7 признаков классного учителя | Мел
7 признаков классного учителя
  1. Блоги

7 признаков классного учителя

Взгляд на профессию изнутри
5 209
1

7 признаков классного учителя

Взгляд на профессию изнутри
5 209
1

Как определить, что перед вами хороший педагог? Что он обязательно должен уметь? Какими качествами обладать? На эти и другие вопросы постарался ответить наш блогер Александр Грачёв, который рассказал о семи вещах, важных для профессионального учителя.

Уже писал в своём телеграм-канале о разнице между профессиональными и непрофессиональными учителями, настало время посвятить этому большой и концептуальный пост.

Начнём с пары дисклеймеров

Преподаю чуть более пяти лет. Да, это опыт, но, во-первых, он довольно разношёрстный, во-вторых, не совсем стандартный: преподавание в Китае, будучи иностранцем, сильно отличается от работы в России. Поэтому предпочитаю говорить, что у меня есть «определённый опыт». Это эвфемизм для «ну, такой». Это раз.

Давайте сразу о формальном образовании и сертификатах. Считаю, что наличие образования в области педагогики, психологии или сертификатов о знании языка или преподавательских скиллах — это маркеры. Если у тебя диплом МГУ, это не означает автоматически, что ты крутой преподаватель, но повышает шансы на это. Правда верю, что преподавательские курсы, особенно с практикой (как моя CELTA) дают знания, умения и показывают, что ты готов развиваться, учиться, тратить силы, время и деньги на повышение квалификации. Это два.

Теперь перейдём к концептуальным штукам, отделяющим меня как учителя-профессионала от менее профессиональных коллег. Речь пойдёт скорее о преподавании детям и тинейджерам в группах, так как это мой основной опыт на данный момент, но он довольно легко экстраполируется. Постараюсь сопровождать каждый пункт примерами. Начну с того, в чём я более-менее хорош, закончу тем, в чём мне развиваться и развиваться. Не претендую на всеохватность или объективность: это не более чем мои наблюдения и рефлексия, но мне кажется, что это базовые концепты, без понимания которых учитель не может быть достойным профессионалом.

1. Отношение к студентам

Оно просто должно быть. У учителя есть суждения о своих студентах. Даже если это суждения очень широкими мазками (в случае, если у тебя 600+ человек, например), они всё равно должны быть. Какие они — ваши студенты? Шумные, но стараются ответить на любой вопрос? Любят читать, у них хорошая грамматика, но при этом проблемы с устным высказыванием мнения? Могут отвечать на заданные вопросы, но никогда не тянут руки сами? Медленные, но зато правильно строят предложения? Или фонтанируют кирпичиками лексики, но неправильно склеивают эти кирпичики грамматическим цементом? Хотя бы как-то так. Конечно, в идеале нужно анализировать каждого студента и знать его сильные и слабые стороны, что практически невозможно в больших классах, с которыми у тебя хорошо если пара часов в неделю. Однако что-то понимать о своих подопечных необходимо.

Кроме того (включу это сюда, так как работаю в основном с детьми и подростками), самая большая концептуальная ошибка, которую допускают учителя, — это отношение к студентам как к объектам.

В студентах надо видеть людей, в жизни которых происходит огромное количество вещей

Школа в целом и конкретно ваши уроки вовсе не обязательно занимают там приоритетные места. Это нормально. Вы ответственны за их здоровье на уроках и за то, чтобы уроки были понятны и что-то давали средним студентам в каждом конкретном классе. Это вовсе не значит, что они все всё поймут, что вы останетесь в их памяти навечно и что все будут вас уважать и любить. Они не обязаны ничего из этого. Ваша задача — заработать их доверие и уважение, что сложно, если вам наплевать на учеников.

2. Отношение к своему предмету

Его нужно любить, и точка. Нет, ну правда. Не учите тому, что не любите. Это мучение для вас и, скорее всего, бессмысленно или даже вредно для ваших учеников (если только вы не суперпрофессионал, и то не особо уверен).

Английский — очень интересный и глубокий язык. Обожаю его, ощущаю интерес каждый раз, когда узнаю что-то новое, думаю, что процесс познания в английском (как и в почти любой сфере знаний) может занять десятилетия. Это прекрасно.

Если лет через десять буду думать по-другому, сочту это естественным и постараюсь поменять сферу деятельности. Есть варианты, куда пойти.

Конечно же, у меня есть знакомые, которые не очень любят английский. Он для них средство, а не цель. Они просто могут на нём говорить, поэтому решили использовать его как средство заработка. Немного их осуждаю, потому что у них чаще всего нет следующего пункта.

