«Как ученик из обеспеченной семьи может уважительно относиться к нищему учителю?»

«Как ученик из обеспеченной семьи может уважительно относиться к нищему учителю?»

Законопроект о статусе педагога — глазами учителей
19 195
104

«Как ученик из обеспеченной семьи может уважительно относиться к нищему учителю?»

Законопроект о статусе педагога — глазами учителей
19 195
104

Комитет Госдумы по образованию готовит законопроект о статусе педагога, инициированный «Учительской газетой». Он будет регулировать охрану труда и здоровья учителей, отмену необходимости избыточной отчётности, защиту прав в конфликтных ситуациях. То есть в целом повысит статус учителя в обществе. Ура? А вот сейчас и узнаем — думскую инициативу для «Мела» комментируют сами педагоги.

«Нищий учитель — это позор для страны»

Евгений Ямбург, заслуженный учитель России, доктор педагогических наук, директор московского Центра образования № 109

Я могу только порадоваться, что эту проблему стали обсуждать на таком высоком уровне. Сегодня педагогов действительно сделали представителями сферы обслуживания, где клиент всегда прав. Конечно, в таком случае могут быть и вполне адекватные требования, ведь учителя тоже не идеальные люди: они могут ошибаться и поступать неправильно. Их не стоит защищать в любой ситуации. Например, когда преподаватель осуществляет насилие, ведёт себя грубо или провоцирует конфликты.

Однако есть и другая сторона этой медали. Был замечательный поэт Дементьев, который написал: «Не смейте забывать учителей». Но сегодня я бы перефразировал и сказал: «Не смейте унижать учителей».

Униженный учитель никогда не воспитает действительно свободного ученика, который будет иметь чувство собственного достоинства. То есть в целом это намерение хорошее.

Мы и правда видим сегодня очень много случаев в СМИ, когда ученики ведут себя так, будто они главные. Но в таком случае мало одного закона, у нас должна меняться общественная атмосфера. А это уже комплексный вопрос, имеющий множество составляющих.

Я часто привожу грустный пример. Действительно много замечательных учителей сегодня уезжают за границу, в США

Стоит сказать, что русская математическая школа там одна из самых востребованных: это платная система по всей стране, в неё стремятся попасть многие американцы.

Например, я знаю историю про 22-летнего учителя, который жил с семьёй в Печоре, в Республике Коми. Он математически одаренный человек, культурно развитый, хорошо знающий литературу. Однако за свою важную работу он получал всего 15 тысяч рублей вместе с северной надбавкой. Молодой человек переехал в Америку, у него было всего 800 долларов в кармане, но он прошёл мощный отбор, который в Америке проводит профессиональное сообщество.

Спустя год работы он сумел арендовать дом, купить в него мебель, перевезти туда семью. Этот одаренный человек переехал в другую страну не за длинным долларом, это был вопрос выживания. И тут возникает важная тема — тема достойной жизни учителей. Ведь их так называемый статус напрямую зависит в том числе и от этого. Как ученик из обеспеченной семьи может уважительно относиться к нищему учителю? Для него такой преподаватель — слуга и неудачник. Еще в 1901 году Антон Павлович Чехов написал: «Нищий учитель — это позор для страны». У нас всегда существовала эта проблема, просто сегодня она выделяется очень ярко — и это тоже нужно исправлять.

«Трудно комментировать закон, который не видел. Честно — я не верю в силу законов в этой сфере. Боюсь, что это будут очередные слова».

Сергей Волков, педагог


«Учитель законодательно низведён до положения работника сферы услуг»

Леонид Перлов, учитель географии лицея «Вторая школа», член межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»

Статус педагога — это двоякое понятие. Есть личный, человеческий статус. Высокий он или нет, зависит от профессиональной квалификации, от человеческих качеств — тут, как вы понимаете, законом ничего не установишь.

Есть социальный статус, который формируется социумом, и опять-таки законодательно ничего здесь не изменить. Можно при помощи закона приказать уважать педагога, но это не значит, что общество будет это делать.

Еще Салтыков-Щедрин говорил: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения»

А еще у нас есть закон об образовании, который действует уже лет шесть, — так вот в нем вообще ликвидировано такое понятие, как школа. Теперь вместо школы у нас учреждение — государственное бюджетное, муниципальное образовательное, но не школа.

