«Сначала выслушаю, а потом оторву голову». Правила воспитания писательницы Маши Трауб

«Сначала выслушаю, а потом оторву голову». Правила воспитания писательницы Маши Трауб

6 531
6

«Сначала выслушаю, а потом оторву голову». Правила воспитания писательницы Маши Трауб

6 531
6

Истории о сыне Василии (19 лет) и дочери Серафиме (11 лет) стали основой не только для любимых многими родителями книг Маши Трауб, но и для ее колонок на «Меле». А вот до рубрики «Правила воспитания» мы почему-то еще не добрались. Исправляемся. В этом выпуске Маша рассуждает о хамстве, гендерных различиях, дисциплине, а еще дает целый мастер-класс по детскому чтению.

1. Между мальчиками и девочками космическая разница. Я считаю, что мальчик должен вести себя как мальчик, а девочка — оставаться девочкой. Да, я достаточно консервативна в этом вопросе и не совсем понимаю современные веяния. У меня есть знакомая, дочь которой лет в тринадцать объявила, что ее нужно называть мужским именем. И еще одна знакомая, у которой дочь неделю была девочкой, неделю — мальчиком, а неделю — среднего пола. И родители должны были успевать следить за метаморфозами и не путать гендерный график. Эта история точно не про меня. Я все-таки выросла на Северном Кавказе и многие правила перенесла в свою семью.

Сын с детства знал, что должен вести себя по-мужски: достойно, сдержанно. Уметь нести ответственность за собственные слова и поступки. За своих близких, особенно женщин. А дочь растет девочкой во всех смыслах — и внешне, и внутренне. Старшего брата и отца она окружает такой нежностью и заботой, что они тают, даже когда просто разговаривают с ней.

2. Дети знают, что могут рассказать мне обо всем, что их волнует. Я сначала спокойно, без криков и заламывания рук, выслушаю, кинусь на помощь, а потом, если сочту нужным, оторву голову. И, конечно, важно учитывать возраст ребенка. Вряд ли стоит рассказывать шестилетке о ЛГБТ-сообществе, например.

3. Сейчас мы возвращаемся к тому времени, когда вынуждены предупреждать детей: разговоры, услышанные на семейной кухне, не должны повторяться в школе. Патриотизм, как и религия, — сфера ответственности семьи, дело частное. Патриотическое воспитание доведено сегодня до абсурда. Вспомним советское время: все это имело обратный эффект и способствовало воспитанию цинизма и двойного мышления.

Был смешной случай. Моя дочь играла на детской площадке, и мальчик решил раскачать ее на качелях. Папа мальчика попросил: «Только без патриотизма!» Он имел в виду «фанатизм». Когда я вижу, что участие в соревнованиях по скиппингу (прыжки через скакалку) проводятся под эгидой патриотизма, мне становится смешно. Когда детей насильно гонят на экскурсию в рамках патриотического воспитания, а учительница командует: «Ложим гвоздички к памятнику, ложим активнее», — я понимаю, что ничего, кроме отвращения к формальным процедурам, у детей это не вызывает.

4. С моей точки зрения, спорт — решение многих проблем, в том числе психологических. Раньше сын все время менял секции. Добиваясь серьезных результатов, бросал. Большой теннис, шахматы, плавание, футбол. Он не мог пережить проигрыш. С психологической стабильностью были огромные проблемы. И лишь в последних классах школы он нашел себе секцию по душе — стрельба из пневматической винтовки. И там его научили правильно дышать, чтобы успокоиться. Там же была очень серьезная общефизическая подготовка. И если подростки психовали, то получали дополнительный кросс или сто отжиманий, после чего возвращались домой ласковыми и нежными. Именно спорт помог Васе выдержать олимпиадные нагрузки по физике и математике. Сейчас он учится на третьем курсе физического факультета МГУ, причем на бюджете, играет за студенческую футбольную команду и в шахматы с однокурсниками. Просто для себя.

Дочь начала заниматься балетом, когда ей еще трех лет не исполнилось. Но потом, когда девочки начали выходить на сцену, случился кризис. Сима увидела закулисье. Ей нравилось стоять у станка, нравились классы, но выходить на сцену, «дарить сказку» она была не готова. На художественную гимнастику она пришла поздно — в семь лет. Сразу скажу: это не школа олимпийского резерва, а обычный клуб. Да, серьезный, с разрядными соревнованиями, но не подразумевающий профессиональной карьеры. Что я хотела? Чтобы у дочери не было плоскостопия и сколиоза. Чтобы она перестала плакать на пустом месте. Чтобы исчез панический страх перед публичными выступлениями. В том числе перед ответами у доски.

Спорт — это не только натренированное тело, но и характер: умение преодолевать боль, лень, себя. Идти к цели через «не могу» и «не хочу». Уметь проигрывать и побеждать

Дружить, заботиться о младших девочках по команде на спортивных сборах. Все девочки в команде занимаются не только спортом. Сима рисует — поступила в подготовительный класс в знаменитую школу Серова. Еще одна девочка занимается в музыкальной школе — играет на скрипке. Еще одна увлечена иностранными языками. Когда дочь говорит, что все, бросает гимнастику, я радостно отвечаю: «Отлично, вернемся в балет!» И Сима идет на тренировку. Ну и еще один огромный плюс — спортсменам некогда сидеть в соцсетях, чатах и тиктоках. Тайм-менеджменту они учатся очень быстро.

5. Я все время готовлю: мне достались неедящие дети. Они и под угрозой голодной смерти не съедят то, что не хотят или к чему не привыкли. Сын стал всеяден, кажется, лет в восемь, до этого я с ума сходила, как впихнуть в него хоть что-то. Кстати, благодаря этому написала детскую книгу «Съедобные сказки», по которой поставлена опера в Театре Сац.

Дочь до сих пор очень избирательна в питании. И со спортом и спортивными диетами это никак не связано. Дети выросли на натуральных продуктах — я ездила по рынкам и искала самое свежее. Детское питание в банках было исключено.

Я перемалывала на кофемолке гречку с овсянкой, чтобы добиться в каше вкуса крем-брюле. Попробуйте вручную довести кролика до гомогенного состояния, и вы поймете масштабы моих кулинарных подвигов. При этом абсолютно все дети, оказывающиеся у нас в гостях, уминают еду за обе щеки. Я могу накормить любого, даже самого капризного ребенка.

Да, у меня сын ест одни блюда, муж — другие, дочь — третьи. Ну и что? Мне проще приготовить, чем устраивать скандал. Поэтому я готовлю три вида гарнира, два или три горячих, два первых блюда.

6. Моя дочь недавно получила в подарок новый телефон и собственный ноутбук, хотя мечтала о дорожном утюге и машинке для оверлока: она увлечена шитьем. До этого она забирала мой рабочий ноутбук для, увы, вернувшегося дистанционного обучения. Я лишалась возможности работать. И только поэтому Сима получила свой собственный компьютер. Дочь прекрасно понимает, что новые гаджеты лишь средство для обучения, а не для развлечения. То же самое дочь видит и у старшего брата, у которого есть и рабочий стационарный компьютер, и ноутбук. Они открыты и светятся формулами, цифрами и чем-то еще непонятным и завораживающим.

Есть и другие магические приборы — швейная машинка, например. Постарайтесь увлечь девочку нитевдевателем, раскройным ножом, и она забудет про телефон. Опять же нужно продемонстрировать ребенку, что «Википедия» знает не все. А самые разные энциклопедии из семейной библиотеки — все.

Спишешь из «Википедии» — получишь три. Спишешь из энциклопедии, научившись пользоваться предметным указателем и выделять из статьи главное, — пять

Несколько поколений нашей семьи — буквально с начала XX века — пользовались для школьных сочинений двухтомником истории русской литературы Овсянико-Куликовского. За его мысли можно и двойку получить, зато как здорово листать книгу, где оставлены пометы… прабабушкой-гимназисткой!

7. Крики, одергивания, скандалы в нашем доме не приняты. В моем детстве самым страшным наказанием была фраза моей мамы «Я перестану тебя уважать». Маме было достаточно поднять одну бровь, чтобы я поняла — была неправа. Обида, слезы мамы — для ребенка нет ничего страшнее. Я всегда сдерживалась, не хотела, чтобы дети видели мои слезы. Но с сыном была ситуация, когда я расплакалась. Никогда не забуду Васиных глаз. Он испугался, по-настоящему. За меня. Что сделал мне больно. Дочь же вообще не может пережить повышения голоса даже на полтона. Вася знал, что если меня расстроит, то страдать прежде всего будет его младшая сестра, которая не понимает, почему мама грустная.