3. Наличие своих суждений о предмете

Плотно связанный с предыдущим пунктом концепт: учитель должен не просто любить свой предмет, но ещё и что-то о нём думать. У человека нет ничего собственного, кроме мнения, поговаривал мой отец, и это одна из немногих его мыслей, с которыми я соглашаюсь.

У учителя должны быть мысли о своём предмете. Например, я не очень люблю английскую фонетику — да и вообще первые часы в любом языке, когда учишься местным звукам и произношению, не для меня. Это просто физическое натаскивание губ и языка на нужные звуки, скучно и сложно. Зато у меня хорошие отношения с лексикой, потому что английский — богатый язык, у каждого слова много синонимов, у каждого синонима много коннотаций, мне нравится разбираться в разнообразии, понимать уместность каждого слова в том или ином тексте и учить этому других.

Понимая своё отношение к предмету, можно улучшить уроки: добавить того, в чём вы сильны, усерднее работать над тем, в чём не очень

Например, обязательно проверяю произношение всех слов, относительно которых у меня появляются малейшие сомнения.

Кроме того, наличие обоснованного мнения достойно уважения. Оно идёт рука об руку с чувствами по отношению к предмету, это видят ученики. Ты не просто знаешь материал и скачешь по плану от пункта к пункту, а проживаешь уроки с учениками, пусть и с другой точки зрения.

4. Признание своих ошибок

Преподаватели ошибаются, и, если это происходит на моём уроке, стараюсь признавать и рассказывать об этом детям. Так было с моими семиклассниками, когда они спросили, как правильно: «I have a toothache» или «I have toothache». Я сказал, что должно быть «toothache», потому что боль же неисчисляемая, а потом проверил, и, конечно, в английском она как будто исчисляемая, да и вообще артикли надо только учить. Поэтому на следующем уроке извинился, признал ошибку и сказал, что должно быть «a toothache», «a headache», «an earache» etc. и чтобы они просто это выучили. И… ничего. Они не были недовольны или грустны, мой авторитет не упал, мы просто пошли дальше. А если бы я не исправился, то это, возможно, стало бы одной из закаменевших ошибок и им бы пришлось переучиваться уже во взрослой жизни.

Впрочем, прежде чем ошибки признавать, надо научиться их замечать и приучить себя проверять все проблемные места. Мне кажется, что у многих людей проблема в первую очередь с этим. Люди то ли уверены в своей правоте, то ли боятся подвергнуть сомнению свои знания. Интернет в руки — и проверять каждую мелочь! Только так становятся профессионалами — по маленькому шажку за раз. Это бесконечный процесс повышения компетенции.

5. Степень подготовки

Эта часть очень простая: к урокам надо готовиться. Подготовка уроков может занимать гораздо больше, чем сами уроки. Если ты пришёл к ученикам неготовым, это твоя ошибка и проблема. Нет, случается, что так выходит, но надо стараться снизить вероятность подобного.

Причём готовиться надо очень много, редко когда чувствую себя готовым достаточно. Для меня сложной частью всегда является boardwork: всё то, что в процессе урока оказывается на доске, должно быть нарисовано и расписано изначально на каком-нибудь черновике. Редко это делаю, и в первые разы, когда веду уроки (а у меня было так, что каждый из уроков вёл много-много раз каждую неделю), мой чистовик — доска — редко выглядит достойно. Надо уделять этому лишние десять минут. Профессионализм приходит, когда уделяешь каждой части урока лишние десять минут.

Не надо бояться изменять паттерны уроков. Если урок не идёт, ученики скучают и ничего не понимают, значит, что-то не так, надо поменять структуру, дать более динамичное задание. Если они, наоборот, болтают все разом, то предложить что-нибудь, что заставит их сфокусироваться. Возможно, в следующий раз попробовать с этим классом иную структуру. Это ваш урок, и всё в ваших руках. Это тоже про подготовку: если не готовиться, то и изменить структуру урока на ходу вряд ли выйдет, потому что в голове нет целей и понимания, к чему это всё вообще.

Конечно же, есть учителя, которые и план урока не читают, просто идут в класс со знанием топика и готовностью импровизировать. Я о таком писал, но уверен, что их куда больше. Наверное, от них тоже есть своя польза, более того, тоже иногда так поступаю. Но считаю себя неправым, когда так делаю, а учителей, которые только импровизируют, и вовсе осуждаю.

6. Знание себя

Уроки — для студентов. Они — главные герои, им всё внимание. Если вы на уроке не ради обучения студентов, а ради того, чтобы показать своё знание предмета, то, возможно, вы что-то делаете не так. Однако это не значит, что преподаватели совсем прекратили существовать. Тут тонкая грань: с одной стороны, надо вести урок, то есть давать задания, направлять ход мыслей студентов, моделировать произношение, чувствовать класс, иметь отношения со студентами (то есть быть для них добрым, строгим или ещё каким-то учителем), с другой стороны, звезда тут не вы, а дети, вы тут ради них, а не они ради вас.

Если честно, с этим у меня проблема. Грань правда тонкая, иногда заваливаюсь в свою сторону: говорю слишком много, перетягиваю всё внимание на себя и не даю достаточного внимания студентам. Мне кажется, это приходит с опытом, потому что это ещё во многом про контроль класса. Классы бывают разные. С умными и хорошо дисциплинированными достаточно легко: они тебя и так внимательно слушают, твоя задача — так структурировать урок, чтобы у них был шанс показать себя. Бывает, что направлять детей в нужную колею поведения сложно: если учитель не центр внимания, они быстро отвлекаются и уходят в свои собственные мирки. Это и про общую дисциплированность, и про авторитет педагога. Я, например, не могу быть строгим учителем, поэтому, хотя у меня и есть авторитет среди моих учеников, это не авторитет нестрогого учителя, а скорее интересного и эрудированного (во всяком случае, нацеливаюсь именно на это). В любом случае, не такой авторитет, когда ученики при виде тебя затыкаются. Я бы этого и не хотел.

Есть один класс, где авторитета у меня, по-моему, нет никакого, и вести уроки с ними — пытка

Потому что надо усиленно делать себя центром внимания, иначе урок вообще никуда не пойдёт, сорвётся. Пока решение для таких классов у меня только одно — быть строгим учителем, делать длинные паузы, чтобы дети начинали слушать, пускать металл в голос, ставить единицы и выгонять учеников, если они нарушают ход урока раз за разом, что тоже не всегда помогает, так что это явно не очень хорошие решения. Надеюсь, со временем у меня появятся другие.

7. Знание своего предмета

Поставил это последним пунктом отнюдь не потому, что не знаю свой предмет, а потому что отчётливо чувствую, что знаю его недостаточно. Мне далеко до профессионала. Предпочитаю для уроков проверять всю грамматику выше уровня А2, произношение слов и примеры их употребления, иногда обсуждаю какие-то вопросы с другими продвинутыми спикерами или носителями языка. Поймите меня правильно, у меня свободный английский уровня C1-C2, смотрю фильмы и сериалы без субтитров, слушаю подкасты, общаюсь с носителями, мой лексический запас больше, чем у большинства знакомых неносителей, и всё же одно дело — знать язык, другое — понимать и уметь объяснить. Иногда мне кажется, что я не прошёл и десятой части пути до понимания английского в той степени, когда буду собой доволен.

Достаточная степень — это когда планируешь урок, уже зная, как объяснить значение каждого слова, понимая причины каждой грамматической конструкции и умея вынуть из головы с десяток примеров употребления каждого слова и каждой грамматической конструкции. Это про осознание, что любая ошибка, допущенная студентом, понятна тебе не потому только, что ты знаешь, как надо, но и почему надо так, и ещё (желательно) — почему студент сделал эту ошибку. Думаю, что этому точно нельзя научиться ни на курсах, ни в вузе, единственный путь — честная работа и рефлексия. Надеюсь, в своё время дойду до этой степени профессионализма, а пока вижу впереди долгий путь и знаю, что мне будет приятно по нему идти.


Послесловие

Любая профессия — это путь, который нужно проходить. Без карты и знания конечных точек, то есть без представления о том, куда двигаешься, далеко не уйдёшь. Можно не иметь ничего из того, что я описал выше, но дойти до определённого уровня компетентности за пару лет, а можно иметь много лет опыта и при этом не пройти и пары метров в верную сторону.

Преподавание — это одна из самых благословенных профессий, нечто осмысленное, глубокое, сложное, дико интересное, разнообразное и приносящее много удовольствия при правильном подходе. Оно вытягивает много сил, это правда, но много даёт.

Я — учитель, и говорю об этом с гордостью. Не думаю, что мог бы это делать, не обладай я всем вышеперечисленным.

P. S. Пишу о своей жизни в Китае и об опыте преподавания в своём телеграм-канале: 读一读:a laowai's notes.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock (miniwide)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Комментарии(1)
Это всё пустое. Можно сколь угодно швыряться новомодными неологизмами типа "паттернов", можно сколь угодно выхваливать свою суперпуперподготовку, можно сколь угодно заявлять, что предмет надо любить, но если на занятиях что в школе, что в колледже нет дисциплины, то грош цена такому спецу. Дисциплина должна быть нал...
Показать полностью
Больше статей