Что такое «Родной русский язык»? Педагоги и учёные — о новом предмете школьной программы

Что такое «Родной русский язык»? Педагоги и учёные — о новом предмете школьной программы

44 236
7
Обложки: Издательство «Учебная Литература»

Что такое «Родной русский язык»? Педагоги и учёные — о новом предмете школьной программы

44 236
7

Несколько дней назад, после появления расписания уроков, нам в редакцию стали писать родители. В программе появились новые предметы: «Родной язык (русский)» и «Родная литература (русская)». Теперь такие уроки станут обязательными во всех школах РФ наряду с другими родными языками и литературами народов России. Разбираемся, в чем разница между «Русским языком» и «Родным языком (русским)» и зачем детям новый предмет.

Спасти и сохранить

В 2018 году был опубликован Указ Президента Российской Федерации «О внесении изменений в Стратегию государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года». В Указе «единым культурным кодом», объединяющим современное российское общество, называлось «сохранение и развитие русской культуры и языка и исторического и культурного наследия всех народов Российской Федерации».

В августе 2018 года были внесены изменения в Федеральный закон «Об образовании в РФ», в котором статус родного языка был установлен и для русского языка. В соответствии с этим законом и федеральными государственными образовательными стандартами (ФГОС) родной язык (русский), как и родная литература (русская), как и другие языки и литературы народов России, стали обязательными для изучения в школе.

Поправки были приняты в ответ на запросы родителей детей из регионов, где в ходу сразу несколько государственных языков — русский и региональный. Закон устанавливал и добровольный характер выбора родного языка для изучения в школе (имеется в виду выбор языка в качестве родного, а не отказ от изучения родного языка).

Сохранение русского и языков всех народов РФ и их популяризация были объявлены задачей национальной безопасности страны

На следующий день мы, увы, не проснулись в мире, где вдруг появились телепередачи о стилистике речи или развернулись дискуссии о том, как спасти и сохранить язык (а может, стоит научиться грамотно писать или красиво говорить? или больше читать?).

Несомненно, в России много людей, любящих, ценящих, сохраняющих и развивающих как национальные языки, так и русский, однако общественное обсуждение не привлекло к проблеме златоустов и риторов, блестящих и остроумных ораторов, радеющих за сохранение культуры языка. Зато одним из первых на ситуацию отреагировало Минпросвещения: тогдашний министр Ольга Васильева в опубликованных на сайте министерства документах говорила прямо: «Преподавание русского языка как родного будет ставить перед собой и воспитательные, и культурологические цели».

Уже в конце декабря 2018 года Департамент госполитики в сфере образования Минпроса направил школам рекомендации по изучению родных языков, в том числе русского как родного. И в январе 2018 года Федеральным учебно-методическим объединением были одобрены программы предмета «Русского родного языка» для 1‑4‑х и 5‑9‑х классов и опубликована Концепция преподавания родных языков народов России. «Родной язык (русский)» и «Родная литература (русская)» были связаны с предметами «Русский язык» и «Литература», но не дублировали их. Их целью не было готовить ребят к ЕГЭ и ОГЭ, а содержание курса, судя по формулировкам, выглядело «культурологическим», что бы это ни значило — предмет должен был воспитывать в учениках «волонтерскую позицию в отношении сохранения и развития русского языка».

Воспитательные и культурологические

В 2020/2021 учебном году курс «Русский родной язык» обзавелся учебниками, однако ясности с предметом больше не стало: многие учителя недоумевали, зачем нужен отдельный предмет, если об историческом наследии и развитии языка, о фольклоре и диалектизмах, о культуре речи они часто говорят на обычных уроках русского языка и литературы. Облегчало положение то, что министерство дало возможность школе и ее руководству самостоятельно выбирать, какое количество часов следует отвести на изучение нового предмета: в некоторых школах русский родной язык стали преподавать с прошлого года, в других он до сих пор не появился.

Как устроен курс родного языка: основные блоки

1. Язык и культура

2. Культура речи

3. Речь. Речевая деятельность. Текст

Курс «Родная литература (русская)» в учебники и программы пока не оформился, и те из преподавателей, кто уже начал его читать, выходят из положения по-разному и придумывают иной раз блестящие решения: это и краеведческие курсы, и изучение местной прозы — редакция, например, с удовольствием бы послушала лекции о казанских, вологодских, екатеринбургских и питерских поэтах и местных литературных школах.

Мы задали вопросы педагогам и ученым о новых предметах, о том, что все-таки будут изучать дети и как эти знания оценивать.


Антон Скулачев

Учитель литературы гимназии № 1514, член Совета по русскому языку при Президенте РФ, член ЦПМК ВсОШ по литературе, председатель Гильдии словесников, Москва

Когда речь не идет о каком-то региональном компоненте — который, безусловно, ценен и полезен детям, потому что, как известно, именно на локальной идентичности строится какая-либо идентичность вообще, на локальном чувстве любви к окружающему пространству строится чувство любви к родине, — так вот, если мы оставим в стороне региональные сюжеты, появление этого предмета в школьной программе — это абсурдный бюрократический казус.

Как может быть «Русская литература» и «Родная русская литература»? Для любого филолога это очевидные контекстуальные синонимы и тавтология

«Родная» — это что, надо произносить с придыханием и каким-то особым выражением лица? Тем более когда ради этого предмета отнимаются часы у литературы? Если учителю надо добавить что-то к литературе, почему не сделать это в рамках уже существующего предмета? Зачем вводить другой? Если мы урезаем изучение русской классики, современной литературы ради тем тенденциозно-идеологического свойства, мы просто уничтожаем школьный предмет и интерес учеников к нему. Вот и получается совершенно безумный бюрократический гомункул, смысла которого не понимает большинство учителей. СанПиН не резиновый, и количество часов литературы и русского уменьшается.

Основная беда этой коллизии в том, что она отнимает силы и время от решения насущных и центральных задач: у нас 30% учеников функционально неграмотны. У нас катастрофически падает мотивация к чтению. И вместо того, чтобы развивать современные, прогрессивные, яркие учебники, программы, платформы, мы занимаемся имитацией деятельности — высасываем из пальца программы и часы, когда насущных задач гораздо больше.


Ирина Добротина

Зав. лабораторией филологического общего образования ФГБНУ «Институт стратегии развития образования РАО»; кандидат педагогических наук, лауреат премии Президента Российской Федерации; член авторского коллектива линии учебников по русскому языку, русскому родному языку, линии учебных пособий

Как вы видите предмет — он часть блока «Словесность» или культурологический? Как он связан с предметом «Русский язык»?

Вопрос свидетельствует об определённом неприятии как самого предмета, так и поправок к закону. Ну не нравится вам русский язык как родной. Трудно с этим спорить. У всех народов есть родной язык: у кого-то английский, у кого-то татарский. В сознании наших учеников так и закрепляется, что у всех народов есть родные языки, а вот у русского человека — только русский в качестве государственного. Родина — не только некое «локальное место», родина — это и язык. У каждого свой, родной.

Заданный вопрос говорит и о необходимости разъяснить некоторые правовые нормы введения предмета, тогда вопросы о принадлежности к какому-либо «блоку» отпадут сами собой.

Во-первых, блоков «Словесность», «Культурология» во ФГОС нет, не будем вводить в заблуждение читателей.

Во-вторых, не стоит пытаться приравнять предмет «Родной язык (русский)» к словесности или риторике, круг задач принципиально иной.

В-третьих, предмет «Родной язык (русский)» входит в самостоятельную и обязательную для изучения предметную область «Родной язык и родная литература» (для начальной школы — «Родной язык и литературное чтение на родном языке»). Эта предметная область выделена в учебном плане с 2015 года (приказы Минобрнауки России от 31 декабря 2015 г. № 1577 и № 1578), однако, возможно, не все готовы принять мысль о том, что предметы «Родной язык» и «Родная литература» обязательны не только для школ республик, где традиционно изучали наряду с русским и другие языки народов РФ, но и для всех школ субъектов Российской Федерации.

Вряд ли можно назвать какой-то из регионов, в котором нет граждан нашей страны, считающих своим родным языком именно русский язык. 3 августа 2018 года принят ФЗ «О внесении изменений в статьи 11 и 14 Федерального закона „Об образовании в Российской Федерации“», в соответствии с которым обеспечивается возможность «изучения государственных языков народов Российской Федерации, родных языков из числа языков народов Российской Федерации, в том числе русского языка как родного языка».

Эти принципиально важные позиции снимают вопросы отнесения предметов к «блокам». При преподавании многих предметов — истории, химии, географии — можно опираться на культурологическую составляющую, но самостоятельность предметов не оспаривается.

Курс родного языка (русского), конечно, связан с основным курсом русского языка. Было бы странно, если бы это было не так. Однако при общем с основным курсом объекте изучения (русский язык) предмет его изучения иной: не как устроен язык (система языка, орфографические и пунктуационные правила), а многообразные связи русского языка с развитием цивилизации, с культурой, государством, обществом, человеком. Важно иметь в виду и то, что это не курс культурологии, это одна из языковедческих учебных дисциплин. Поэтому главная идея курса — показать, как цивилизационные, культурно-исторические, социально-политические и другие изменения, происходящие в жизни общества, отражаются в жизни языка.

Например, какая новая фразеология появляется («по полной программе», «белый и пушистый»); какие языковые нормы (и варианты нормы) существуют и как они меняются с течением времени (как правильно — «мЕльком» или «мелькОм»?). Мы говорим и о том, как появление новых видов коммуникации влияет на речевое общение. Например, рассматриваем, как вести переписку, деловую и личную. Говорим о том, какие электронные базы данных по родному языку существуют и как с ними работать.

В целом же главная задача курса родного русского языка — показать, «как именно, с помощью каких механизмов язык отражает культуру и как на деле культура живёт в языке» (В. Г. Костомаров), и на этой основе сформировать познавательный интерес к родному языку, а через него — к родной культуре. Поэтому основные вопросы, на которые должен дать ответ школьный курс родного русского языка, таковы:

  • Что язык может рассказать нам о наших далёких и не очень далёких предках и о нас самих?
  • Почему язык сравнивают с зеркалом национальной культуры?
  • Почему язык — живой организм?
  • Почему надо заботиться о сохранении и развитии родного языка?
  • И что каждый может для этого сделать?

В чем польза таких уроков (программа не резиновая, а тут новый предмет, когда на основные времени не хватает)?

Вопрос содержит два момента, которые не связаны между собой. О введении нового предмета в учебный план: предмет относится к числу обязательных, место в учебном плане закреплено. К замечанию о «нерезиновой программе»: на сайте ФГОС реестр размещены примерные программы по предметам для основной и начальной школы, где указано рекомендованное количество часов, дальше всё решает каждая образовательная организация. Понимаю учителей: каждому из предметников кажется, что именно его предмет является основным, а польза от изучения безгранична…

Показательно, что у нас существуют программы по алтайскому языку и алтайской литературе, по башкирскому языку и литературе, татарскому языку и литературе, табасаранскому языку и литературе (пока для 1–4-х классов), разрабатываются программы для всех ступеней образования — и ни у кого из тех, кто считает эти языки родными для себя, не вызывает сомнений важность, просто необходимость изучения родного языка и родной литературы. Это можно только приветствовать. А вот с изучением русского как родного есть вопросы? И надо доказывать кому-то право на его изучение?

Какова же польза для ученика от нового учебного предмета? Ответ на этот вопрос во многом зависит не только от цели преподавания и содержания предмета, но и от позиции учителя: даём знания или растим человека. И даже если наша цель исчерпывается количеством баллов за государственный экзамен, то мотивация к изучению предмета вполне может компенсировать количество часов на его изучение. Это известный факт. А уроки родного русского языка, и практика это доказывает, вызывают большой интерес у ребят.

Как оценивать успеваемость по предмету?

В примерной рабочей программе, а также методических рекомендациях предлагаются темы для проектных и исследовательских работ, так как курс имеет практическую и творческую направленность, призван совершенствовать умение говорить и писать на родном языке. Образовательная организация может использовать свои формы контроля, однако не стоит их чрезмерно формализовывать.

Какова цель изучения новых дисциплин? Какие знания они дадут учащимся?

Как мне кажется, на этот вопрос в целом я ответила. В дополнение предлагаю с этим вопросом обратиться к учителям — некоторые коллеги уже три года ведут новые предметы, накоплен позитивный опыт, которым они делятся на семинарах и конференциях, существует единый банк педагогических практик преподавания родных языков народов России. Это музейные уроки «Русский язык: прошлое и настоящее», использование технологии сетевого веб-квеста, урок родной (русской) литературы в 9-м классе по теме «Концепт „город“ в русских провинциальных текстах», где учащимся предлагается попробовать себя в роли дизайнеров и создать бренд Ельца конца XIX века, и много других находок.

В ряде регионов уже прошли, а где-то только планируются (например, в Грозном и Самаре — в сентябре) межрегиональные мастер-классы «Лучшие педагогические практики преподавания родных языков народов России». Интересный опыт есть у Липецкой и Ярославской областей, Курской, Орловской, Тамбовской, где вопрос «Зачем нам это?» не возникает, только вопросы иногда организационного характера («Где взять часы?»), чаще — методического: «Как сделать изучение новых курсов интересным и современным?»

Если мы, учителя-филологи, не будем сами врать детям и изворачиваться (говорю так жёстко, потому что слышу и читаю к этому призывы: «Пишите русский родной — готовьтесь к ЕГЭ»; «Забейте на эти предметы», «Сейчас, ребята, у нас как бы русский родной, но будем решать тесты»), то результат будет. Разве то, что названо родным — родной язык, родная литература, — может вызвать отторжение?


Лариса Арачашвили

Преподаватель русского и литературы, учитель высшей квалификационной категории, победитель конкурса «Учитель года — 2019», школа № 55 «Долина знаний», Волгоград

Предметы «Русский родной язык» и «Русская родная литература» я преподаю второй год. Да, они есть в расписании, но на практике мы посвящаем часы обычным русскому и литературе — это урок, которого часто не хватает, чтобы что-то повторить или разобраться в той или иной теме: например, «Войну и мир» пройти за десять часов невозможно, вот и дергаем эти часы.

Что касается «Родного языка», то я понимаю, как этот предмет необходим в республиках, где есть государственные языки — чувашский, башкирский, татарский. С русским сложнее. Программа предмета «Родной русский язык» мне кажется интересной: я понимаю, как здорово заниматься языком с исторической или культурологической точки зрения, изучать неологизмы или архаизмы, но почему эти аспекты не появились в программе инвариантного курса «Русского языка», не очень понятно. Учителя же в целом, мне кажется, не очень понимают программу и целеполагание нового предмета. Их дезориентирует близость разных предметов, один из которых филологический, другой — культурологический. В такой ситуации проще заниматься обычными предметами в эти часы. Кажется, что решение все-таки поспешное.

Тем не менее идея предмета, повторю, мне и детям симпатична, они очень любят вопросы: в прошлом году с одним из классов на уроках «Русского родного языка» мы составляли словарь новых слов, проектная работа была интересной и полезной, ее не хватает в школе.


Диана Минец

Кандидат филологических наук, учитель русского языка и литературы МАОУ «Женская гуманитарная гимназия» города Череповца, победитель конкурса «Учитель года — 2020» Вологодской области

Я преподаю в 9–11-х классах в школе и в системе среднего профессионального образования. Предметы «Русский родной язык» и «Русская родная литература» обязательны и в школе, и в колледже. Появление их в программе вызвало затруднения: отсутствовали и учебники, и адекватные программы. Сама формулировка курсов «РРЯ» и «РРЛ» при наличии «РЯ» и «РЛ» вызывает у всех большие вопросы, так как одно и то же содержание педагоги были вынуждены «расчленять» по двум в сущности идентичным понятиям (речь сейчас не идет о субъектах РФ, где РРЯ и РРЛ могут учитывать этническую специфику).

