Как живёт журнал «Юный натуралист»: ему почти 100 лет, в нем нет рекламы, а редакция состоит из 4 человек
Как живёт журнал «Юный натуралист»: ему почти 100 лет, в нем нет рекламы, а редакция состоит из 4 человек
Как живёт журнал «Юный натуралист»: ему почти 100 лет, в нем нет рекламы, а редакция состоит из 4 человек

Как живёт журнал «Юный натуралист»: ему почти 100 лет, в нем нет рекламы, а редакция состоит из 4 человек

Анастасия Никушина

8

01.03.2022

Изображение на обложке: архив журнала "Юный Натуралист"

Современные мамы и папы, а уж тем более бабушки и дедушки, помнят советский журнал о природе «Юный натуралист». Он издается с 1928 года, то есть почти 100 лет, существует на деньги подписчиков и пытается выдержать конкуренцию с блогерами и просветителями из ютуба. Как именно? Рассказывает Марина Осеннова, заместитель главного редактора журнала, которая работает в нем 44 года.

Милые зверюшки и политика

Первый номер журнала «Юный натуралист» вышел в мае 1928 года. За десять лет до того, как советские дети смогли прочесть первый номер, в парке «Сокольники» появилась Центральная биологическая станция юных натуралистов им. К. А. Тимирязева. Она, как и журнал, существует до сих пор.

«Те, кто попадает в редакцию или становится внештатным автором, связывают свою жизнь с „Юным натуралистом“ на многие десятилетия», — говорит заместитель главного редактора Марина Осеннова, которая пришла работать в редакцию в апреле 1979 года.

Отец Марины работал в типографии «Молодая гвардия», где издавался журнал. Так что в детстве Марина часто получала выпуски еще до того, как они попадали к читателям. Как и все советские школьники, она была в восторге от фотографий животных: «Мы были обделены всевозможными плакатами с милыми зверюшками, так что просто вырезали картинки и вешали их на стену». Сейчас «Юный натуралист» воспринимается уже повзрослевшей Мариной как что-то значительно большее, эпохальное, — это хорошо чувствуется, когда в редакции из архива достают старые, первые выпуски 1928 года.

«В таком формате, в котором мы выходим сейчас, журнал существует с конца 60-х годов», — говорит Марина. В 90-х исчезли политизированные темы и все страницы заняла исключительно биология. Изменилась печать: стала выглядеть качественнее. Поменялась и бумага: она теперь белоснежная, а на обложке и постере — плотная, мелованная.

Обложка журнала «Юный натуралист», № 4, 1930 год

Единственная запись в трудовой книжке

В любой советской редакции существовал отдел писем — туда стекалась вся корреспонденция с вопросами и пожеланиями читателей. Был такой отдел и у «Юного натуралиста». «После школы я не сразу пошла в вуз: не очень представляла, кем хочу быть. Я начала работать в типографии „Молодая гвардия“, а потом, когда освободилось место в отделе писем, пошла туда», — вспоминает Марина.

Она рассказывает: «Дети писали в основном зимой. Это понятно: все сидят дома, а писать и отправлять письма было очень популярным занятием. В день приходило по 300 писем, мы их мешками выгружали». Работа учетчика писем была «технической, но безумно интересной». Марина регистрировала адреса отправителей, заводила на каждый адрес отдельную карточку, искала нужных консультантов — сейчас мы бы назвали их экспертами. Консультанты, которые были в основном биологами, приезжали раз в неделю, забирали новые письма, отдавали ответы на старые и уезжали, а Марина запечатывала их в конверты. Сначала в основном вели переписку с читателями, некоторые из писем публиковали.

От вскрытия конверта с вопросом до получения ответа читателем проходило всего две недели

Параллельно Марина начала учиться в Московском полиграфическом институте, решив стать редактором. Вместе с дипломом сотрудница отдела писем получила небольшое повышение: стала литературным работником того же отдела. Теперь на письма Марина могла отвечать самостоятельно.

В итоге за 43 года работы «Юный натуралист» остался единственной записью в трудовой книжке Марины: сейчас она заместитель главного редактора журнала.

Офис на даче

Когда Марину повысили в первый раз, в редакции было 13 штатных сотрудников в трех отделах — науки, юннатов и писем. И целая армия внештатных корреспондентов-биологов, которые, в отличие от редакции, всегда работали в «поле». Причем иногда в буквальном, а не только в журналистском смысле.

Сейчас «Юного натуралиста» делают 4 человека. Из-за пандемии они даже не работают в одном помещении. Раз в месяц приезжают в небольшой офис, обсуждают планы на ближайший выпуск и разъезжаются по квартирам и дачам — работать каждый над своей задачей. Марина говорит, что все четверо уже привыкли к такому режиму работы, хотя и скучают друг по другу.

Редакция «Юного натуралиста» стала меньше, потому что появились технологии. «Покупать фотографии мы теперь можем в электронном виде. Я выискиваю авторов фото в соцсетях, списываюсь с ними, они с удовольствием сотрудничают, — говорит Марина. — Да и верстаем все в электронном виде, а не как раньше».

У журнала всегда был научный консультант, который проверяет все тексты номера с точки зрения научной достоверности. «Авторы разные. Конечно, у нас пишет много профессиональных биологов, кандидатов и докторов наук, но бывают совершенно случайные публикации от людей без биологического образования, но увлеченных природой, — научные консультанты правят в них все ошибки», — объясняет Марина.

Рабочий стол заместителя главного редактора

Зеленый дятел. Любит сало

Начиная работать в «Юном натуралисте», она сама была знакома с биологией «на школьном уровне»: «Журнал помог мне полюбить природу и научиться ее понимать. Сейчас, уже взрослым человеком, я отношусь к ней с трепетом и вниманием». На даче, где Марина организовала свой выездной офис, она уже знает всех птиц, прилетающих к кормушке, и что они едят.

«Если возникают вопросы, могу в любой момент позвонить нашему научному консультанту — орнитологу Владимиру Григорьевичу Бабенко. Спрашиваю: «Какой корм этой птице нужен? А этой?» — говорит Марина и рассказывает историю: «В этом году к нам повадились прилетать куропатки. Обычные птицы едят нежареные семечки, а эти? Выяснилось, что есть тонкость: зимой этим птицам не достать землю и песок, которые, скапливаясь в мышечном желудке, помогают перетирать корм. Такие «зубы в желудке». Пришлось искать специальный песок и подсыпать им в обычный корм».

Марина ходит по лесу возле своей дачи и обращает внимание на все: «Погрызенные кусты черной ольхи — следы от заячьих зубов. А здесь кабаны порылись, даже до корней добрались. Недавно в чат садового товарищества прислали фотографию птицы, которая по внешнему виду была похожа на попугая. Но это зеленый дятел — очень редкий для Подмосковья. Любит сало. Без журнала я бы соседям о нем не рассказала. А с ним стала понимать природу, любить ее».

Обложка журнала «Юный натуралист», № 2, 2021 год

От началки до пенсионеров

Сегодня у журнала нет конкретной целевой аудитории. Если в Советском Союзе было целое движение юннатов со своими кружками и станциями во множестве городов, то сегодня оно размылось, практически исчезло. «Наш журнал, как и раньше, сделан для ребенка, который неравнодушен к природе, любит животных. Этим ребенком занимаются родители, мотивируют его», — рассуждает Марина.

Она предполагает, что дети вообще редко могут сами, «из ничего», заняться физикой, химией, биологией: «нужны посылы от взрослых». Журнал тоже мотивирует детский интерес и награждает дипломами читателей, которые становятся авторами статей. «Недавно наш читатель Василий П. из башкирского села Иглино организовал посадку сосен, завел сайт и вместе с другими жителями убрал свалку. Ему 10 лет всего, и видно, что мальчиком занимается мама, ему помогает дедушка. Еще один мальчик рассказывает: „Видел занесенную в Красную книгу стрекозу — красотку темнокрылую“. Кто ему рассказал про стрекозу? Мама».

Марина упоминает еще несколько детей и взрослых из Владивостока, Верхней Пышмы, Москвы

Школьники и сегодня продолжают писать в редакцию — правда, уже электронные письма. Но рассказывают все о том же — о любви к природе, своих успехах и впечатлениях. «Есть еще Василий Т., которому родители подарили монеты с изображениями животных. Теперь он пишет нам статьи: сам ищет литературу и делает доклад. Последняя его публикация у нас — о редком звере, выхухоли. Возможно, эти дети, которых я перечислила, в будущем станут соавторами нашего журнала».

При этом среди читателей есть и те, кто ностальгирует о прошлом: в основном это пожилые люди. «Мы иногда шутим: нас читают от мала до велика, от учащихся начальных классов до пенсионеров. Но основная читательская аудитория все же дети даже не начальных классов, а возраста 10–14 лет», — добавляет Марина.

Каждые шесть лет приходит новое поколение читателей

Писать для «Юного натуралиста» может любой желающий, искренне заинтересованный природой. В журнале сохраняются классические рубрики, названия которых наверняка будут знакомы и повзрослевшим читателям.

Марина рассказывает: «Есть старейшая рубрика «Лесная газета», название для которой придумал Виталий Бианки. Это рубрика для тех, кто любит природу и ежемесячно наблюдает за ней. Там мы описываем, что сейчас происходит в природе средней полосы России.

В «Клубе почемучек» есть вопросы от читателей. Иногда сами же дети дают ответы другим детям»

Замглавреда продолжает перечисление: «Записки натуралиста», «Листая Брема» (Альфред Брем, немецкий зоолог. — Прим. ред.), «Тысяча диковин», «Мастерская природы». Некоторые из них появились в 90-х. Иногда выходят полностью тематические номера: «Традиционно августовский номер посвящен лесу и его обитателям, сентябрьский — домашним питомцам, а каждый ноябрьский — экзотическим животным». Иногда материалов набирается столько, что всем им не хватает места на 48 страницах журнала.

Марина отмечает, что редакции приходится повторяться в темах и героях, так как «мир природы не безграничен». Но для журнала проблемы в этом нет: «Каждое поколение меняется раз в шесть лет. Через шесть лет наши читатели взрослеют, переходят на другие темы, а новые читатели получают то, что когда-то могли пропустить. Так что некоторые публикации повторяются, но не полностью: мы приглашаем на старую тему нового автора с новым видением».

Обложка журнала «Юный натуралист», № 1, 1969 год

Тактильность и ученые степени

В последние годы у журнала появилось много конкурентов. Сначала это были другие познавательные издания, потом — каналы блогеров и сообщества в соцсетях. Марина предполагает, что другие журналы со схожей тематикой исчезают, «потому что у них нет традиций и таких хороших авторов, как у „Юного натуралиста“».

С интернетом другая ситуация. «Понимаю, что от времени никуда не уйдешь. Я сама люблю поискать в интернете нужную мне информацию, — говорит Марина. — Но ведь это такое пространство, где много и реальных, и выдуманных фактов. В нашем журнале каждая строчка проверена людьми с учеными степенями. Да и потом остается эта тяга к тактильности, переворачиванию бумажных страниц. Особенно если ребенок воспитывается в семье, где есть не только смартфон и компьютер, но и прогулки, книги».

Тиражи «Юного натуралиста» падают — как у всех бумажных изданий. «В Советском Союзе максимальный тираж был миллион. Но это была другая страна с большим количеством республик, а мы там были одни. Сейчас у нас порядка 7 тысяч читателей — мы каждого ценим», — говорит Марина.

Возможно, журнал мог бы привлечь больше новой аудитории, если бы совсем ушел в онлайн, но после долгих раздумий редакция отказалась от полноценной электронной версии: «Это нерентабельно. Народ привык, что если это интернет, то все должно быть бесплатно. Если мы выпустим электронную версию, тираж бумажного издания сильно упадет. Поэтому пусть он будет таким, немного ретро».

Сегодня «Юный натуралист» продолжает существовать исключительно на деньги подписчиков, которые получают новые номера по почте. В журнал принципиально не добавляют рекламу: она «лишит читателей какой-то части информации, которую мы могли бы уместить вместо объявлений». Но люди продолжают подписываться, пусть и не каждый день. В планах редакции — отпраздновать столетие.

За помощь в расшифровке благодарим стажера Анну Прусакову.

Изображение на обложке: архив журнала "Юный Натуралист"
Комментарии(8)
Замечательный журнал, в детстве выписывала и читала с удовольствием. Поздравляю редакцию с юбилеем, желаю дальнейшей успешной работы и процветания журналу.
В моем детстве родители выписывали мне ЮН, читала с удовольствием, подписка была недорогая, научные работники могли подписаться без ущерба для бюджета… Пошла подписать ребенка на журнал, а он стоит 1000 за штуку. Риали? Я на тыщу несколько хороших книжек куплю.
Мел, спасибо за статью, а я и забыла об этом замечательном журнале! Спасибо, что напомнили)
Показать все комментарии
Больше статей