«Чем больше детей, тем выше риск скатиться в бедность»: почему матерям постоянно не хватает денег

«Чем больше детей, тем выше риск скатиться в бедность»: почему матерям постоянно не хватает денег

И как с этим бороться
24 840
13

«Чем больше детей, тем выше риск скатиться в бедность»: почему матерям постоянно не хватает денег

И как с этим бороться
24 840
13

Женщины с детьми — одна из самых финансово уязвимых категорий российских граждан. В нашей стране женщины в среднем меньше зарабатывают, позже выходят на пенсию и чаще занимают низкооплачиваемые должности. Вместе с юристами мы разобрались, что такое «феминизация бедности», с чем сталкиваются женщины с детьми на работе и дома — и что сегодня может сделать каждая, чтобы обезопасить себя.

«Все время чувствую, что я одна»

Инна рассказывает свою историю по пути в детский сад, откуда ей нужно забрать сына. Сын ненавидит садик, и иногда с ним в этом плане бывает сложно. «Вот сегодня он пошел туда с бумажкой, на которой написал: „Ваши занятия — отстой!“», — говорит Инна. Но отказаться от сада она не может, потому что одна воспитывает двоих детей.

Сыну Инны сейчас шесть лет, старшей дочери шестнадцать. Только в жизни сына принимает участие его отец. Папа дочери (у детей разные отцы) не видел ее с тех пор, как девочке исполнилось два месяца. Интереса к своему ребенку он не проявляет и финансово не помогает.

Мама Инны помогала, но она умерла. Иногда с детьми могут посидеть подруги, либо старшая дочь сидит с младшим братом, но Инна говорит, что сильно «эксплуатировать» дочь-подростка в этом смысле не хочет.

«У меня есть постоянный психологический страх, — рассказывает Инна о своем опыте, — Я все время чувствую, что я одна, что мне нельзя заболеть, попасть в аварию или сесть в тюрьму. Дети просто останутся одни».

Зарабатывать на семью, понятно, тоже приходится по большей части самой

Раньше Инна работала в вузе, преподавала русский язык как иностранный на подготовительном факультете. Она говорит, что там к ней могли отнестись снисходительно или грубо из-за того, что она «девочка». Сейчас Инна ушла из института и стала самозанятой: проводит уроки русского на дому. Организовать жизнь так, чтобы успевать все, почти невозможно, нужна максимальная многозадачность.

Иногда приходится отказываться от рабочих предложений и учеников, так как не с кем оставить детей. Отец сына может согласиться посидеть с ним, а потом резко изменить свои планы. Иногда Инна сажает ребенка рядом и так проводит занятия (удается договориться, чтобы он вел себя тихо, да и ученики все понимают). При этом она сама продолжает учиться.

Сотни похожих историй можно найти на женских форумах вроде Woman.ru и Lady Mail.ru. Одинокие матери рассказывают, как им приходится самим тянуть семью, да и те, у кого есть муж или партнер, крутятся не меньше, ведь на одну зарплату средняя российская семья не выживет.

При этом женщин с детьми не любят российские работодатели, они сталкиваются с дискриминацией как при приеме на работу, так и в процессе. Мы посидели на крупных женских форумах, посмотрели статистику и разобрались, с какими финансовыми уязвимостями сталкиваются женщины с детьми, а потом поговорили с экспертами, что с этим всем можно поделать.

«Защиты от дискриминации просто нет»

Начнем с того, что женщины в принципе получают меньшие зарплаты, чем мужчины, вне зависимости от того, есть у них дети или нет. Эта проблема распространена во всем мире, есть она и в России.

У нас разрыв между средними доходами мужчин и женщин очень ощутим, говорит Юлия Островская, юрист и программный директор АНО «Центр социально-трудовых прав». Признанная Росстатом (Федеральной службой государственной статистики) разница в зарплатах составляет 28%. Это подтверждают и другие статистики и исследования, например Международной организации труда. Некоторые из них показывают, что разница еще выше.

Почему так происходит? Юлия Островская считает, что разница складывается из нескольких составляющих. Во-первых, это так называемая горизонтальная сегрегация на рынке труда. Как и во всем мире, женщины в России работают преимущественно в отраслях, где труд остается низкооплачиваемым. Как правило, это бюджетные отрасли: здравоохранение, образование, другие бюджетные организации, а также сфера обслуживания. Работа в них феминизирована.

«Живу в провинции, педагог-психолог по образованию. Работаю воспитателем в коррекционном саду. Зарплата 7000 + 1000 за кружковую работу. Сама по себе работа мне нравится, с детьми не соскучишься. Но вот зарплата… Половина денег уходит на съем жилья, остается 4000 на жизнь. Пробовала работать детским психологом в ДОУ, там зарплата еще меньше (около 5000). Прямо не знаю, что делать. Практически все мои бывшие одногруппницы работают продавцами или офис-менеджерами. Зарплата у них чуть-чуть повыше, однако они света белого не видят со своей работой: ни выходных, ни отпусков, ни праздников. Как выжить с такой заработной платой? Я не хочу уходить из детского сада, мне реально нравится там работать. Но денег ни на что не хватает. Может, есть какие-то способы дополнительного заработка для педагога?»

Запись с форума женского онлайн-издания Woman.ru (в текст вносилась незначительная редактура)

Существует и вертикальная сегрегация: внутри одной сферы наблюдается разрыв в заплатах у мужчин и женщин. Например, в образовании и в здравоохранении. У мужчин зарплаты в своей отрасли выше, потому что они чаще занимают более высокие или престижные должности.

Иногда очевидна и профессиональная сегрегация, говорит Юлия Островская. Даже в высокооплачиваемых сферах, например в IT, женщины если и есть, то они сосредоточены на определенных позициях. Это либо бухгалтерия, либо секретариат, либо если они и работают в программировании, то часто оказываются не разработчиками, а, например, тестировщицами (это менее престижная и оплачиваемая работа).

Фото: Shutterstock / iChzigo

Третья причина, почему женщины получают меньшие зарплаты, — это непосредственно дискриминация, когда женщины и мужчины в одних организациях на одной и той же должности получают разное вознаграждение. Такое тоже встречается в практике Юлии Островской. Иногда эта разница устанавливается за счет разных поощрений, премий, которые распределяются по гендерному признаку.

Низкие зарплаты тянут за собой низкие пенсии, которые у женщин сокращаются и из-за раннего выхода на пенсию (да, у этого бонуса на деле есть негативные стороны!)

Следствием разницы зарплат и пенсий становится в том числе так называемая феминизация бедности. Этим понятием социальные исследователи описывают ситуацию, когда среди тех, кто живет за чертой бедности, оказывается больше женщин, чем мужчин. В России феминизация бедности, по мнению ученых, тоже присутствует. У нас бедность исчисляется именно по доходам, которые, как мы видим, у мужчин и женщин сильно различаются (Росстат признает бедными тех, кто в месяц получает меньше прожиточного минимума).

152 млрд долгов по алиментам

Для многих российских женщин рождение детей — непреложный этап в жизни. Как показывает, например, исследование аналитического центра НАФИ за 2020 год, 49% опрошенных женщин от 18 до 45 скорее планируют завести ребенка (в том числе те женщины, у которых уже есть дети). Но как это повлияет на их материальное благополучие?

В России, к сожалению, ситуация такова, что чем больше детей в семье, тем выше риск, что эта семья скатится в бедность, отмечает в одном из интервью Елена Гришина, заведующая лабораторией Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. Бедность в России необычна именно тем, что среди бедных много семей с детьми и людей с работой (так называемые работающие бедные).

«Почему мы с мужем работаем и многие вокруг тоже всю жизнь работают, а денег ни на что не хватает. И даже выйдем на пенсию, и их тоже не будет. По телевизору красивые дяди говорят, что мы всех победили, Трампа в Америке уже избрали. А у нас все только хуже и хуже. Было два крупных производства, за последние три года оба обанкротились. И об этом ничего не говорят, а все больше про ООН и ОБСЕ — кто как посмотрел, кто что сказал. У родственников мужа в Сибири все то же, один в один. Те, кто перебираются в крупные города, — большая часть дохода уходит на жилье, и тоже ничего не остается. Нам долго еще так вот терпеть осталось? Ну если всего год или два, то ладно уж, потерпим. Но почему-то хочется уже начать жить…»

Запись с форума женского онлайн-издания Lady Mail.ru (в текст вносилась незначительная редактура)

По данным, озвученным Общественной палатой в 2020 году, среди населения России почти 13% (18 млн человек) являются бедными, при этом 82% из них составляют семьи с детьми. 23% российских детей проживает в бедных семьях (почти каждый четвертый ребенок).

Общественная палата тут опирается на статистику Росстата, которая выходит с задержкой в два года, то есть это данные за 2018 год. Многие семьи находились тогда на грани, то есть любой даже небольшой кризис (например, связанный с пандемией) легко мог скинуть их в бедность. Конечно, сложно уберечься от бедности семьям, где мама воспитывает ребенка одна. Особенно когда отец этого ребенка не платит алименты.

