«В школу нельзя идти тому, кто не готов к трудностям»

«В школу нельзя идти тому, кто не готов к трудностям»

Молодой учитель — о том, почему многие уходят из школы и в чём на самом деле причина
29 898
11
Фото: Flickr (Kirill Kiselev)

«В школу нельзя идти тому, кто не готов к трудностям»

Молодой учитель — о том, почему многие уходят из школы и в чём на самом деле причина
29 898
11

Вряд ли можно найти место, которое ругают чаще, чем школу. Туда немногие хотят идти работать, а ещё чаще учителя просто уходят, выгорают и разочаровываются. Молодой учитель Анастасия Серазетдинова рассказывает, почему она не хочет уходить из школы и чем ей важна эта работа.

В России много плохих школ. Как и больниц, пенсионных фондов, ресторанов и бензина. Сегодня только ленивый не высказался, что школа искалечила его жизнь, жизнь его ребёнка, а если можно было бы собаку в школу отдать, то её бы там тоже непременно искалечили. Мой опыт работы в школе ничтожен — всего шесть лет. Так получилось, что я училась в трёх педагогических вузах: Герценовский университет в Санкт-Петербурге, Некрасовский университет в Костроме, а окончила Московской городской педагогический университет под руководством талантливого Игоря Реморенко. Так вот во всех трёх вузах помимо развития литературного и языкового чутья мне каждый день пропевали стройными терциями: главное в учителе — наличие осознанного принятия.

Неважно кого принимать: немотивированного ребёнка, всезнающего родителя или уставшего коллегу. Принятие — это то, что учитель в себе должен воспитывать

Клеймо «молодой учитель» с меня потихоньку начинает спадать. В школу, в которой я сейчас работаю, приходят чаще молодые. И в моей педагогической практике было всякое: от полного отрицания школы (на меня ещё во время университетской практики накричал завуч, при детях, прямо на уроке) до абсолютного принятия собственной профессии и осознанного желания ежедневно быть среди детей. Абсолютно разных: отрицающих книжки (мои любимые!), ненавидящих школу, родителей, а иногда и собственную жизнь.

В школу нельзя идти тому, кто не готов к трудностям и опасностям. Да, школа может шокировать: отношением, порядками, поступками — но учитель, который вошёл в двери школы, должен чётко понимать, что спасательного жилета ему может не достаться. А ещё он должен брать на себя ответственность за каждое произнесённое слово. Потому что всё, что ты скажешь, может быть использовано если не против тебя, то против ценностей и жизненных ориентиров.

Что делать ребёнку, узнавшему о трагедии на Дубровке? Учитель пригласил людей, которые честно рассказали, как это всё было, кто помогал, а кто мешал. Они ушли дальше выполнять каждодневную работу, а ребёнок с этим остался. Или учитель, который постоянно жалуется, что ему в школе плохо, его не понимают, не слышат, государство ничего не делает для спасения его педагогической души. Детям-то что с этим делать? Выходить на митинги или заодно с учителем ненавидеть директора и Мариванну из соседнего кабинета?

Учитель — это не прорицатель, не истина, не всезнающий оракул. Учитель — это человек, способный рассказать ребёнку о нём самом

О том, что происходит с его телом, головой, душой. Что можно смело делать в жизни, а за что придётся расплачиваться. Как говорить о боли и как стараться её не причинять. К примеру, учитель и врач. И тот и другой должны помнить, что неосторожный взмах руки может сделать человека калекой. На всю жизнь.

Шесть лет я работаю в педагогическом коллективе, где каждый понимает, что двигаться нужно осторожно, что рядом находятся оголённые, как электрический провод, подростки. И всё время нужно помнить, что гордыня не дремлет. Особенно в моменты триумфов и звона литавр: «У него ведь все дети олимпиадные!», «У неё все сдают на 100 баллов!», «У него все читают толстенные романы, пишут блестящие стихи, не делая при этом ни единой ошибки!».

Я не хочу уходить из школы из-за детей. И меня ничего не должно отвлекать от работы с ними, иначе я не увижу главного. В образовании нельзя хотеть лавров, здесь просто нужно профессионально выполнять свою работу. И всё.

