегодня в некоторых кругах».

Виктор Голованов:

«Меня удивляет позиция Министерства, которое очень часто в последнее время выступает в роли шоумена. Министр, на мой взгляд, должен постараться использовать потенциал „Учительской газеты“, благодаря которой и появился конкурс, были заложены лучшие традиции его проведения. Каждый конкурсант становится национальным достоянием России, имеющим право открывать свою педагогическую студию. Министр должна слушать и слышать общественное мнение, которое отражается на страницах „Учительской газеты“. Министерство и раньше не использовало информационный потенциал педагогических СМИ, когда пропедевтика конкурса начинается на страницах Учительской газеты».

Евгений Травин:

«Коллеги! Вы как обиженные дети. Неужели некомпетентность и невежество министра вы увидели только сейчас? И вытеснение профессионалов началось далеко не с жюри «Учителя года». Вот Ямбург с «Новой газетой «давно бьёт в колокола. Попов в Челябинске бьётся. Родители школы Тубельского. А УГ общественным движением, увы, не стало».


Пожалуй, единственное, что было отмечено как бесспорно положительный момент нововведений — продуманная и масштабная программа проведения предстоящего конкурса в Санкт-Петербурге, включающая церемонию открытия в Михайловском театре, объявление лауреатов во Дворце творчества юных, оглашение победителей в Михайловском замке, а также многочисленные экскурсии и «Медный всадник» в Мариинке.

Фото: rg.ru, m.rosbalt.ru | На обложке: Владимир Путин вручает Хрустального пеликана Победителю «Учителя года России — 2012» Вите Кириченко

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Комментарии(3)
В статье много сетуют на удаление из конкурса проверки компетенции "проектная деятельность", но в реальности где учителю надо её, эту компетенцию, применять? Учитель это скорее дирижёр, лидер, но не "командный игрок", не так ли? А вообще конечно жаль, что нет, хотя бы факультативно, межпредметных уроков типа история...
Показать полностью
Там, где это нужно учителям, такие пары учителей есть. Но чаще, конечно, только в виде открытых уроков для семинаров.
На счёт жюрить через пять лет и Владимира Владимировича прям зачет))))
Больше статей