Аркадий Гайдар — красный командир, который решил быть детским писателем

Аркадий Гайдар — красный командир, который решил быть детским писателем

И у него получилось!
2 079
11

Аркадий Гайдар — красный командир, который решил быть детским писателем

И у него получилось!
2 079
11

22 января исполнилось 116 лет со дня рождения Аркадия Гайдара — одного из главных советских писателей. С 1918 по 1982 годы в СССР было издано более 104 миллионов экземпляров его книг. Для многих людей произведения Гайдара и сегодня — символ Гражданской войны и утерянных юношеских идеалов. Хотя сам Аркадий Голиков их не предавал никогда.

В 1904 году в Арзамасе в семье сельского учителя и акушерки, пламенных революционеров с горячим сердцем и обширной библиотекой родился Аркадий Голиков. Мальчик оказался такой же, горячий и начитанный. Рвался на Первую мировую, а в 14 лет попал на Гражданскую войну: сначала адъютантом, потом курсантом, уже к 16 годам был командиром роты, а в 17 — командиром отдельного полка по борьбе с бандитизмом. Был контужен, не стеснялся в средствах (там никто не стеснялся), судим за расстрел без следствия, сумел доказать свою невиновность, был списан из армии по состоянию здоровья за нервные срывы с наказом никогда не возвращаться.

«Когда мне было 15 лет, я командовал уже четвертой ротой бригады курсантов, охваченной кольцом змеиной петлюровщины. В 16 лет — батальоном. В 17 лет — пятьдесят восьмым особым полком, а в 20 лет — в первый раз попал в психиатрическую лечебницу»

Аркадий Гайдар, «Всадники неприступных гор»

И где-то отсюда начинается история о том, как молодой военный стал писателем. Он попробовал сочинить повесть о своих военных похождениях, полуавтобиографическую, и ей повезло оказаться в руках Константина Федина, воспитанника Горького. Федин понимал, что рукопись слабая — в этом может убедиться каждый, прочитав «В дни поражений и побед» — но юного автора он воодушевил словами: «Писать вы не умеете, но писать можете и писать будете».

Аркадий с матерью (стоит), сёстрами и тётей

И он и правда научился: набил руку на фельетонах в Свердловске и спецкорром в Хабаровске. Взял псевдоним Гайдар, одна из самых красивых расшифровок которого «Голиков Аркадий Д’Арзамас», вполне в духе любимых им в детстве приключенческих романов. В 1932 году переехал в Москву и там осел уже известным детским автором: к тому времени вышли «РВС» и «На графских развалинах».

Уже в Москве от него ушла жена, забрав с собой любимого, единственного сына Тимура. Тоска по нему, воспоминания о счастливых днях, проведенных вместе в «Артеке», окончательно обратили Гайдара к детской прозе. Впереди было «Военная тайна», «Бумбараш», «Судьба барабанщика», «Чук и Гек» и, конечно, в 1940 году, «Тимур и его команда». За эту книгу Гайдара чуть не арестовали, обвинив в попытке создания подпольной детской организации. Спасло, кажется, что он очень нравился Сталину, а возможно и то, что по лёгкости своего характера (сочетавшейся с тяжелейшими нервными срывами — последствием контузии), Гайдар никого и ничего не боялся.

Аркадий Гайдар с сыном Тимуром, 1939 год

Когда в 1938 арестовали его бывшую жену, Лию Соломянскую как жену изменника Родины (ее второго мужа, Израиля Разина, оперативно расстреляли), Гайдар звонил самому Ежову, мол, может, моя бывшая и гулящая, но точно не шпион. Ежов пообещал разораться, а днём к Гайдару пришёл телефонист и молча срезал и унёс телефон. Он не растерялся — на следующий день перезвонил из телефона-автомата.

Ежов велел ему больше не звонить, но Лию осудили всего на два года, так что, возможно, именно Гайдар спас ей жизнь

Показательны в этой истории и его способность всегда добиваться своего. Он ведь ушел на фронт четырнадцатилетним, а двадцатилетним, вернувшись с войны, покалеченным душевно и физически, сумел не сдаться и не сдать юношеских идеалов, а начать все заново в фельетонистике, а потом в прозе. Тридцатилетним он мог вырулить от чудовищных штампов ранней прозы к заслуженной всесоюзной литературной славе. А в 37 лет, вопреки тому, что в армию ему вход был заказан, сумел прорваться на фронт, военкором, и героически погибнуть. Он отошёл за водой, заметил немецкий отряд и успел крикнуть «немцы» прежде, чем его полило пулями. Конец прямо как из его прозы: треснул залп. Упал человек. Прогудел и скрылся в тучах лётчик.

Аркадий Гайдар на фронте, 1941 год

И, конечно, мертвый он оказался советской пропагандистской машине гораздо нужнее, чем живой. «Гайдар шагает впереди» гремел гимн, «Он жил, как должен жить боец, и умер как солдат» голосил Сергей Михалков, экранизации, ежегодные конференции в Арзамасе. Вдруг оказалось, что этот человек, ничего толком не успевший сказать, чей след в литературе составил пару сотен, пусть и гениальных, страниц — наш главный советский писатель.

