Написать в блог
«Неблагодарная Медведева бросила Тутберидзе. Как она могла!»

«Неблагодарная Медведева бросила Тутберидзе. Как она могла!»

Что не так в дискуссиях про уход Жени от Этери
Время чтения: 5 мин

«Неблагодарная Медведева бросила Тутберидзе. Как она могла!»

Что не так в дискуссиях про уход Жени от Этери
Время чтения: 5 мин

Мир фигурного катания (и не только) продолжает обсуждать уход двукратной чемпионки мира и серебряной медалистки Олимпийских игр Евгении Медведевой от Этери Тутберидзе. Дискутирующие разделились на два лагеря: за Женю против Этери и за Этери против Жени. Александра Борисова уверена, что виновных и пострадавших в этой ситуации нет.

Те, кому небезразлична громкая новость о расставании фигуристки и тренера, разделились на два лагеря. В первом лагере убеждены, что Женя предала Этери («она ведь была ей как мама, а она взяла ушла, Женя — фу»). Во втором лагере считают, что Этери предала Женю («она ведь ей была как дочь, а Этери отдала золото Алине»).

На мой взгляд, оба тезиса иллюстрируют типичные российские привычки мешать французское с нижегородским, суп с мухами, а рабочее — с личным. А ещё неумение выстраивать границы (или незнание о том, что таковые существуют).

Тренер — это не мама

Тренер — это функция, сервис. У него, как правило, много учеников и важная задача — дать раскрыться каждому из них. Всегда есть слабые и сильные ученики, но задача тренера/педагога — вытянуть максимум из каждого. Если выяснится, что у тренера есть «любимчик», то есть кому-то достаётся больше не по труду, а по симпатиям, то это плохо отразится на всей группе. Мотивации не станет ни у кого: зачем, если всё предрешено. Помимо этого у человека есть своя собственная мама, которую не заменяет тренер. Родители дают нам безусловную поддержку и любовь, они всегда с нами, что бы ни произошло. Есть дети, которым педагоги заменяют родителей, но это исключительные и обычно трагические случаи: у ребёнка нет мамы, у него проблемная семья или токсичные отношения. Поэтому Этери, конечно, ничего не должна Жене, во всяком случае, не больше, чем Алине, Алёне или Саше. Не Этери выставляла оценки за короткую программу, а оставить Алину ещё на год в юниорах в олимпийских сезон было бы верхом непрофессионализма. Доверие нынешних и потенциальных учеников это подорвало бы куда сильнее, чем уход звезды (хотя было бы, возможно, менее заметно).


Женя — не дочь Этери

Женя училась у Этери, долго училась и всему. Возможно, она почувствовала, что взяла всё, что смогла. В этом случае уход к другому тренеру — не предательство. Человек имеет право расти, пробовать себя в другой стране, с другим тренерским подходом, другой хореографией. Это и сделала Женя. Она не права, потому что некорректно сообщила о своём намерении уйти. Но сам уход — это её право.

Почему именно Брайан Орсер? В России просто нет свободного специалиста такого уровня

У Буяновой — огромная группа, Гончаренко в организационных сложностях, Мишин — явно не то, что нужно Жене, да и его методика работы — без большой группы разных специалистов — это прошлый век, при всём уважении. Именно поэтому для Костнер он был частью команды, а не стержнем. Рукавицын, Урманов, Плющенко — это всё, очевидно, не то. Тутберидзе — мировой топ тренеровт одиночников, и переходить от неё имело смысл только к такому же тренеру чемпионов. Сегодня это Орсер. Ещё один плюс: он иностранец, поэтому все эмоции утихают. Выстроенные границы и рабочий подход. Кстати, это двоемыслие присутствует и у комментирующих: никто не говорит, что Орсер станет теперь Жениным вторым папой и вот он-то уж не предаст. Почему тогда Тутберидзе должна быть мамой Медведевой или Липницкой?

Выиграет ли Женя? Не знаю, никто не знает. Спорт высоких достижений абсолютно непредсказуем. Держаться какой-то срок в топе — это балансировать не то что на канате — на пике. Люди пропадали после звёздных сезонов без всякой смены тренеров. Елизавета Туктамышева не смогла и близко подойти к достижениям послеолимпийского сезона, оставаясь с Мишиным. Анна Погорилая два года назад почти на равных соревновалась с Медведевой, а пропала в один момент — оказалось, что она каталась с непонятной тяжёлой травмой спины. «Сдулся» Патрик Чан — и тут не спасли переходы от тренера к тренеру. Жуткие провальные годы бывали у Костнер, и не закончила она, кажется, только потому, что очень любит фигурное катание. Ну и ещё потому, что в итальянской сборной конкуренции нет, так что ЧЕ и ЧМ были ей всё равно обеспечены. Примеры можно приводить бесконечно.

Что будет с Женей в следующий сезон, мы увидим в сентябре, но любой расклад не скажет однозначно о том, пошла ли ей на пользу или была во вред смена тренера. От прошлого наставника она уходит не разобранная, а на пике карьеры — нельзя же всерьёз считать провалом проигрыш десятых балла после травмы.

И ещё немного абсурдных тезисов.


«Подтверждено: Этери может работать только с детьми»

Во-первых, у Этери работал, например, Сергей Воронов. Именно с ней он вернулся в топ и выиграл свои первые медали ЧЕ. Во-вторых, повторюсь, история Жени и Этери — это история успеха, а не провала. Ещё более абсурдны предположения, что Этери кому-то хочет доказать, что может работать со взрослыми, «а Женя ей не дала». Кому? В спорте считаются результаты — результаты у неё высочайшие. Если изменятся правила, например, повысят возрастной ценз, это будет другая история, в ней нужно будет посмотреть, как Этери изменит стратегию работы, будет ли успешна. Только после этого можно будет делать выводы.


«Топовые спортсмены не могут работать у одного тренера»

В пример приводят тех же Ханю и Фернандеса. И не надо говорить, что у Хави нет таких амбиций: два чемпионата мира он выиграл при Ханю. У Зуевой работали Дэвис-Уайт и Вирчу-Мойр. После победы первых в Сочи последние приняли решение уйти. Возможно, они и считали, что Зуева сделала им не самые выигрышные постановки в Сочи, но скандала из ухода делать не стали, как и рассказывать, как много она им должна (а они со Шпильбандом вырастили обе пары). Почему? Потому что Тесса со Скоттом взрослые люди, они сами выбрали этого тренера, могли бы выбрать другого. В Пхенчхан золотых и серебряных танцоров снова привёз один и тот же тренерский коллектив. Линичук-Карпоносов в лучшие годы привозили по пять пар из топа. Вопрос в том, хватает ли тренеру выдержки и профессионализма честно работать с конкурентами? Судя по размерам группы Этери и её поведению с учениками, мне кажется, что у неё хватало.

В общем, лично мне кажется, что и у тренера, и у ученицы большое будущее, которое находится в руках каждой из них. Ничего драматического в их расставании нет, если не считать некоторой взаимной недосказанности.

 

Ставим новую короткую программу с @d_gleykh ⚪️⚫️

Публикация от Alina Zagitova (@azagitova)

Чем страдать за них, лучше посмотрите на человека слева на этом фото. Даниилу Марковичу Глейхенгаузу (тренируйтесь выговаривать, да) 26 лет, это куда меньше, чем многим действующим спортсменам во всех дисциплинах. Начал как одиночник, потом перешёл в танцы на льду (группа Жулина). Когда Даниилу было 19, у него умер отец и, как пишет Википедия, он начал сам обеспечивать семью, выступал в шоу. Кто знает, в какую лету канул бы такой талант, но в конце 2014 года он начал работать с Тутберидзе. И теперь Глейхенгауз сидит в киссэндкрай с девочкой, которая прыгает четверные прыжки. Ему 26 лет. Возможно, это новый Николай Морозов (в тренерском плане, не в личном).

Фото: Shutterstock (Leonard Zhukovsky)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей