На горный перевал с младенцем в рюкзаке: история Тони и Паши, чьи дети выросли в походах
На горный перевал с младенцем в рюкзаке: история Тони и Паши, чьи дети выросли в походах
На горный перевал с младенцем в рюкзаке: история Тони и Паши, чьи дети выросли в походах

На горный перевал с младенцем в рюкзаке: история Тони и Паши, чьи дети выросли в походах

Людмила Чиркова

1

11.11.2021

Можно ли ходить в длительные пешие и велосипедные походы с двумя маленькими детьми? Конечно, уверена наша героиня Антонина Захарова. Поговорили с ней о кочевой жизни, сюрпризах монгольских степей и о том, где взять один спальник для целой семьи.

«Мы так всегда жили»

Походы в жизни журналистки Тони и айтишника Павла появились задолго до того, как они завели детей. Сначала пара проводила в походах все выходные и отпуска. Потом в какой-то момент оба уволились — и уехали в Тибет. Планировали провести там три месяца, но вернулись домой лишь спустя три года.

За это время начали работать удаленно. К тому же оказалось, что в путешествии деньги заканчиваются не так быстро, как при жизни в большом городе. С осени до начала весны Паша и Тоня более или менее оседло жили в нетуристических местах в Азии, выбираясь на выходные в походы. В летнее время уходили в горы на 2–3 месяца. Маршруты всегда составляли по максимально диким местам. Горы, маленькие затерявшиеся деревеньки, заповедники, вулканы, заросли — все это им ужасно нравилось.

Когда оказалось, что в семье ожидается прибавление, Тоня и Паша начали беспокоиться: получится ли поддерживать привычный и любимый образ жизни с младенцем на руках? Оказалось, что это вполне возможно.

Возмущенные взгляды попутчиков

Лева, первый ребенок Тони и Паши, родился в Москве. И уже спустя 2,5 месяца (благо дело было летом) семейство отправилось в первый поход выходного дня в обновленном составе. Заночевать собрались в лесу.

Поехали в Тверскую область. «Мы набрали с собой какое-то невероятное количество одежды для Левы, — вспоминает Тоня. — Я боялась практически всего. Но по факту самым страшным оказалось ловить на себе неодобряющие взгляды бабушек в электричке. Еще бы: хрупкая девочка с огромным рюкзаком и с ребенком».

А вообще, все прошло здорово. Оказалось, что гулять с младенцем по хвойному лесу — это практически то же самое, что и бродить там без него. Ребенок в этом возрасте спит, ест — и снова спит. Иногда только нужно делать привал, чтобы сменить подгузник. С последним, кстати, без приключений не обошлось. «В пять утра просыпаемся от странного звука. Выглядываем из палатки — а это пришла лиса и пытается распотрошить Левин подгузник, который мы оставили на улице», — вспоминает Тоня.

В следующий поход, уже серьезный и длительный, ребята отправились, когда Леве было почти полгода

Выбор пал на Ликийскую тропу — 540-километровый пеший маршрут по побережью Средиземного моря в Турции. «Мы исходили из двух факторов: дешевизна билетов и длительность перелета, — делится Тоня. — Сложности были только в дороге: я летела с ребенком в один день, а Паша — в другой. И чтобы сходить в туалет, мне приходилось просить присмотреть за Левой, мирно спавшим в люльке, соседку по самолету».

Когда появляется ребенок, походная жизнь и передвижения родителей подчиняются его ритмам. Пока ребенок спит, родители идут. Если он спит два раза в день, значит, у родителей есть как минимум три, а то и четыре часа на марш-бросок (взрослые за это время могут преодолеть внушительное расстояние).

Как только ребенок просыпается и начинает смотреть по сторонам, поход останавливается. И тогда можно переодеть и покормить его, погулять, поиграть и так далее.

Именинный торт в монгольской степи

Когда Леве еще не было двух лет, семейство решило отправиться в длительный поход по любимому региону — Азии. Долетели до Иркутска, а дальше поехали на велосипедах от Байкала по невероятно красивой долине в Монголию. Маршрут в полторы тысячи километров был продуман в мельчайших деталях, но кое-что ребята предусмотреть никак не могли.

«Там было очень ветрено, нам постоянно дуло в лица, — рассказывает Тоня. — Понятно, что ехать на велосипедах при таком раскладе крайне сложно. Но гораздо тяжелее было Леве. Шапки, шарфы, хваленые кремы от ветра и вазелин не спасали — ему сильно обветрило щеки. Так что мы просто сократили маршрут, а часть пути проделали на машине».

Были и другие неожиданные сложности. «Ехать по Монголии было тяжело просто потому, что там пустая степь, — признается Тоня. — И Лева превратился в унылого мальчика, которому все не так. Приходилось его нон-стоп развлекать. В такие моменты просто превращаешься в радио - и поешь обо всем, что видишь вокруг. Без рифмы, главное — с ритма не сбиваться».

В походе отпраздновали и день рождения Левы. Воздушные шарики мало весят и не занимают много места в рюкзаке, а потому их привезли с собой из Москвы. А торт соорудили из купленных в Иркутске готовых коржей, взбитых сливок и фруктов.

То путешествие Паши, Тони и Левы длилось три с половиной месяца: после Монголии они проехали весь Китай, в том числе горы Тянь-Шаня и Восточного Тибета. Закончился велопоход зимовкой в Таиланде. После было еще множество детских походов по Индийским Гималаям и длительный велопоход по Китаю. А потом семья стала еще больше.

Что такое идеальная стоянка

Женя, дочь Тони и Паши, родилась в Индии — в госпитале на высоте 2200 метров над уровнем моря. А дом, в котором семья тогда жила, стоял на высоте 1700 метров, и рядом с ним как раз проходила пешеходная тропа. В свой первый поход в горы Женя отправилась в три месяца. А когда девочке исполнилось 4 месяца, семья отправилась покорять перевал, который находился на высоте 4000 метров.

«По дороге нам попадались индийские туристы, и шли они куда медленнее и ленивее, чем Лева, которому тогда было 4 года. А утром, когда я развела костер, они нас догнали — сидели, грелись с нами и с недоумением и любопытством поглядывали и на меня с Женей в рюкзаке, и на Леву», — вспоминает Тоня.

Это был непростой поход. Октябрь, резкие изменения погоды — и вот уже валит снег, а вокруг скалистые горы

Женю завернули в пуховый комбинезон, а поверх еще закрыли мембранной курткой. «Нужно было срочно спускаться вниз, иначе мы могли бы застрять наверху, пока не сойдет снег. Паша посадил Леву к себе на плечи, и он, уставший, тут же уснул».

С тех пор Тоня с Пашей определили для себя несколько правил: «Мы не ставим палатку на обрыве или вообще на высоте: это попросту опасно, — объясняет Тоня. — Но и ровная, поросшая мхом поляна — тоже не вариант, детям неудобно ходить: у них ноги во мху тонут. Идеальная стоянка — это местечко у горного ручья или небольшой речки, чтобы был песок и камни. Тогда они подолгу могут сами себя занимать. Достаточно взять с собой небольшую игрушку, какого-нибудь зайчика, и у ребенка будет масса дел. Зайчика ведь надо накормить супом из листьев. А еще ему необходимо построить дом из камней и веток, помочить лапки в речке».

Спальник на двоих с половиной человек

«Теперь, когда у нас двое детей, мы нередко обходимся одним рюкзаком на четверых. Вещей стараемся брать меньше: из двух одинаковых по теплоте курток выбираем ту, что легче, для палатки покупаем самые легкие колышки. А еще у нас всегда с собой непромокаемый наматрасник для кроватки. Он спасает, когда нужно переодеть ребенка прямо на земле. Еще используем его, когда кладем младшего ребенка спать в пуховый спальник — на случай аварии с подгузником», — делится Тоня.

При подготовке к походам Паше и Тоне не раз приходилось проявлять смекалку. Так, когда выяснилось, что раздобыть или сшить на заказ спальник на двоих с половиной человек нереально, Паша смастерил его сам. И палатку тоже сконструировал: весит всего 2 килограмма, но в ней легко умещаются четверо.

Вопрос с зарядкой техники тоже решили: Паша сделал солнечную батарею, которая крепится к рюкзаку

А чтобы у ребенка не откидывалась голова, когда он засыпает в велокресле, ребята берут надувную детскую подушку для сна в самолете и с помощью лент прикрепляют ее к креслу задом наперед так, чтобы она поддерживала детскую голову спереди и с боков.

«В походе, как и дома, всегда есть риск обрасти лишними вещами: еще одни штанишки, еще одно одеяльце, и без походного горшка никак не обойтись. Но и Лева, и Женя довольно быстро научились жить без тысячи этих мелочей. Когда я вижу, как семья пытается пойти с детьми в поход на выходные, но не может, потому что это слишком тяжело, я их прекрасно понимаю. Это целая наука», — говорит Тоня.

Походы выходного дня

Когда Леве было 5 лет, а Жене 1 год, родители задумались о том, чтобы сменить место жительства. Тоня и Паша понимали, что сыну и дочери нужно социализироваться, общаться с другими детьми. А в Индии с этим было трудно. Да, летом даже в тех нетуристических местах, где они жили, полно англо- и русскоговорящей публики, но все остальные месяцы — полная изоляция. К тому же родители хотели отправить Леву в детский сад, а в индийских садах принято обходиться с детьми достаточно строго и жестко, и это семью совсем не устраивало.

Так семья переехала в Грузию, в Тбилиси. Лева пошел в местный сад — группа подобралась мультинациональная. Тоня говорит, в ней дети учатся считывать разные культурные коды и развиваются намного быстрее. Да и остальным требованием семьи походников эти места вполне отвечают.

«Для нас принципиально важно, чтобы мы могли выйти из дома — и тут же отправиться в поход, — поясняет Тоня. — Здесь до гор — 15 минут езды от дома. А через три часа дороги ты и вовсе оказываешься в совсем диких местах».

Жене уже 4 года. Она обожает платья, растет, как говорит Тоня, «девочкой-девочкой». Но с удовольствием каждые выходные отправляется покорять очередной перевал, играет рядом с горными ручьями и строит башенки из камешков. А еще на перевале всегда можно найти заранее спрятанный мамой или папой клад с конфетами или маленькими игрушками, построить шалаш или соорудить плотину. Лева, которому сейчас восемь, уже помогает папе ставить палатку и здорово ориентируется в лесу.

В теплое время года семья по-прежнему каждые выходные выбирается в походы, иногда в компании знакомых.

Но найти тех, кто в пятницу вечером за три часа соберется и рванет в горы, довольно непросто

А вот спать в снегу Лева и Женя не любят, так что зимние вылазки на природу с ночевкой пока отменяются.

«Поход — это своеобразная медитация, — делится Тоня. — Когда ты идешь, сконцентрировавшись на дыхании, то отключаешься от тревог, от мыслей о работе, стирке, уборке и несделанных домашних заданиях. И наконец-то можешь просто побыть здесь и сейчас со своими детьми. Вы вместе носите дрова, готовите еду. Да, по возвращении нужно будет разобрать рюкзаки, перестирать и высушить кучу вещей. Но мы и в плохую погоду отправляемся в поход. Ведь всегда можно натянуть тент, развести костер, уютно устроиться рядом — и разговаривать обо всем на свете». А что может быть прекраснее?

Фото: Павел Борисов и Антонина Захарова

Комментарии(1)
Потрясающе!!! Больше таких семей и детей которые растут на природе!