После развала Союза его точно так же, искренне, возненавидели

Призывали «не читайте Гайдара! У него же в каждой детской книжке по смерти, войне и «маузеру». Вспомнили и биографию: теперь она уже звучала так, будто 17-летний Гайдар своими руками массово расстреливал и грабил мирное население. Поколению 90-х запоминался образ Гайдара из «Жизни насекомых» Виктора Пелевина: создателя советского сверхчеловека, у которого кульминацией каждого текста был выстрел «маузера» в лесу, а убийство «мало чем отличается от, скажем, попыток открыть ящик стола с помощью напильника или от мытарств с негодным фотоаппаратом».

Но, кажется, сегодня Гайдара уже можно просто любить — это радостное чувство, освобожденное от любых попыток вписать его в одну из удобных нам концепций. Будь он безжалостный комиссар или затерянный в эпохе, которая не хотела и не умела его принять, книжный солдат-правдолюбец, 20-е годы 20 века уже слишком далеки от нас, чтобы как-то их судить или притворяться, что мы в чем-то здесь разбираемся. Остаются тексты Гайдара.

Аркадий Гайдар с детьми

Надо признать, что они и в наше время смотрятся довольно странно: невинные дети затеряны в насквозь милитаризованном мире, буквально с красноармейцами в кустах, с постоянно мерцающей где-то на фоне необходимостью умереть за Родину. Но одновременно — это ещё и насквозь мифологизированный мир, попросту говоря волшебный.

Одно из самых удивительных произведений Гайдара — рассказ «Голубая чашка» (1935), в котором, обидевшись на маму, папа и его шестилетняя дочь Светлана уходят гулять через лес. И дачная прогулка превращается в чудесное путешествие по далёким полям колхоза «Рассвет» и землям «Красной зари»: тут и красноармейцы проводят учебные бои, и ходит дивный старик с волшебными подарками, и цветы слушают, и звери привечают и «жизнь, товарищи… Была совсем хорошая».

Эти путешествия — вообще главное событие гайдаровской прозы, где она наконец освобождается и от необходимости скорой смерти, и от выстрелов «маузера» в лесу. Точно так же едут куда-то в неизвестность Чук и Гек, попадая в мир, исполненный неясностей и чудес, и Петька и Васька из «Дальних стран» мечтают поскорее уехать туда, где огромнющие заводы и большущие вокзалы.

Но и сам маленький мирок какого-нибудь колхоза оказывается полон встреч и бесконечных чудес. Гайдаровской герои никогда не перестают этому миру удивляться, радоваться тому, что жизнь хорошая и мечтают «лучше мы будем жить долго-долго».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(11)
Подписаться
Комментарии(11)
Конечно, Аркадий Гайдар чудесный детский писатель. Если в 90-е годы и были на него нападки, а я такого не помню, то это могло происходить из-за отношений к реформам его внука Егора Гайдара. Произведения Аркадия Гайдара были наполнены романтикой. Кто из мальчиков не тянется к произведениям о войне и о шпионах? Вопрос в том, какие при этом качества в детях воспитываются. У него воспитывались честность, благородство, преданность друзьям и стране. Помню, как мои внуки переживали за ребятишек, когда я им читал «Четвертый блиндаж». Конечно, он участвовал в становлении советской власти. Но ведь не только он. Вспомним хотя бы Маяковского. Было время, когда романтикам хотелось изменить ненавистную власть. Но разве романтики виноваты, что их имена пропагандисты использовали для иных целей? Не для тех целей, ради которых они творили.
Извините, но автор нагло лжёт. Ни на каком фронте Гайдар в 14 лет не был и не мог быть.

«В 1917 Аркадию было всего 13 лет, и в каких- то революционных событиях он участия не принимал. Но вскоре власть взяли большевики, и Гайдар не упустил случая
примкнуть ко всеобщему празднику непослушания.
В начале 1918 года будущий
писатель хвастается в дневнике:
„Был на вечере и купил револьвер.
Ночью в Арзамасе идет стрельба.
Мы с Березиным ходим патрулем…
Ночью стреляли в собор, оба попали в окна“.»
Видимо не врет, а ошибается. В годы своей пионерской молодости нам всегда говорили, что Гайдар чуть ли не был даже командиром.
«В связи с введением в Германии 25 марта 1939 года всеобщей трудовой повинности для молодёжи „пимпфы“ в рамках пропагандистской кампании „Помощь соседям“ помогают работающим жёнам военнослужащих поднять уголь из подвала»

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D1%84#/media/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB: Bundesarchiv_Bild_146-1975-069-33,_Kriegsdienstpflicht, _Pimpfe_bei_Nachbarschaftshilfe.jpg

Пимпф — то же что юнгфольк, младшая группа гитлерюгенда. Пропагандистская фотография 1939-го года. Учитывая, что «Тимур и его команда» появится в 1940-м, логично предположить, что идею тимуровского движения Гайдар позаимствовал у нацистских товарищей. Ведь 1939–1941 года — время сотрудничества СССР с гитлеровской Германией. Тимуровцы тоже помогают семьям военнослужащих.
интересно-не знала
Больше статей