А слово, как известно, материально — даже название создает соответствующее отношение к организации, в которой учитель работает. Раньше он работал в школе, теперь в ГБОУ, которое этим же законом отнесено к сфере услуг. Ну а в сфере услуг клиент всегда прав.

Клиентов у нас два — государство и родители. А учитель законодательно низведён до обслуживающего персонала. Но при всем уважении к парикмахерам и официантам моя профессия — это всё-таки немножко другой уровень социальной ответственности.

К тому, что педагог — работник сферы услуг, людей приучали порядка шести лет, теперь до родителей эта мысль наконец-то дошла, и они повели себя так, как повели.

В Думе стали быстро придумывать новый закон — как бы всё отыграть обратно. По-моему, это совершенно бесполезная инициатива

Дело в том, что престижность профессии нельзя отменить или, наоборот, назначить. Она должна складываться исторически. Есть, например, восточная школа педагогики, где слово «учитель» всегда пишется с большой буквы. Та же Южная Корея, например, сейчас показывает одну из лучших современных школ, с выдающимися результатами, с жесткой дисциплиной и с очень высоким статусом учителя. Педагогом там стать трудно, это очень обеспеченный и уважаемый человек. Там есть очень старая, но до сих пор актуальная поговорка: кощунственно наступить на тень учителя. Это, по-моему, очень хорошо говорит о статусе профессии.

А есть другая традиция. Вспомните Буркина — учителя из чеховского «Человека в футляре». Или фигуру учителя из «Кондуита и Швамбрании» Льва Кассиля. Педагог там — наёмный работник, не бог весть какой престижный пост. И это притом что в те времена учителя были госслужащими, с соответствующим классным чином, — все равно отношение к ним было скорее пренебрежительным.

Чтобы изменить эту традицию, нужно время. Дело тут не в законе о статусе педагога, а в пересмотре самого отношения к профессии. Возможно, не стопроцентным выходом из ситуации, но одним из элементов выхода будет сильно затруднить вход в профессию, одновременно увеличив её привлекательность. За счёт зарплаты в том числе, но не ценой непосильной нагрузки, неизбежно превращающей работу учителя в халтуру.

Да, у нас уже много говорят о потрясающей зарплате московских учителей: последняя объявленная цифра — это, по-моему, 114 тысяч рублей. Но при этом ни слова не сказано, сколько должен работать учитель, чтобы эти 114 тысяч получить, насколько лояльным он должен быть к администрации школы, насколько хорошо администрация должна относиться к нему. Потому что, если этого отношения нет, он просто не сможет получить категорию и такую зарплату. Без визы директора это невозможно.

Я знаю людей, которые получают какую-то подобную сумму. Но это как минимум двойная нагрузка плюс огромное количество дополнительных активностей плюс полная лояльность к администрации. На качестве работы подобное, увы, сказывается очень плохо.


«Образование учителя, конкурс на любую вакансию и зарплата — это три необходимых условия, связанных друг с другом»

Наташа Сопрунова, преподаватель математики, методист

Формулировки, которые попали в прессу, не совсем отвечают запросу на закон, поднимающий статус учителя. Кажется, он стремится защитить учителя, но довольно своеобразным способом.

Если мы действительно хотим повысить уважение к нашей профессии, то моё мнение такое. Образование учителя, конкурс на любую вакансию и зарплата — это три необходимых условия, связанных друг с другом.

1. Образование. Нужно закрыть все существующие педвузы. При каждой специальности в университетах сделать педагогическую магистратуру, которая будет состоять из детального покадрового разбора уроков в разных школах, которые студенты посещают еженедельно, курсов по психологии, театрального мастерства. Тогда любой учитель будет профессионалом в своей области, получит опыт «работы в поле» и мы наконец уйдём от низкого порога при поступлении в педвузы (а сейчас, чтобы поступить, вообще ничего не нужно).

2. Школам надо дать возможность устраивать конкурс на место учителя, но главное — разрешить заключать договор сначала на год, а потом уж надолго. Тогда за первый год работы можно что-то понять.

3. Про зарплаты и так всё понятно.