В своей школе и колледже (Вологодская область, Череповец), чтобы разрешить это содержательное противоречие, на уроках «РРЛ» мы изучаем региональную литературу (тексты современных вологодских писателей и поэтов: Г. Щекиной, Дм. Ермакова, А. Черного, О. Кузнецовой, Н. Мелёхиной, Н. Сучковой, М. Суворовой и не только). Это дает разностороннее, систематизированное и показательное в историко-литературном аспекте представление о художественной словесности, связанной с Вологодским краем, а также вписывает региональную литературу в общий контекст истории русской литературы.

С «РРЯ» ситуация более сложная, однако здесь мы тоже постарались учесть региональную специфику, сделав акцент на изучении севернорусских говоров, в частности вологодских, что позволило органично учесть соотношение понятий, важных для изучения речевых норм. Рассматриваем фонетические, морфологические, синтаксические особенности вологодской группы говоров, работаем с территориальной лексикой (к тому же у нас в области на базе высших учебных заведений сложились серьезные школы по изучению говоров Вологодчины). При подготовке к олимпиадам такой региональный акцент курса «РРЯ» имеет важное практическое значение.

  • Такие комментарии в соцсетях преобладают под постами о появлении нового предмета в расписании
  • Такие комментарии в соцсетях преобладают под постами о появлении нового предмета в расписании
  • Такие комментарии в соцсетях преобладают под постами о появлении нового предмета в расписании
  • Такие комментарии в соцсетях преобладают под постами о появлении нового предмета в расписании
Такие комментарии в соцсетях преобладают под постами о появлении нового предмета в расписании

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(7)
Подписаться
Комментарии(7)
В развитых странах происходит все более масштабное развитие онлайн-обучения. Оно породило увеличение цены высшего образования с одновременным снижением роли диплома. Не надо уже получать диплом, если онлайн даст выше заработок. Какой язык будут использовать те, кто следует этой тенденции? Они будут использовать тот, который им предлагает онлайн-обучение. Язык в быту будет меняться под воздействием языка учебы. Язык не будет развиваться по законам бюрократии, а школьники будут игнорировать тот предмет, которые бюрократы придумают. Дэвид Гребер (идеолог Occupy) в книге «Долг. Первые 5000 лет истории» писал о бюрократах в белых воротничках, что они ничего не производят и ничем не управляют. А при этом все должны подчиняться их решениям. Решениям, которые принимаются без обсуждения (https://nashedelo.ru/a/vybor-vmesto-sorevnovaniya). Он американец, а наш Ленин сказал резче: «нечто формально правильное, а по сути издевательст­во». Вместо развития онлайн-учеба_на_русском предложили то, что далеко от реальных тенденций.
У ребенка в 9! Девятом классе появился этот странный предмет. Учитель реально не знает, что нужно преподавать. При этом в большинстве школ говорят, что к ЕГЭ готовить детей часов не хватает.
Поэтому мы и написали эту статью, понимаем вас, Елена
Идиотизм полнейший!!!!! В 4 классе у детей ДВА часа литературного чтения в неделю. И один час ушел на неведомую родную русскую литературу. После этого мы хотим, чтобы дети овладели читательской грамотностью? За три часа в неделю? Это как? Зачем изучать классикудетской литературы, когда есть региональные авторы… будем читать Ивана Петрова, а не Пушкина. Марию Сидорову, а не Агнию Барто. Ну не бред ли?
Новый учебник «Родной русский язык». 4 класс. На один урок ДЕВЯТЬ листов учебного материала. ДЕВЯТЬ ЛИСТОВ!!!!! Я, взрослый человек, чтобы прочитать, просто прочитать материал для урока, потратила тридцать минут. А ведь с упражнениями будут работать дети. Как это все организовать? Зачем это вообще нужно?
Вредительство!
Показать все комментарии
Больше статей