При этом я не терплю от детей хамства, равнодушия к моим просьбам помочь, просто равнодушия к близким. Этим меня можно сильно задеть.

Но есть рецепт наказания, который действует безотказно. Трудотерапия. Как-то сын-подросток чистил у меня два килограмма картошки, чеснок, морковку. Что-то привинчивал, менял лампочки, перестилал постельное белье и занимался тем, что я обычно делаю сама. После этого мне не приходилось просить его вынести мусор, сходить в магазин или помочь сестре с уроками. Даже теперь, когда утром я прошу его, полуспящего, что-то сделать, Вася согласно кивает. Позже, через два часа, окончательно проснувшись, он осторожно уточняет, не сказал ли чего-нибудь грубого спросонья?

8. Я часто сталкиваюсь с тем, что дети хамят взрослым, обижают малышей, ругаются матом. Все эти проявления — от недостатка внимания. Четырехлетний мальчик специально проезжает колесом коляски по ноге двухлетней сестры, малышка плачет от боли, а мама кричит: «Нельзя!» Тут дело не в запретах, это просто недопустимое поведение. Ребенок у бабушки складывает ноги на обеденный стол и чуть ли не лицом и локтями лежит в тарелке с супом. Бабушка говорит: «Нельзя!» — ребенок не реагирует. Для меня это неприемлемо. Ребенок бьет бабушку по руке или ноге или закатывает публичные истерики в магазине. Бабушка вяло говорит: «Нельзя себя так вести». Не знаю.

Муж говорит, что в таких ситуациях у меня меняется тон голоса и выражение лица. Тем, кто меня видит, становится страшно

Недавний случай — мальчик лет десяти находился в бассейне фитнес-клуба с пожилым дедушкой. Дедушка тяжело ходил, устал. Мальчик обзывал его, вел себя агрессивно. И никто из взрослых, включая дедушку, не делал ему замечание. Я рявкнула. Один раз. Потребовала собрать разбросанные игрушки и спортивный инвентарь. Помочь дедушке подняться по лесенке. Заставила нырять, чтобы найти на дне колечко, которое потеряла малышка. Попросила показать маленькому мальчику, как правильно плавать брассом. Мальчик сделал все. И ждал очередного задания. Ему нужно было внимание. Только и всего. Наглое поведение ребенка — это крик о помощи.

9. Родитель должен любить и защищать своего ребенка. В любой ситуации быть на его стороне. Родительский щит жизненно важен. Если в конфликтной ситуации против ребенка выступает взрослый — воспитательница, учительница, завуч, — мама, вставшая на их сторону, для ребенка предатель. Он должен знать, что мама всегда рядом, всегда поможет, спасет, развеет руками любую беду. Нельзя говорить малышу: «Сам натворил, сам и решай свои проблемы». Особенно важно это для подростков. Они и так думают, что весь мир настроен против них. Так дайте им понять, что родители не враги, а друзья. И не начинайте вести с ними воспитательные разговоры. Детям важны поступки, действия, а не причитания и пустые, глупые с их точки зрения фразы. Покажите, что, если есть проблема, которая кажется нерешаемой, ее можно решить.

И еще один важный момент. У детей бывают соревнования, отчетные концерты, открытые уроки. Даже просто тренировки или занятия, на которые нужно отвезти и привезти. И им всегда нужны поддержка, внимание или простое присутствие близких.

Я подстраиваю рабочий график под дочь. Если уезжаю в командировку, вместо меня на концерте будет сидеть вся семья — от старшего брата до троюродной тети. Лишь бы дочь видела родные лица в зале. Ни одна работа, ни один график не стоят слез ребенка, его одиночества, чувства заброшенности.