Комментарии(11)
Можно со всем согласиться. Я не знаю, как сейчас обучают педагогов. Может быть, сейчас им рассказывают, с чем именно придётся сталкиваться в школе. Нас же наш институт в первой половине 1980-х, считаю, никак не подготовил именно к работе в школе. Хотя вразумительной методики по ншему предмету тоже не было, была ее имитация. Позже было намного приятнее работать в системе допонительного образования, не говоря уже о результативности методик. Так что об уходе из школы не жалею.
Наговорила, написала… Все высокопарно и пафосно. К делу никакого отношения неимеет. БОльшая часть учителей прекрасно знают на что идут. Но становится невыносимо работать не из-за «немотивированныйх» детей, не из-за всезнающих родителей с комплексами неполноценности еще с их школьных лет, собственно которые они и вымещают потом на учителях своих чадушек. Невозможно работать под прицелом тотального контроля, выполняя абсолютно ненужную бумажную, электронную работу, вместо того, чтобы реально заниматься подготовкой к уроку! колоссальное количество отчетов, «простыней», мониторингов — да на хрена, простите мне мой жлобский язык, это кому нужно?! Почему программы «причесаны» одни на всех без учета особенностей как самих учащихся (а, ну да! дифференцированный подход!), так и удаленности школы хотя бы райцентра, города областного-краевого-республиканского значения? Ведь именно там в «русских глубинках», мотивацией сотни лет являются поспать-пожрать-бухнуть. Но дяди-тети сверху об этом не знают. Они готовы на голодном пайке держать учителя своей нищенской ЗРЯплатой, объясняя это, мол, ваши дети в республике ничего на олимпиадах не заняли! Рыба гниет с головы. Наша голова образования давно сгнила. доверять учителю. Без доверия же в школах делать нечего.
Без пафоса в нашей жизни никуда. Тут уж ничего не поделаешь.
Трудность одна — нельзя учить «Войне и миру» ребенка, не знакомого с «Колобком». Нельзя из обезьяны сразу получить нобелевского лауреата. Сначала надо дать в руки палку и научить примитивной работе.
Приходите на урок и проверьте детей на скорочтение и понимание (я уже не говорю, сопереживание) текста. Почти везде — ноль пишем, ноль в уме.
А школа по сей день занята всеобучем, т. е. имитацией процесса обучения.
Родители??? Что с большинства взять? Их, 40-летних, учили в убитой советской школе, где на второй год не оставляли, разрешали балбесничать вместо того, чтобы занять посильной работой.
Сложности с начальством из той же совковой серии: на первом месте «УСПЕВАЕМОСТЬ», т. е. красивые отчеты. И куча людей, занятых собиранием этих отчетов и имитацией их анализа.
С какого-то момента становится ПРОТИВНО плавать в этой проруби вместе с… ну вы знаете с чем.
И человек уходит в репетиторство, в иную профессию, куда угодно, лишь бы ежедневно не натыкаться на необходимость имитировать работу.
А в школе остаются «тетки-тетки-тетки» типа бывших работниц прилавка, недообразованные, хамоватые, цепляющиеся за работу, как за способ выживания, а не самореализации, ненавидящие и работу, и все, что с ней связано. Они ненавидят работу, но НЕ УХОДЯТ. Они готовы к любым трудностям.
С одной стороны да, вы правы. А с другой — среди «теток» почему-то находятся Люди, Учителя, довольно молодые (те самые 40-летние из «убитой советской школы»), с великолепными базовыми образовательными знаниями, любящие и знающие, осознающие свой предмет, с огромным желанием передать это осознание детям. И не уходят из школы. Почему не уходят у них надо спросить, но мне видится потому что мотивация, наверное, у них не зарплата, а все же конечный результат — дети. И я, как мать, очень благодарна им за это. За то, что у моего ребёнка есть возможность учиться у таких людей. Которые не испугались «простыней отчетов», не сбежали в репетиторство. Своего рода — естественный отбор. Систему образования сегодняшнюю ни в коем случае не защищаю. Все, что происходит, не здорово. Но во всех профессиях все держится на людях.
Показать все комментарии
Больше статей