Написать в блог
«Ребятам нужно было закричать со сцены: „Смерть евреям!“»
театр

«Ребятам нужно было закричать со сцены: „Смерть евреям!“»

Как школьная постановка изменила учеников, получила престижную премию и добралась до Кремля
6 076
0

«Ребятам нужно было закричать со сцены: „Смерть евреям!“»

Как школьная постановка изменила учеников, получила престижную премию и добралась до Кремля
6 076
0

«Ребятам нужно было закричать со сцены: „Смерть евреям!“»

Как школьная постановка изменила учеников, получила престижную премию и добралась до Кремля
6 076
0

Когда после «Снежной королевы» и «Аладдина» в школьном театре «Шекет» гимназии № 1540 решили поставить очередной спектакль, все ждали, что это будет привычная добрая сказка. Но уже на первой репетиции стало ясно, что на этот раз всё сложнее. Это было произведение о еврейской театральной труппе 30-х годов. Пьеса называлась «Дрейфус».

«Мы начали читать по ролям, и в одной сцене нужно было закричать: „Смерть евреям!“, — вспоминает режиссёр Полина Касьянова. — И ребята сказали: „Ну как же так, мы не можем такое кричать“. Тогда я предложила им пока произносить что-нибудь другое. Так что несколько репетиций подряд мы кричали вместо этой фразы всякую бессмыслицу. А потом ученики всё-таки сумели войти в роль и произнести эти слова».

Театральная постановка «Дрейфус» в исполнении школьного театра «Шекет»

Если ты играешь в театре, иногда тебе приходится говорить со сцены ужасные вещи. Или кричать, петь и танцевать при всех, хотя на самом деле ты тихий и застенчивый. Полина усвоила это в девятом классе, когда играла старуху Хрюмину в «Горе от ума».

Поколение актёров

Театр в гимназии № 1540 начался с Нины Блох, учительницы русского языка и литературы. Она пришла работать в школу в 2006 году и стала ставить с учениками спектакли.

«Раньше она работала и в Казахстане, и в Израиле, и везде делала любительские постановки. Нина Александровна безумно любила театр и часто водила нас на разные спектакли, — рассказывает Полина Касьянова. — Для любительских постановок она сама адаптировала произведения и писала сценарии. Постепенно в гимназии появился свой театр, и она позвала меня туда играть».

Тогда, в восьмом классе, Полина была застенчивой и не могла подружиться со многими одноклассниками. Впервые выходить на сцену ей тоже было страшно. Но уже во время спектакля она забыла про свою панику и вспомнила, только когда занавес опустился. Впрочем, сейчас она уже не очень хорошо помнит свой первый спектакль: это было семь лет назад, и с тех пор Полина успела сыграть и в «Пигмалионе», и в «Птице-тройке» по мотивам гоголевских произведений. На репетициях она начала больше общаться с одноклассниками и постепенно перестала быть такой стеснительной. К одиннадцатому классу увлеклась режиссурой и начала сама ставить спектакли в «Шекете» наравне с Ниной Александровной — теперь в школьном театре было уже два режиссёра. Сейчас Полине 20 лет, она давно окончила школу, но продолжает приходить в гимназию и репетировать уже с новыми учениками. Многие из них, как и она в своё время, приходят сюда, чтобы справиться со своей застенчивостью, а потом втягиваются в процесс.

Актёры театральной студии «Шекет»

«Я очень долго картавила, — вспоминает ученица гимназии Сима Гюласарян. — Да и вообще тихо говорила, стеснялась. Но потом пришла играть в театр и начала работать над собой: часами тренировалась выговаривать „р“ и в итоге у меня получилось. Чтобы менять что-то в себе, нужна какая-то важная причина, цель. И тут я её нашла».

Как спектакль сохраняет детство поколению digital

Симина подруга Рита тоже сначала была замкнутой. Но потом в восьмом классе она пришла в «Шекет», когда там ставили комедийный спектакль по рассказам Зощенко. «Я должна была играть такую кокетливую буфетчицу, которая виляет всем телом, — говорит Рита. — А я не могла, приходила домой и рыдала. А потом мы с Полиной начали работать: делали всякие упражнения для раскрепощения, нужно было падать, бегать… И в итоге я как-то перестала всего бояться и теперь часто играю смешных, необычных персонажей».

«По-моему, Нина Александровна всегда специально приглашала в свой театр школьников, которым нужна была какая-то помощь, — рассуждает Полина. — Кто-то слишком стеснительный, и нужно помочь раскрепоститься, а кто-то, наоборот, задирает нос, и ему полезно научиться работать с одноклассниками на равных».

Актёры театральной студии «Шекет»

В 2015 году Полина и Нина Александровна решили рискнуть и поставить не сказку, а серьёзную пьесу — «Дрейфуса» Жана-Клода Грюмбера. Чтобы уложить большое произведение в 45 минут, текст пришлось сокращать и адаптировать. Этим занялась Ольга Варшавер — известная переводчица и мама одного из актёров. У «Дрейфуса» сложная структура — это «театр в театре», пьеса, рассказывающая о жизни актёров. «Надо было понять не только своего героя, но и как он понимает того, кого играет, — вспоминает Сима. — Очень легко было запутаться. Но в итоге, когда начинаешь в этом разбираться, сильнее привязываешься к своему герою, начинаешь по-настоящему его любить».

«Дрейфус» — пьеса, написанная французским драматургом и сценаристом еврейского происхождения Жан-Клодом Грюмбером

«Дрейфус»

1930-й год, Вильно. Группа еврейских ремесленников организовала любительский театр — местным жителям показывают легкомысленные комедии и мелодрамы. И вот однажды режиссёру приходит в голову довольно странная идея — поставить спектакль про капитана Дрейфуса, офицера французской армии, еврея по происхождению. В 1894 году его обвинили в предательстве родины, разжаловали и отправили в пожизненную ссылку, хотя он был ни в чём не виноват: преступление свалили на него, потому что в обществе царили антисемитские настроения, это было удобно. Режиссёр любительского театра очень воодушевлён. Он считает историю капитана Дрейфуса острой и актуальной, но актёры репетируют неохотно. Им кажется, что этот сюжет давно устарел.

Они спрашивают режиссёра: «Зачем ты заставляешь нас играть эту гадость?»

Он снова и снова объясняет: «Это спектакль о цивилизованной стране, где вдруг развернулась целая антисемитская кампания. Разделила страну на два враждебных лагеря и заставила забыть о здравом смысле и правосудии».

Но для ремесленников из любительского театра всё это выглядит неубедительно: они ещё не знают, что через 10 лет Европу накроет волна нацизма и история с Дрейфусом не просто повторится — погибнут миллионы людей. Да, уже сейчас на улицах случаются небольшие погромы, а антисемитски настроенные жители Вильно по ночам врываются в еврейские ремесленные лавки. Но ведь это ещё ничего не значит.

Режиссёру так и не удаётся поставить свой спектакль: актёрам скучно, да и в родном городе становится небезопасно, так что они собирают вещи и разъезжаются кто куда. В последней сцене старики, которые решили остаться в Вильно, читают письмо от Мишеля и Мириам — молодой пары, которая перебралась в пока ещё спокойный Берлин: «Кузен Вейс нашёл им квартиру в еврейском квартале Берлина. Там много свободных квартир, работы, правда, маловато. Но они надеются на лучшее. Пишут, что немцы ведут себя с евреями вежливо. Все там умеют читать и писать, цивилизованная страна — что вы хотите?». В это время на заднем плане появляются Мишель и Мириам — на груди у обоих жёлтая звезда. Беда уже совсем рядом, но герои продолжают убеждать друг друга, что всё будет в порядке.

Фрагмент спектакля «Дрейфус»

Последний спектакль

Когда в «Шекете» только начинали работать над спектаклем, не всем школьникам было ясно, кто такой Дрейфус и что происходит на сцене. Но постепенно они поняли: это пьеса о том, что устаревших историй не бывает. Нужно знать и помнить о своём прошлом, чтобы не дать ему повториться. Никогда ещё актёры из школьного театра не относились так серьёзно к своим героям и спектаклям.

Пока ставили «Дрейфуса», Нина Александровна серьёзно заболела и попала в больницу. Все актёры привыкли, что на каждой репетиции и спектакле она стоит за кулисами, следит, чтобы никто не забыл текст, и подсказывает. Теперь школьники начали суфлировать друг другу сами. Сложная пьеса, болезнь Нины Александровны — всё это заставило их быстро повзрослеть.

Как говорить с детьми о смерти

В декабре школьный театр «Шекет» получил за «Дрейфуса» премию «Скрипач на крыше» — это награда, которую Федерация еврейских общин России вручает за вклад в развитие культурной и общественной жизни страны. На сцену Кремлёвского дворца за статуэткой должны были вместе выходить Полина и Нина Александровна. Но в итоге вместе с Полиной пришли школьники-актёры: Нины Александровны к тому времени уже не стало.

Участники школьного театра «Шекет» с премией «Скрипач на крыше»

Обычно «Шекет» показывал свои новые спектакли в конце учебного года и больше уже не повторял. Но в этот раз решили сделать исключение. В декабре 2016 года, через несколько дней после вручения премии, состав, который играл «Дрейфуса», собрался в актовом зале гимназии. Кто-то из учеников к тому времени уже окончил школу и поступил в институт, некоторые ушли в колледж после девятого класса. И всё-таки они решили ещё раз воссоединиться и сыграть свой самый сложный спектакль — в память об учительнице, которая когда-то научила всю школу любить театр.

Премия «Скрипач на крыше» за постановку спектакля «Дрейфус»

Занавес открывается, на сцену выходит герои: Морис, Мишель, Арнольд, Циля. Они постоянно шутят и переругиваются по пустякам — можно даже подумать, что это комедия. Но никому из зрителей не смешно — каждый понимает, что произойдёт с этими персонажами через 10 лет. И, хотя школьники и выпускники гимназии № 1540 уже больше не будут играть «Дрейфуса», они теперь точно знают: история иногда повторяется и её не следует забывать. В конце концов, никогда ведь не знаешь, что ждёт тебя завтра.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Почему важно научить себя и своих детей управлять эмоциями

12 фильмов, которые нужно посмотреть с ребёнком

Как мы стали копить книги вместо того, чтобы их читать

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей