«Про нас думают, что мы скрываем домик на Канарах»: могут ли усыновители заработать на приёмных детях

«Про нас думают, что мы скрываем домик на Канарах»: могут ли усыновители заработать на приёмных детях

От редакции

2

06.09.2021

Существует мнение, что некоторые люди берут детей из детских домов в семью ради пособий и льгот. Чтобы разобраться, кто такие «профессиональные опекуны» и сколько получают усыновители от государства, мы поговорили с приемными родителями, общественными деятелями и сотрудниками официальных ведомств.

«На самом деле мы экономим деньги государства»

Светлана Строганова, руководитель клуба приемных семей фонда «Арифметика добра». Живет с пятью детьми, одна из них удочерена, двое взяты под возмездную опеку, еще одна дочь была под опекой, но в конце сентября ей исполнится 18 лет

Фото: страница Светланы Строгановой в Instagram

В государственных учреждениях на детей с инвалидностью тратится от 100 до 200 тысяч рублей в месяц. Про это мало кто вспоминает, когда говорит, что приемные родители корыстны.

Выплаты на детей делятся на несколько типов. Часть из них положена всем детям, независимо от их статуса. Например, 10 тысяч рублей к школе платят всем. Пенсию получают и все дети с инвалидностью.

Есть выплаты, которые зависят от того, приемный ребенок или кровный. Для приемных родителей есть ряд дополнительных выплат. Они зависят от формы устройства ребенка в семью.

При усыновлении родителей вписывают в свидетельство о рождении ребенка, по всем правам он приравнивается к кровным детям: у него пропадают права на льготное жилье, квоты в вузах, бесплатные обеды в школе. За само усыновление предполагается федеральная единоразовая выплата — около 8 тысяч рублей.

Размер надбавок к этой выплате зависит от региона. В Москве она около 20 тысяч рублей. Несколько лет назад в Калининградской области она была около 600 тысяч рублей.

В некоторых регионах есть ежемесячные выплаты, которые действуют до совершеннолетия детей, родитель должен тратить эти деньги на их содержание. В Москве это около 17 тысяч рублей в месяц. Но если ребенка усыновили в регионе, где не предусмотрены такие выплаты, они не будут начисляться родителям-москвичам.

Другие два типа устройства ребенка в семью — возмездная и безвозмездная опека. Безвозмездную часто оформляют родственники. В этом случае предусмотрена единоразовая выплата, соразмерная с усыновительской. Ежемесячные выплаты на содержание ребенка платят регионы. В Удмуртии это около 7 тысяч рублей. Самые большие выплаты в Москве (18-25 тысяч рублей в зависимости от возраста) и в Краснодарском крае.

Каждый год мы, родители, пишем многостраничный отчет, где указываем до копеечки, сколько денег пришло, что на них купили

Дорогие покупки указываем с чеками. Органам опеки нужно подтверждение того, что деньги из регионального бюджета действительно были получены и потрачены на ребенка. Иногда они делают запросы о детях в школу, в поликлинику.

Есть презумпция невиновности: если опекун говорит, что он потратил на ребенка, мы по умолчанию считаем, что он потратил на ребенка. Но если вылезает какая-то трата, например, на машину, опека с большой вероятностью сочтет, что это не содержание ребенка. Только если вы не докажете, что, например, у вас ребенок с инвалидностью и его нужно везде возить. В иных случаях машину, телефон нужно оформить как имущество ребенка и каждый год вписывать в отчет. Если телефон сломался, его нужно вычеркивать и вписывать новый. Я покупаю телефоны за свои деньги. Но когда мы приносим чеки за экскурсии, билеты в театр, кино, органы опеки это принимают.

Возмездная опека означает, что опекун помимо выплаты на ребенка каждый получает вознаграждение приемного родителя. Его платит регион. Такую выплату придумали, чтобы в семьи брали детей «сложноустраиваемых категорий»: подростков, детей с инвалидностью, братьев и сестер.

Когда я взяла Олю, ей было почти пять лет, она не ходила и не говорила. У нее ДЦП.

Я понимала, что если заберу такого ребенка, то не смогу полноценно работать как минимум первый год

Мне нужно будет вкладывать много сил, времени и денег в реабилитацию этого ребенка. Я оформила на дочь возмездную опеку.

Размер ежемесячного вознаграждения тоже зависит от региона. В Москве сумма примерно равна выплатам на детей — около 20 тысяч рублей. При этом, если в полной семье больше трех подопечных детей, вознаграждение платится двум приемным родителям — маме и папе. В подавляющем большинстве регионов размер вознаграждения — всего несколько тысяч рублей. Это просто смешно. Люди не могут себе позволить взять детей.

Давайте посчитаем, сколько денег получают в самом богатом регионе — Москве. Я получаю полноценные выплаты на двоих детей, всего 120 тысяч рублей в месяц. Не думаю, что это какая-то немыслимая сумма для семьи с пятью детьми из Москвы, где есть ребенок с инвалидностью.