Россия — один из мировых лидеров по числу разводов, отношение их числа к числу браков у нас одно из самых высоких. В каждой третьей семье с детьми их воспитывает только один из родителей, подсчитала в 2020 году «Новая газета».

Как отмечает Екатерина Тягай, адвокат, партнер и руководитель практики Особых поручений в коллегии адвокатов Pen & Paper, нашим законодательством не установлен однозначный приоритет матери перед отцом ребенка в спорах о том, с кем оставлять детей после развода. Согласно Семейному кодексу, спор разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом их мнения. Суд обычно оценивает разные факторы, например привязанность ребенка к каждому из родителей, где родители работают и так далее.

Но это теоретически, а практически обычно суды оставляют детей с матерью. Чаще всего это делают еще и в соответствии с Декларацией прав ребенка, которая предписывает не разлучать детей с мамой, если для этого нет особых причин.

Оставаясь воспитывать ребенка в одиночестве, женщина сильно рискует финансово. Даже если отец платит алименты, они обычно составляют небольшую сумму, которой не хватает на то, чтобы купить ребенку даже самое необходимое. Но платят алименты далеко не все: согласно отчетности Федеральной службы судебных приставов, общая сумма задолженности россиян по алиментам по итогам 2019 года составила 152 млрд рублей. Это на 13% больше, чем в 2018 году, то есть долг быстро растет.

«Девочки, просто накипело уже. Год не получаю алименты от отца ребенка. Цель его ясна — не хочет платить. Встанет на биржу по минималке, пособие назначат 977 рублей, из них я получаю первый месяц 50% — это где-то порядка 400 рублей в месяц. Ребенку 7 лет, первоклассник. Муж разоряется тем, что сколько можно платить уже. Вчера вижу — идет со своей девушкой, которая ждет от него ребенка! Значит, на первого ребенка у него денег нет, а второго ребенка заводить есть. Я на работе совмещаю должности, чтобы как-то выжить и достойно одеть, обуть и дать образование ребенку, а он, значит, живет полноценной жизнью. Приставы — гиблое дело. В прокуратуру на них писала и жаловалась, что не разыскивают его неофициальное место работы. Всю недвижимость переписал на родителей. Задолженность накопилась 64 000 рублей…»

Запись с форума женского онлайн-издания Woman.ru (в текст вносилась незначительная редактура)

Екатерина Тягай объясняет, что неплательщики используют все возможные методы, чтобы не давать деньги своим детям или платить минимальные суммы. Они искусственно занижают доходы (просят платить им большую часть заработка «в конверте»), оформляют свое имущество на родственников, чтобы судебные приставы не могли взыскать его за долги, часто переезжают и даже идут на крайние меры. Например, в 2018 году СМИ писали о двух братьях из Красноярского края, которые убежали в лес и жили в землянке, чтобы не платить долги по кредитам и алиментам.

Некоторые неплательщики уезжают жить за рубеж в страны, с которыми у России не заключен договор о взаимной помощи по семейным делам. У судебных приставов сегодня нет эффективных мер, чтобы бороться со всеми этими ситуациями: должники могут скрываться от них годами и не нести наказания.

Конечно, существуют в России и разные меры, которые применяют к должникам по алиментам.

Вы можете потребовать неустойку, если второй родитель не платит алименты, установленные судом. Эта неустойка будет составлять 0,1% от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

Кроме того, неплательщик может быть привлечен к административной ответственности, но максимальное наказание тут мизерное: работы сроком до 150 часов, арест от 10 до 15 суток или штраф в размере 20 000 рублей.

Неплательщика алиментов, который уже привлекался к административной ответственности, можно привлечь и к уголовной (по ст. 157 УК РФ). Тут максимум, что может сделать суд, — это отправить человека на принудительные работы или лишить свободы на срок до 1 года.

При этом, как отмечает Екатерина Тягай, на деле наказания по статье 157 достаточно мягкие: исходя из данных, опубликованных на сайте судебной статистики РФ в 2019 году, по этой статье 65% осужденных было приговорено к исправительным или обязательным работам либо штрафу. Число неплательщиков алиментов, которых привлекли к серьезному наказанию, очень мало. А значит, они не слишком боятся таких наказаний.

За мужчинами закреплены только вынос мусора и ремонт машины

В российских семьях обычной остается ситуация, когда женщины несут большую часть забот о детях и делают большинство домашних дел. В любом случае, именно такую ситуацию фиксируют исследователи, например из холдинга «Ромир».

Фото: Shutterstock / VidEst

По собранным ими данным, за мужчинами в российских семьях полностью закреплены только вынос мусора и ремонт машины. Когда как женщины берут на себя большинство неоплачиваемых обязанностей, связанных с детьми, уборкой, едой, домашними питомцами. По данным Росстата, женщины в России тратят в среднем больше двух часов в день на домашние дела в будние дни (то есть после работы), а мужчины — меньше часа.

В социологии для таких случаев существует термин «двойная нагрузка», или «двойная смена». Он обозначает ситуацию, когда женщины работают 8 часов, а после работы приходят домой и «заступают во вторую смену» — продолжают работать, но уже бесплатно. Конечно, «вторая смена» не может не влиять на «первую» — у женщин остается меньше сил и времени на основную работу и на то, чтобы продвигаться по службе. Работодатели это отлично понимают, недобросовестные пытаются избавляться от женщин, у которых есть дети или которые планируют семью.

В российском законодательстве есть разные гарантии, которые должны защищать женщин с детьми от увольнения, отмечает Юлия Островская. Например, у нас нельзя увольнять беременных женщин — ни при каких обстоятельствах. На практике же, если работодатель хочет избавиться от беременной работницы, он найдет способ.

«Всем привет. Я работаю на большом заводе, где много предприятий. Сегодня вызвали к кадровику и сказали, что я попадаю под сокращение, так как наше предприятие закрывается. Я беременна, на 3-м месяце. Имеют ли право уволить беременную женщину? Каковы вообще права беременных при сокращении? Имеют ли право уволить беременную женщину в связи с ликвидацией предприятия? Получается, мне вообще не выплатят ни копейки? А декретные? Я отпуск еще не отгуляла, получается, я ничего не получу? Что мне сейчас делать, куда обращаться, как себя вести? Помогите, я в панике, что теряю работу!»

Запись с форума женского онлайн-издания Woman.ru (в текст вносилась незначительная редактура)

Юлия Островская рассказывает, что в ее практике был случай, когда женщина сообщила на работе о своей беременности и ее пытались заставить подписать заявление об увольнение по собственному желанию. Женщина отказалась писать такое заявление, и после этого ей создали абсолютно невозможные условия. Ее перевели в маленькую комнату на цокольном этаже, где она должна была сидеть одна. В комнате не было окон и вентиляции. На нее постоянно давили психологически. Все это очень вредно для беременных, и многие из них в таких ситуациях решают, что им важнее свое здоровье, чем эта работа.

«Здравствуйте! Мне срочно нужна квалифицированная помощь или совет. Ситуация следующая: в компании я работаю 2 года с небольшим, помощником генерального директора. Недавно вышла замуж и узнала о своей беременности. Дома все безумно рады, но на работе после моего сообщения директор сначала задержал мне зарплату, а потом состоялся неприятный разговор. Директор сообщил, что в ближайшее время меня уволит, а на мое место уже пришла барышня, которую я обязана учить. Мне посоветовали быть „умницей“ и не обращаться в суд (потому что директор любой суд выиграет), дабы со мной не произошло никакой „неприятности“. Я в шоке. Что мне делать? Помогите!»

Запись с форума женского онлайн-издания Woman.ru (в текст вносилась незначительная редактура)

В 2015 году Юлия Островская вместе с социологом Ольгой Исуповой и экономистом Алексеем Беляниным опубликовала научную статью, в которой показала: женщины с детьми наиболее подвержены дискриминации на рабочем месте среди всех российских женщин. Статья появилась по результатам проекта Центра социально-трудовых прав, где организовали горячую линию, куда могли обратиться женщины из Москвы, Санкт-Петербурга, Калининградской и Новосибирской областей. За три года на горячую линию пришло 1300 обращений, с которыми и работали исследователи. Женщины обращались с самыми разными проблемами, но большинство из них были связаны с детьми и беременностью.

Матерям неправильно начисляли выплаты и пособия в связи с декретом и отпуском по уходу за ребенком, им создавали плохие условия во время беременности, принуждали уволиться, не давали возвратиться на работу после отпуска по уходу за ребенком. Все это делалось в обход существующих законов, причем чаще всего так поступали малые предприятия, где работает всего до 50 сотрудников.

С пособиями ситуация в России полностью разрешилась после того, как в этом году их стали выплачивать не через работодателя, который мог вести себя недобросовестно, а напрямую из Фонда социального страхования. Переход происходил 10 лет, и, по мнению Юлии Островской, это большое достижение: целый блок существующих для женщин сложностей перестал быть актуальным.

И что нам со всем этим делать

Финансовая уязвимость женщин с детьми, как стало понятно из слов экспертов, складывается из разных факторов. Это многосоставная проблема, и именно поэтому с ней сложно разобраться. Большинство из перечисленных проблем еще актуально и не может не влиять на то, насколько бедны или богаты российские мамы. Многие сложности требуют структурных решений.

К сожалению, в России не существует развитых механизмов защиты от гендерной дискриминации на рабочем месте, считает Юлия Островская

Есть декларативные положения (в Конституции и Трудовом кодексе) о запрете на нее, но нет реальных механизмов, которые позволили бы защитить свои права. Споры о дискриминации рассматривает только суд, и он редко встает на сторону потерпевших. Специальных государственных органов, которые занимались бы случаями дискриминации, у нас нет.

Российское законодательство в этой области слабо разработано, например определение дискриминации не включает понятия «косвенная дискриминация». Кроме того, отсутствует специальная процедура рассмотрения споров о дискриминации. Бремя доказывания по таким делам (какая из сторон что должна доказывать) не распределено специальным образом. В реальности доказать, что человек подвергся дискриминации в работе, становится практически невозможно.

Прямая и косвенная дискриминация — термины из международного права. Под прямой дискриминацией понимают различное обращение (исключение или предпочтение) в отношении людей, находящихся в одинаковом или сопоставимом положении. Например, разные зарплаты в трудовых договорах мужчин и женщин на одной позиции в одной компании, запреты женщинам занимать определенные должности, зафиксированные законом. Косвенной дискриминацией называют ситуации, когда формально для всех устанавливаются единые правила, но на практике это правило действует по-разному для разных групп людей.

12 лет назад Европейский суд вынес решение по делу «Даниленков и другие», в котором указал, что, по сути, в России отсутствует какая-либо эффективная система, которая позволяла бы бороться с дискриминацией по гендеру на рабочем месте. С тех пор с правовым регулированием ничего не изменилось. Работодатель может руководствоваться собственными принципами и стереотипами в том, какие устанавливать зарплаты и как относиться к работникам разного гендера, никто не может ему в этом по-настоящему помешать.

Для борьбы с неплательщиками по алиментам делается тоже недостаточно, считает адвокат Екатерина Тягай. Чтобы решить эту проблему, нужен целый комплекс мер. Например, нужно серьезно реформировать систему розыска судебными приставами, разными способами стимулировать их работу. Россия должна присоединяться к многосторонним договорам с другими странами о правовой помощи по семейным делам.

У нас существует общественная инициатива, согласно которой хотя бы часть забот по взысканию алиментов должна лечь на государство. Для этого нужно создать государственный алиментный фонд, из которого государство могло бы выплачивать недостающие алименты, а потом самостоятельно взыскивать эти суммы с нарушителей (поиск и наказание неплательщика стали бы в таком случае его заботой). Это сильно помогло бы родителям, которые годами ждут подвижек в розыске и вынуждены ходить по судам и требовать положенных их детям денег (а параллельно еще и самостоятельно воспитывать этих самых детей).

«С мужем в разводе два года, есть общий ребенок. Развелись по причине игровой зависимости мужа. Алименты муж не платит, места работы постоянно меняет, от приставов скрывается. Вчера пристав звонил, предлагает объявить бывшего мужа в розыск и привлечь к уголовной ответственности, а мне его жаль. И себя жаль, надоела эта нервотрепка. Может, забрать исполнительный лист и махнуть на все рукой?»

Запись с форума женского онлайн-издания Woman.ru (в текст вносилась незначительная редактура)

Пока не было сделано ничего из перечисленных мер. А это значит, что одинокие матери (как мы уже выяснили, в большинстве случаев это именно женщины) продолжают растить детей своими силами и вывозить семью на своих плечах, без серьезной помощи со стороны отцов. И это, конечно, не может не влиять на их финансовое благополучие — и на многое другое в жизни.

Впрочем, есть и то, что может помочь любой женщине уже сейчас: это финансовая и юридическая грамотность и знание своих прав, существующих законов и пособий

Финансовая грамотность, кстати, подразумевает в том числе, что женщине с детьми по возможности нужно иметь хотя бы небольшую финансовую «подушку безопасности» на личном счету. Именно на личном, а не на счету мужа: ведь даже если у вас хорошие отношения, с ним может просто что-то случиться, несчастный случай, а наследство вы будете получать более полугода.

Если ваши права нарушаются, не бойтесь обращаться к правозащитникам, которые специализируются на случаях гендерной дискриминации. Например, в Консорциум женских неправительственных объединений, который работает с заявлениями по всей России.

Кроме того, существуют профсоюзы — специальные институции для защиты прав работников. В их повестку можно включать тему гендерного равенства, подчеркивает Юлия Островская, и это тоже шаг к тому, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Профсоюзы могут вносить антидискриминационные положения в коллективные договоры, которые заключают с работодателями, и таким образом регулировать пробелы, которые пока остаются в наших законах.

Фото: Shutterstock / Stock Rocket

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(13)
Подписаться
Комментарии(13)
В IT девушки работают и на более 'престижных' должностях, чем мужчины, несмотря на то, что в целом да мужчин больше. В одной из хорошо известных IT компаний, где я работала, почти весь руководящий состав были женщины. У меня 3 детей, с двумя последними я имела возможность работать удалённо с 4-х месяцев в гибком графике, в одной из компаний за это ещё и доплачивалось сверху, что работаешь с ребёнком. Оба раза получала повышение должности и зп. Т.е. с каждым ребёнком доход рос, как у меня, так и у супруга. Один раз столкнулась с дискриминацией со стороны HR, тут главное знать свои права и справедливость быстро восстанавливается. А права матерей, я считаю, в трудовом кодексе у нас достаточно хорошо защищены.
Соглашусь, что про IT фигню написали. Возможно, что в разных секторах, разная ситуация — какая-нибудь государственная военизированная контора будет мальчуковая, но в коммерческих разработках и стартапах всем фиолетова половая принадлежность.
Вопрос бедности — вопрос плохого экономического положения страны, и, понятно, что это отражается на самых уязвимых. Откуда, к примеру, взялся треш про идиотов, живущих в землянке, чтобы прятаться от кредитов и алиментов? Откуда они взялись, не с неба же свалились, что довело их до жизни такой, и второй вопрос — как таким лосям удалось обзавестись семьями, кто на них вообще позарился?
Проблема бедности именно женщин, возможно, отчасти лежит в плоскости стереотипов поведения — девочек растят, рассказывая им байки, что для девочки главное семья, следственно образование и хорошая профессия — дело десятое. Отсюда и феминизация низкооплачиваемых сфер — продавцы, самая массовая профессия (и плохо оплачиваемая) — женская. Туда идут те, у кого нет профессии. Феминизированная сфера образования — опять же, «приличная для девочки» профессия.
Следующий стереотип — надо быстро выйти замуж (в результате за кого попало) и родить (часики то тикают!), и самое чудовищное, что доводилось слышать «будет зайка, найдется и лужайка» — вот эти зайки, для которых не нашлось лужаек и попадают в капкан бедности.
В большинстве своем к матери с ребенком общество относится негативно. С одной стороны идиотское стимулирование маткапиталом с другой стороны устоявшееся понятие «яжемать».
При чем рожают именно те категории, которые по-умолчанию не имеют доступа к качественному образованию, высокооплачиваемой работе. И они просто не в состоянии нести финансовое бремя содержания себя и ребенка. Встает вопрос содержать беременную женщину и работать на износ в перспективе банкротства и потери рабочих мест 5-10 людям или найти лазейку в законе и попрощаться с одной беременной. По умолчанию на 1 работающего 3-4 иждевенца — родители оставшиеся с минимальной пенсией и ребенок. Поэтому попытки возложить часть обязанностей беременной либо матери с малолетними встречают негатив. А мать с малолетними детьми действительно не может полноценно работать. Детские сады принимают только с 3 лет. А 3 года как то надо продержаться. Да и с 3 лет больных — не берут. Тут тоже группа делится на 2 лагеря: благополучных, которые могут позволить себе лечить сопли дома и неблагополучных, которых отсаживают на утреннем фильтре. И далее эта пропасть только возрастает. Школа в большинстве своем строится на самообучении. У работающих на низкооплачиваемой работе матерях нет, как правило качественного образования. Они не могут дать детям образования, им некогда делать домашнюю работу. Отсюда вопрос. Почему вопреки всему они рожают?
Содержанием беременной женщины занимается страховой фонд, а не работодатель.
С малолетними детьми вполне можно работать, особенно, если папа тоже участвует в уходе за детьми.
Показать все комментарии
Больше статей