Это не всё, конечно, ещё много чего стоит делать: приглашать в школы людей, которые будут читать не только лекции о науке, но и о своём пути в профессию (это очень нужно).

Нужно создать сообщество учителей, связав разные школы семинарами и конференциями.

Очень нужна профессиональная поддержка психологов в школах (а не эта фикция, как сейчас: один непрофессиональный психолог на 150 детей) и так далее. Могу долго перечислять.

Всё это сделает нашу профессию интересной, нужной и уважаемой. А законы, конечно, пусть будут, но законы — сверху, а сверху мало что можно изменить. И они не меняют сути. И ещё: пусть они наконец-то будут работать, а не только сочиняться.

«Пока нет закона, не готов комментировать, но в принципе не верю, что подобные вещи решаются на уровне законодательства».

Александр Маркеллов, учитель математики


«Учитель прежде всего человек, и его надо защищать как любого человека»

Ирма Рахманова, учитель биологии, куратор программы «Учитель для России»

Я не видела текста законопроекта и не могу комментировать по существу, но могу порассуждать на основании того, что читала и слышала: что там будет об особом статусе учителя и об ответственности за его оскорбление.

Если честно, я не считаю, что такой закон вообще нужен. В нашем законодательстве и так есть пункты о защите чести и достоинства — если они будут работать как нужно, никаких дополнительных законов не потребуется.

Учитель прежде всего человек, и его надо защищать как любого человека, а не на основании профессиональной принадлежности

По моему мнению, повышать статус учителя можно с помощью улучшения системы педагогического образования, отстройкой корпоративной культуры в школах и — да, что уж там — нормальными зарплатами.

Пункт про отчётность очень важен, но у нас уже были попытки её цифровизации, и пока что это не особо работает. Если ситуация с документами и правда улучшится, будет прекрасно, но я пока в это не верю: слишком много работы нужно провести с администрациями школ, одного закона недостаточно.


«Отношение к учителю поменялось и меняется не в самую лучшую сторону»

Ирина Кадзова, учитель осетинского языка, преподаватель на факультете дополнительного образования

Этот законопроект меня очень порадовал. То, что государство встало на защиту учителя и ставит в приоритеты поддержку этой профессии, очень обнадёживает. На самом деле, его появление в каком-то смысле необходимость, потому что отношение к учителю поменялось и продолжает меняться сегодня не в самую лучшую сторону.

Многочисленные эксцессы и неприятные случаи, связанные с педагогами, говорят о том, что престиж профессии, уважение к учителю упали. Поэтому я очень рада, что государство приняло меры по поддержке, защите учителя, и это, думаю, приведёт к возрождению профессии и, соответственно, к повышению качества образования.


«Будет выпущен очередной документ „за всё хорошее и против всего плохого"»

Юрий Подкопаев, заместитель директора по организации образовательной среды Новой школы, учитель математики

О повышении престижа профессии учителя и системе поддержки я слышу разговоры с самого начала своей работы. Но ни разу не видел полномасштабный и финансируемый проект по этому поводу. То есть разговорами все и заканчивается обычно. Думаю, что в этом случае примерно так и будет. Обществу расскажут о том, что очередной комитет при очередном заме очередного министерства всерьез озабочен, готов делать решительные шаги, вплоть до принятия самых серьезных мер и так далее.

Но помечтать в этом направлении нам никто не мешает.

Кажется, можно принять несколько мер, реализация которых позволит продемонстрировать внимание к культуре и здоровью учителя — темам, без которых работа даже самого сильного предметника теряет массу смыслов и возможностей.

  • Можно ввести в обиход карточку учителя (что-то вроде европейской ITIC), позволяющую посещать культурные мероприятия со значительными скидками, а государственные и вовсе бесплатно. Это можно было бы расценить как сигнал заботы о разностороннем развитии учителей. Для городов такой ход точно осмыслен.
  • Бесплатный проезд на общественном транспорте. Государство могло бы дать сигнал, что важность свободы перемещения учителей по городу не меньше, чем у полиции или депутатов Госдумы (любопытно, какое их количество реализует это право).
  • Запустить спортивно-оздоровительную поддержку — что-то вроде программы «Московское долголетие» для учителей. Гоголь-Йога в парке, скандинавская ходьба с Нильсом Бором, петанк с Пифагором и другие яркие радости, которые можно подобрать как предметно, так и метапредметно.
  • Запустить проект по записи аудиокниг, иллюстрирующих труды наших педагогических звезд — Амонашвили, Соловейчика, Тубельского и других. Сделать из этого информационную бомбу.
  • Дать возможность учителям не принимать участие в организации выборов, не сгонять их на демонстрации и другие красивые мероприятия. Каждый открывающийся случай подобного разбирать с точки зрения защиты учителей, а не системы.

Вот и помечтали.

Однако, боюсь, что все эти (и многие другие) инициативы упрутся в отсутствие бюджета, растраченного на разных уровнях многоступенчатой системы образования. И в результате всех обсуждений будет выпущен очередной документ «за все хорошее против всего плохого», в котором будут рекомендовать школам снизить бумажную нагрузку, но даже не опишут каким образом — никаких проверяющих органов ведь не сформировали.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(104)
Подписаться
Комментарии(104)
Конечно, отношение министерских работников, проверяющих школы, и зарплата влияют на отношение к учителю Но не только это. Отношение к учителю в классе зависит от самого учителя. В нашем классе уважали учителей литературы и истории, так как они не боялись проверок по стандартам обучения. На уроках литературы меня учили рассуждать (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/35967-kak-ya-ispravil-dvoyku-po-literature-na-pyaterku), а при сдаче экзамена я получил пятерки на экзамене для аттестата и при поступлении в институт. Не было тестов на русский язык, а была проверка на способность выразить свою мысль и дать аргументацию, а при этом не допустить ошибок в правописании (я изменял фразы в сочинении, если сомневался в написании). А учительница по истории нам рассказывала о том, чего не было в учебниках (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/42705-18). Она расширяла наши познания о мире, а фамилии и даты оставались в памяти далеко не всегда. В институте имел только «отлично», поражая преподавателей истории и марксизма-ленинизма разносторонним подходом к историческим процессам. Получал отличные оценки, хотя не всегда мог вспомнить даты и фамилии. А математичку не уважали. Мы посещали математический кружок при МГУ, поэтому любили решить вне тех стандартов, которым она нас обучала. Чувствовали, что она плохо разбирается в том, что выходило за рамки обязательного курса.
Юрий, я рад, что Вам так повезло в жизни. В моей школе, окраинной кишиневской школе, тоже были великолепные учителя, даже учитель физкультуры был личностью. Может быть, все свободомыслящие личности и собрались потому у нас, что школа была на периферии сознания надзирающих советских органов. Итог: только в нашем классе мальчишки из простых семей стали — один профессором МГУ, другой профессором Нью-Йоркского университета. Остальные мои одноклассники — тоже достойные, зрелые люди)))
Уважение формируется государством не только через зарплату. Учитель выполняет функцию, которая поручена ему государством, а не родителем. Поэтому трудно получить уважение от ученика, когда учитель находится на низшей иерархической ступени государственной системы. Измените систему, когда учитель вынужден ориентироваться не начальника, а на родителя (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/73140-reformirovaniye-obrazovaniya). А для этого надо перейти к иному принципу финансирования образовательных процессов (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/18306-kak-nalogi-svyazany-s-obrazovaniyem-i-v-chem-plyusy-nalogovykh-vychetov это не так просто, так как требует изменить ещё и подход к системе налогообложения). А возможно ли доверять учителю? Я читал об этом много. Все возражения мне напоминают те, которые знакомы мне по историческим процессам при обсуждении отказа от крепостного права. Противники освобождения крестьян утверждали, что крестьяне перестанут работать, а нация начнет спиваться. И для реформы образования опасения в той же системе — отсутствие доверия к учителю. Сейчас ещё добавляют аргументацию, что общеобразовательный стандарт разрушится, а он необходим для перехода из одной школы в другую. На самом же деле страх чиновника из-за другого. Боязнь, что учитель перестанет подчиняться, а чиновник будет вынужден думать о том, как не руководить, а как помогать учителю.
Ну есть же простой выход: учителей законодательно причислить к госслужащим.
Проработала в школе 30лет, лишена пенсии, хочу уволиться и пойти работать кондуктором
Очень вам сочувствую. А выслугу вы хотя бы получаете?
Показать все комментарии
Больше статей