10. Если у меня «пишется текст», а дочке нужна помощь с домашним заданием по русскому языку или литературе, я брошу текст и пойду помогать писать сочинение по картине. Мы с мужем журналисты, писатели, но нам и в голову не придет сказать ребенку: «Не мешай, я работаю». Никто не ходит на цыпочках, если я пишу роман, а муж — статью. Для меня дети — источник вдохновения, отдых, радость. Если мне пишет приятельница, которая гуляет с малышкой по парку в ожидании старшей дочки с тренировки, с просьбой забежать ко мне домой в туалет или на кофе, я бросаю все дела. И встану варить кофе, кормить малышку. На мой взгляд, не надо даже вопросы такие задавать — «Как совместить», «Как не выгореть?». У меня все просто. Лучший антидепрессант для меня — заплести косу дочери перед школой, пришить лапы медведю, которого она шила вечером. Раскроить штаны для этого медведя. Приготовить обед, испечь пирог. А лучшее снотворное, как и пробуждение, — поцелуй от дочки.

11. Родители не просто наступают на одни и те же грабли, они пляшут на них. Каждая мать считает себя плохой. А если убеждена в обратном, то это как минимум странно. Мы все делаем ошибки, пытаемся их исправить, причем безуспешно. Это нормально. Дети, рожденные от одних родителей, воспитывающиеся в одной семье, разные. Никто на самом деле не знает, как нужно воспитывать детей, как стать хорошей матерью. Иначе не было бы написано столько книг по воспитанию детей. Есть дети, которые становятся хорошими людьми, добиваются успехов в жизни вопреки всему. А есть те, которым нужна поддержка, гиперопека, иначе они пропадут. Я верю не в хороших или плохих маму или папу, а в семью, дом. В место, где детей всегда ждут и примут. Накормят, поймут. Мне кажется, главный рецепт воспитания — безусловная любовь. Ребенок должен быть центром родительской вселенной. Я давно расставила приоритеты: дети, потом снова дети, а потом все остальное.

12. Пока дети были маленькими, мне, разумеется, нужна была помощь. Единственное требование, которое я выдвигала, — любить. Моя мама сразу объявила, что она не будет сидеть с детьми. Она бабушка-праздник. Станет приезжать, когда ей захочется. Я находилась в декрете полгода, и, конечно, мне пришлось нанимать няню. Надо было зарабатывать. Так было с сыном. Но когда родилась дочь, мой муж ушел в своего рода декретный отпуск. В первый год Симы он стал фрилансером — абсолютно сознательно, чтобы быть дома. Он взял на себя многие заботы, позволяя мне работать.

Мама причитала, что после рождения дочери я не смогу писать. Она панически боялась, что я стану обычной домохозяйкой, зависимой от мужа, о чем я, кстати, всегда мечтала

Точно помню, что не работала две недели. Пока кормила грудью, написала роман «Плохая мать», который стал бестселлером.

Позже выяснилось, что и сын, и дочь оказались «не садиковскими» детьми. Сына готовила к школе я сама, а дочь водила на подготовку. Но лишь для того, чтобы она не шарахалась от посторонних детей и взрослых. Оба моих ребенка с треском завалили собеседование, школьный психолог категорически запрещал их брать в класс. Тем не менее и сын, и дочь пошли в школу раньше разрешенного срока. Им не исполнилось положенных шести лет и шести месяцев. В младшей школе у них была одна и та же учительница — старой школы во всех смыслах. Сейчас она уже на пенсии, а мои дети — ее гордость: Вася — студент МГУ, Сима остается круглой отличницей в средней школе. Не нужно владеть методиками, просто станьте родными людьми для меня и детей. Поверьте — это лучший метод отбора учительницы младших классов.

13. В нашей семье существуют определенные правила поведения. Нельзя без стука входить в комнаты. Категорически запрещено. Нельзя вмешиваться в разговор старших. Нельзя перебивать. Принято выходить для приветствия и прощания, если в доме появляются гости. Переодеваться к столу обязательно: недозволительно появляться в домашнем виде, если в гости приезжают даже близкие родственники. Если мама или папа обращаются с просьбой, она не обсуждается. Для сына — сходить в магазин, принести лекарства из аптеки, встретить сестру с тренировки. Для дочери — занять себя, не сидеть без дела, если у мамы или папы конференция, лекция или просто образовалась редкая пауза. Уважать работу членов семьи.

Есть один самый любимый ритуал — чтение на ночь. Если не может папа, то читает старший брат. Тогда они оба хохочут, болтают, шутят. Я сижу рядом, слушаю и тоже смеюсь. Иногда, если получается, мы всей семьей смотрим фильмы (чаще, если честно, мультфильмы), приткнувшись на диване в кабинете отца и укрывшись одним пледом. Или Вася с Симой играют в шахматы, го. Папа неизменно проигрывает, я даже правила не могу понять — дети все еще не оставили попыток мне их объяснить. Ничего особенного, но я очень дорожу этими моментами.

14. Я считаю, что дети должны расти на классике — в литературе, музыке, кинематографе. Им нужна качественная подложка. Потом они сами не выберут плохое. Книги ребенку нужно подбирать по возрасту и интересам. Не заставлять читать, а увлекать. Хотя, безусловно, есть авторы, книги которых нужно прочесть в обязательном порядке или хотя бы попробовать, как это делал сын в старших классах: немного Бабеля, немного Олеши, немного Булгакова и Набокова.

У нас стандартный набор детского чтения — от Маршака до Чуковского. Но главное — с хорошими классическими иллюстрациями. Одно время муж серьезно занимался коллекционированием старых детских книг и журналов. Сейчас в букинистических не найти «Веселых картинок» 1960–70-х — это он их все скупил! Потом наступает время «Петсона и Финдуса» — дети вообще обожают все, что выходило из-под пера Свена Нурдквиста. Вообще скандинавская литература от Астрид Линдгрен до Туве Янссон очень важны и интересны детям.

И Вася, и Сима наизусть знали «Денискины рассказы». Денис Викторович Драгунский — близкий друг нашей семьи, чем дети гордятся, но не афишируют: все равно никто не поверит

Из современных авторов дети очень любят Андрея Жвалевского и Евгению Пастернак. Они оба пережили период увлечения «Гарри Поттером», сейчас у Симы эпоха Шерлока Холмса — с отцом они на ночь читают рассказы, и дочь пересмотрела все фильмы с Ливановым и Соломиным.

Дальше — сложнее. Современные дети хуже прежних поколений воспринимают Жюль Верна и Майн Рида, им скучно, им нужны более короткие описания природы и истории. Но вот поляка Альфреда Шклярского про приключения мальчика Томека и Вася, и Сима читали взахлеб. Сын раз сто читал «Капитана Сорви-голова» Буссенара. Дочь с восторгом проглотила знаменитую трилогию Александры Бруштейн, а сейчас читает, например, «Маленьких женщин» Луизы Олкотт.

Можно что-то выбирать из современной зарубежной детской литературы — в последние годы переиздавались хиты 1960–70-х, например потрясающая книга Элейн Конигсбург о приключениях детей в нью-йоркском Метрополитен-музее с шикарными иллюстрациями.

Чтение полезно подкреплять театром — Сима пересмотрела все спектакли в МТЮЗе и РАМТе. Ну и похвастаюсь: последнее, что запоем прочитала дочь, — это только что вышедшая энциклопедия «Русский язык с Машей Трауб».

Энциклопедия «Русский язык с Машей Трауб» — это не учебники и не задачник, это классные истории, нестандартные упражнения, это живой разговор о русском языке и о том, как помочь ребенку полюбить и почувствовать его. А потом применить — и в письме Деду Морозу, и в первом школьном сочинении.

Фото: инстаграм Маша Трауб

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(6)
Комментарии(6)
Мне всегда нравились рассказы Маши Трауб. Там ного юмора и иронии. Что напрочь отсутствует в этом самолюбовании от пяток до ушей. А жаль.
Ни разу не читала творчество автора. Но текст это жесть. Рецепт как вырастить перфекционистов невротиков.
Если честно, то в тексте есть правильная мысль, но встречается только один раз. Такое ощущение, что детей держат на постоянном контроле, они всегда должны быть чем-то заняты, но ведь отдых и «лентяйничество» тоже должны быть иногда в жизни каждого. Дети может быть и не хотят спортом заниматься — их право. А по поводу уроков с детьми — да, им надо помогать, но не в ущерб себе. Можно помочь чуть позже или дать идею и направить
Показать все комментарии
Больше статей