Старшей дочери исполняется 18 лет, и выплаты на нее прекратятся. Но она не получит жилье, как выпускники сиротских учреждений. Она будет жить с нами, и я буду продолжать ее содержать.

Если же семья живет, допустим, в Удмуртии, в ней пять детей, три из которых — приемные, а один — с инвалидностью, то родители получают 31 тысячу рублей. Ясно, что нажиться на эти деньги невозможно.

Неблагополучными и непорядочными могут быть как приемные, так и кровные семьи

Есть семьи, которые наживаются на приемных детях. Это моя боль, но отрицать это было бы глупо. Но это невозможно делать, когда размер выплат минимальный. В той же Удмуртии на детях никак не «озолотишься»: они все равно будут есть, им нужна одежда. В регионах с крупными выплатами бывает, что семья оформляет под возмездную опеку несколько детей, в том числе с инвалидностью. Есть хронические заболевания, носители которых не требуют какого-то специального, ежедневного ухода, например, ВИЧ. Тут не нужно прикладывать усилий для реабилитации, ребенку просто нужно давать таблетки (ими государство обеспечивает бесплатно), следить за его анализами. Если взять несколько таких детей (а это тоже дети с инвалидностью), семья будет получать повышенные выплаты.

Дальше начинается экономия. Можно кормить детей самой простой едой, брать одежду бесплатно. Так деньги остаются.

Есть вопиющие случаи, когда детей усыновляют или берут под опеку, а потом сдают в интернаты пятидневного пребывания

Тогда родителям вообще ничего не надо делать с детьми, а деньги они получают. В таких случаях у меня возникает вопрос, почему это не контролируют органы опеки.

Сообщество приемных родителей, некоммерческие организации и органы опеки должны разрабатывать механизмы контроля. Но при этом должна сохраняться целостность семьи. Когда в приемную семью в любой момент могут прийти из поликлиники, из школы, это проблема. Многие родители не знают, что это незаконно. Для приемных детей любой визит чужих людей — это стресс.

Случаи злоупотреблений в приемных семьях мешает порядочным родителям. Про нас начинают думать, что мы все делаем из-за денег и что мы скрываем домик на Канарах. Это также мешает государству выстраивать взаимодействие с приемными родителями. Органы опеки провоцируют на подозрение.

В регионах должна выравниваться сумма выплат приемным родителям. Нужно увеличивать выплаты там, где они очень маленькие.


«Обучение и развитие начинается только с точки покоя — когда ребенок попадает в семью»

Айгуль Гареева, депутат Государственного собрания — Курултая Республики Башкортостан. Состоит в совете благотворительного образовательного фонда «Мархамат», воспитывает двоих приемных детей

Фото: страница Айгуль Гареевой во «ВКонтакте»

Я региональный депутат, моя сфера — некоммерческие организации, я помогаю развивать некоммерческий сектор. При этом я сама участвовала в создании фонда «Мархамат», с 2010 по 2018 год была его президентом, сейчас состою в совете и продолжаю участвовать в его жизни как волонтер. Наш фонд занимается образованием, у нас шесть благотворительных программ, одна из основных — программа для детей с ограниченными возможностями здоровья.

Работа с приемными семьями — это не центральная тема фонда, но мы с ней, конечно, соприкасаемся. Во-первых, раньше мы сотрудничали с четырьмя детскими домами — они у нас были под патронатом. Во-вторых, у нас есть дети с особенностями, которые под опекой или усыновленные, мы этим семьям тоже помогаем в рамках программы «Круг семьи». Недавно мы открыли клуб приемных родителей «Беседка», там они могут общаться и поддерживать друг друга с позиции «равный — равному». Иногда мы приглашаем в гости тех, кто задумывается, не взять ли ребенка из детского учреждения, и больше всего работаем с теми, кто хочет взять ребенка старше десяти лет. Мы всегда готовы поделиться опытом.

Во время пандемии я и сама стала приемной мамой дважды. В нашей семье трое детей, мы взяли еще двоих

Теперь у нас еще есть 15-летняя девочка и 9-летний мальчик. А до этого я двух девочек брала на гостевой режим. Так что могу рассказать и о личном, и о рабочем опыте. Гостевой режим — это когда вы берете ребенка на выходные, это никак не оплачивается. Когда я брала детей уже на лето, под временную опеку, то мне детский дом дал на них продуктов, где-то на 7000 рублей в месяц. Мясо, макароны, рис, масло, сыр — все то, что готовили бы этим же детям в детском доме. Этими продуктами ребенка вполне можно прокормить.

Одна девочка из тех, что были у меня под временной опекой, уже выросла, вторую мы оформили в семью. Сначала она была у нас по предварительной опеке (пока мы собирали документы).

При предварительной безвозмездной опеке государство выделяет около 7000 рублей на содержание ребенка. Когда девочка поступила в колледж, она стала получать их сама — 7000 плюс стипендия, всего выходит около 10 000 на руки.

Потом мы с мужем стали приемными родителями. Приемные родители в Уфе могут получить вознаграждение от 8000 до 10 000 рублей (в зависимости от возраста и состояния ребенка, на маленьких и с заболеваниями платят чуть больше).

То есть на приемного ребенка до 16 лет у нас можно получить 7 тысяч на содержание и 8 тысяч как вознаграждение, итого выходит 15 000 рублей. В Уфе средняя зарплата — что-то около 38 000 рублей. В сравнении с ней сумма очень маленькая. К ней, правда, могут прилагаться еще какие-то выплаты, например, если у ребенка один из родителей умер, то он получает пенсию по потере кормильца — что-то около 8000 рублей. Если приемная мама не работает, она может получить пособие по уходу — около 10 тысяч. Наконец, если у ребенка есть пособие по инвалидности, то это еще около 17 000 рублей. Но это то, что идет на здоровье.

Существует мнение, что многие берут детей из-за денег. Я думаю, что это не так. На приемных детей нужно очень много денег. Например, ребенку с инвалидностью на лечение и реабилитацию обычно нужна сумма в три раза больше, чем та, которую выделяет государство. В моем случае много средств уходит на частную школу. Я работающая мама, причем работаю много. Частная школа позволяет сделать так, чтобы ребенок всегда был накормлен, под присмотром, в комфортной среде, уроки сделаны. В нашем случае это школа по системе Монтессори, она была создана специально для детей с ОВЗ, травмированной психикой. Мы в нее ходим по совету психолога, это для ребенка терапевтическая среда. Думаю, мы проведем в ней еще два или три года.

Представление о приемных родителях, которые зарабатывают на детях, на мой взгляд, такой же стереотип, как и, например, представление, что все подростки из детских домов девиантные. На самом деле многие из них сами не хотят идти в семью: боятся. Я свою приемную дочь несколько месяцев уговаривала, потому что она считала, что так как она уже подросток, то она никому не нужна, она обуза. Воспринимала себя как что-то ненужное.

Конечно, поначалу у приемных детей бывают разные проявления, но в семье они проходят очень быстро

То же самое касается обучения. Есть медицинские исследования, которые показывают, что у детей у детском доме уровень кортизола (гормона, который вырабатывается во время стресса. — Прим. ред.) такой же, как у людей во время бомбежки. Если ты сидишь под обстрелом, вполне очевидно, что ты не можешь нормально обучаться. Обучение, развитие начинается только с точки покоя — когда ребенок попадает в семью, проходит адаптацию, начинает постепенно доверять приемным родителям, у него возникает привязанность. С этого момента он уже может развиваться и достигать успехов. Главное — пережить этот сложный период.


«Заработать на опеке сложно, хотя случаи бывают всякие»

Татьяна Загородняя-Онищенко, уполномоченная по правам ребенка в Саратовской области

Фото: страница Татьяны Загородней-Онищенко во «ВКонтакте»

В Саратовской области пособия и вознаграждения приемным семьям очень низкие: обычно они не превышают 7,5 тысячи рублей. Детей содержать сейчас недешево. Так что заработать на опеке у нас сложно, хотя случаи бывают всякие. Я очень настороженно отношусь к ситуациям, когда берут слишком много детей, больше десятка. В том числе потому, что наша задача — устраивать ребенка в семью, а когда в семье 20 и более детей, то это обычно получается на самом деле никакая не семья, а просто еще один детский дом. Ребенок как был, так и остается в системе.

Был случай, когда мама одной из таких больших семей забыла детей в автобусе, когда они ехали с праздника

Это очень показательная ситуация. Это значит, что человек уже не может справиться с тем количеством работы, которую на себя зачем-то взял. Впрочем, такие случаи скорее единичны.

При этом бывают и ситуации, когда на семью жалуются, многократно, но жалобы не подтверждаются. Например, у нас есть семья с восемью приемными детьми, на них несколько раз жаловались соседи. Я постоянно приезжала их проверять, в том числе без предупреждения, разговаривала с детьми один на один. И всегда оказывалось, что всё в порядке. Сами дети просили меня не разлучать их с опекунами. Иногда люди жалуются просто из банальной зависти или потому, что большая семья им может мешать. После проверки оказывается, что никакой проблемы нет.

Материал подготовили Элла Россман и Екатерина Красоткина. Фото на обложке: Shutterstock / sakkmesterke

Комментарии(2)
Усыновителям дают 8 тыс. Р. , а при рождении 200 тыс. Р маткапитала! Это просто беспредельно! Усыновленный ребенок-это не ребенок получается?
Есть люди которые действительно хотят ребенка усыновить и берут его в свои руки со всей любовью, так что он или забывает или не знает что он не родной. Таким оплата и не нужна. А в реальности мне попадались только моральные уроды и сволочи которые набирают по 10 детей и мрази покупают квартиры и машины. А детей кормят печеньками и кефиром. А наигравшись вдоволь чужой жизнью отдают обратно. А чеки, что уж там, зайди в пятерку и в любой кассе в мусорке тебе найдется десяток чеков любово формата от взрослой еды и до лялечной. Мое мнение, деньги не давать за ребенка и не платить. А вопрос обеспечения семьи государство должно решить другими методами. Ведь Вы берете ребенка, а не товар.
Больше статей