Почему отвлекаться от ребёнка лучше на книгу, а не смартфон

Почему отвлекаться от ребёнка лучше на книгу, а не смартфон

Отрывок из книги «Уроки голоса для родителей» Венди Моугел
3 008

Почему отвлекаться от ребёнка лучше на книгу, а не смартфон

Отрывок из книги «Уроки голоса для родителей» Венди Моугел
3 008

Специалист по социальной психологии Венди Моугел посвятила целую книгу голосу и языку тела, которые могут помочь родителям более эффективно общаться с детьми. Моугел разбирает классические ситуации от рождения ребёнка до его подросткового возраста, а мы публикуем отрывок о влиянии гаджетов на коммуникацию с совсем маленькими детьми.

Прозрачные радости, или почему бумага лучше экрана

Младенцы могут утомлять или лишать вас веры в свои силы; а те, кто постарше, — выводить из себя или упрямствовать до победного конца.

Мама трёхмесячного малыша однажды позвонила мне и сказала: «Ну хорошо, я 20 минут полежала рядом с ней на полу. Дальше что?». Другая мама призналась: «Решиться на третьего ребёнка было большой моей ошибкой. Иногда я его ненавижу. Он совершенно не спит днём, и вообще он уродец. Выглядит, как лысый старик. И постоянно плачет».

— Мы все постоянно хотим плакать, — ответила я.

— Просто мы научились контролировать свои эмоции.

— Но мне никто не сказал, что всё будет так! С девочками было гораздо проще.

Не важно, с первым или с пятым ребёнком, но однажды настанет момент, когда вы либо впадёте в белую горячку из-за отсутствия сна, либо начнёте испытывать буквально невыносимую скуку. Почему же вам нельзя на секундочку заглянуть в телефон? Разве предполагается, что вы должны неотрывно смотреть на младенца, пока вы оба не расплачетесь или не заклюёте носом? Конечно, нет.

Но рассмотрите вариант, когда вы отвлекаетесь на что-то, что не находится на экране. Например, на книжку или журнал. Когда вы так делаете, фокус вашего внимания более широк, так как более открыт. Гаджеты же требуют совсем другого вида вовлечённости. Они воздействуют на ваши эмоции и восприятие более закрыто и индивидуально, ведь ваше зрение полностью сосредотачивается на небольшом участке пространства. Периферийное зрение при этом ослабевает.

Если вы переписываетесь сообщениями, то вам не даёт отвлечься интерактивный процесс. Если ищете что-то в интернете или смотрите видео на YouTube, то картинка постоянно движется и меняется. Печатная же страница статична. Она не изменится, если вы отведёте взгляд, а это значит, что в своей среде обитания вы можете более свободно распоряжаться своим вниманием.

Мама, которая читает в парке книжку, с большей вероятностью заметит, что её ребёнок плачет, чем та, которая копается в смартфоне

Но есть и другая, более тонкая и неуловимая причина, по которой следует предпочесть печатное издание электронному гаджету. Имея возможность видеть обложку, объём книги, которую вы держите в руках, то, как вы перелистываете страницы, ребёнок впитывает полезную информацию о вас и узнаёт нечто новое о мире.

Ваш карапуз может без особых сложностей заглянуть вам через плечо, задать вопрос об обложке, картинках или просто узнать, хорошую ли книгу вы читаете. О чём она? Почему вам нравится её читать? Так ваша деятельность становится катализатором разговора. В случае с телефоном всё не так.

Сьюзан Доминус в своём ностальгическом эссе под названием «Материнство с выключенным экраном» (Motherhood, Screened Off) пишет, что каждый раз, когда она хватает с полки смартфон, её дети знают, что одновременно она «держит в руках портал, такой же волшебный, как шкаф Нарнии, и обладающий таким же потенциалом для переноса в другой мир или даже в бесконечность других миров…»: «Насколько далеко я отправилась, — могут не без причины волноваться они, — и как скоро я вернусь?».

Помимо того, что ваши действия с экраном смартфона неясны и недоступны ребёнку, тот факт, что вы можете мгновенно «смахнуть» страницу и полностью спрятать её от него, строит между вами стену. Взрослые на самом деле интересуются такими развлечениями, участником которых не стоит делать ребёнка. В этом, помимо прочего, заключается волнующая и манящая тайна взросления. Но в том, чтобы слать кому-то сообщения, нет ничего таинственного и волнующего. Это просто то, на что не разрешается смотреть. Таинственно — когда мама с папой идут на свидание. А «нельзя» — это ограничение. Это барьер.

Ваш ребенок по мере взросления узнаёт вас по книгам и журналам, которые вы читаете, по музыке, которую слушаете, по командам, за которые вы болеете. Разве вам придёт в голову в присутствии малыша надеть наушники, чтобы послушать музыку или поиграть в компьютерную игру? Это же полностью отгородит его от вашей жизни. Точно так же, позволяя ему видеть, чтó вы читаете, вы приглашаете его в ваш мир. Принимая в расчёт то, как много вы захотите знать о внутреннем мире своего ребёнка в будущем, делиться с ним своим опытом сейчас — весьма разумная идея.

Гаджет вместо няни

Молодая мама сидит в ресторане с кудрявым сыном, уютно устроившимся у неё на коленях, и кормит его рисом с овощами. Вдруг он взвизгивает, и мама что-то шепчет ему на ушко. Затем я вижу, что вызвало реакцию мальчишки: мультик на экране установленного сбоку телефона. Вы вот подумаете: ну и что такого? Оба довольны, это просто лёгкое развлечение! Расслабьтесь уже.

Я использую эту сцену в качестве небольшого введения в тему использования телефонов вместо няни именно потому, что она так мила и безобидна. Вся проблема в том, что такая ситуация, вероятнее всего, происходит не раз в неделю, а по нескольку раз на дню. Исследования роли гаджетов в жизни детей всё ещё продолжаются, но в том, что касается речевого развития, полученные данные весьма неутешительны.

Взрослые признают, что «зависимы» от своих гаджетов, и наука подтверждает правомерность использования именно этого слова. Смартфоны активизируют некоторые участки мозга, которые ведут к компульсивному поведению. С точки зрения эволюционного учения, человеку свойственно «искать». Нейромедиатор под названием «дофамин» принуждает к поиску информации, нового опыта и способов удовлетворить базовые потребности, такие, например, как потребность в питании и сексе.

Ранее считалось, что он контролирует системы получения удовольствия в мозге, но новые исследования открыли более сложный процесс: мы испытываем удовольствие тогда, когда сначала ищем, а затем находим. «Нахождение» активизирует опиоидный ответ, то есть радость и удовольствие.

Неврологически говоря, мы жаждем искать настолько же, насколько жаждем находить. А наши телефоны позволяют нам искать информацию бесконечно

Удовольствие от поиска-нахождения усиливается, если вы не знаете точно, что и когда найдёте. Психологи называют этот феномен «переменным подкреплением». Сообщения, твиты и электронные письма приходят в непредсказуемое («переменное») время, заставляя нас проверять их и находить новую информацию. Звук, оповещающий вас об их появлении, ставит ещё одну галочку в списке компульсивных влечений — рефлекс Павлова. Всё это не случайно.

Как в 2012 году сообщил бывший исполнительный директор компании Intel Билл Давидоу, «многие интернет-компании в настоящий момент узнают то, что давно известно табачным компаниям: зависимость способствует процветанию бизнеса. Нет сомнений, что, применяя текущие технологии нейронауки, мы сможем создавать ещё более мощные навязчивые идеи в виртуальном мире». Так что родители правы, говоря, что они зависимы.

Но если гаджеты вызывают зависимость у взрослых, разве не логично, что мозг детей, впитывающий всё как губка, ещё более восприимчив к подобным маниям? Родители, которые защищают идею использования гаджетов детьми, утверждают, что «это всё для образования!» или что, мол, «ребёнку же нравится!». С подобными отговорками не может согласиться Линда Стоун, занимавшая руководящие посты в компаниях Apple и Microsoft, автор термина «непрерывное частичное внимание». «Нам может казаться, что дети от природы зачарованы телефонами. На самом же деле они считают интересным абсолютно всё, что интересно их маме и папе. Если те с увлечением занимаются цветами в саду, именно ими станут увлекаться их дети. И если мама с папой не могут отложить в сторону гаджет, ребёнок думает: там так много интересного, мне тоже туда надо!».

American Academy of Pediatrics (Американская академия педиатрии, далее AAP) не первый год советует родителям не позволять детям в возрасте младше двух лет пользоваться смартфонами или планшетами по причине потенциальных задержек в речевом развитии, связанных с этим занятием: «Исследования в области нейрологии демонстрируют, что очень маленькие дети лучше всего обучаются посредством двусторонней коммуникации. Беседы взрослых, ответственных за ребёнка, с малышом были и остаются критичными для его речевого развития».

В 2012 году ААР немного скорректировала свою позицию и стала утверждать, что «некоторые медиаматериалы могут иметь образовательную ценность для детей в возрасте от полутора лет, но чрезвычайно важно, чтобы это были программы высокого качества, подобные тем, которые предоставляют компании Sesame Workshop или PBS… Проблемы начинаются, когда медиаматериалы заменяют физическую активность, практическое исследование или личное общение в реальном мире, которые необходимы для процесса обучения. Злоупотребление временем, проведённым у экрана, также может пагубно влиять на качество сна».

В настоящее время не существует исследований, которые связывали бы задержки в речевом и языковом развитии в начальной и старшей школе исключительно с количеством времени, которое дети проводили за гаджетами в самом раннем возрасте. Но проведённое в Великобритании общенациональное исследование студентов продемонстрировало, что между 2007 и 2011 годами «число школьников, нуждающихся в помощи экспертов в связи с речевыми и языковыми трудностями, выросло до 71%». Первые смартфоны iPhone появились в продаже в январе 2007 года.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет