«В детдомах уровень стресса как при бомбёжке»

«В детдомах уровень стресса как при бомбёжке»

Почему детдомовским подросткам всё же нужны приёмные семьи
4 986
1

«В детдомах уровень стресса как при бомбёжке»

Почему детдомовским подросткам всё же нужны приёмные семьи
4 986
1

Подростков редко усыновляют, а если это и происходит, приёмные родители часто возвращают их обратно в детский дом. Директора четырёх благотворительных фондов рассказали «Таким делам» о том, как работать с детдомовскими подростками — нужно ли устраивать их в семью и как помогать тем, от кого несколько раз отказались.

«Ребенок считается подростком с 12 лет. Если большую часть своей жизни подросток прожил в детском доме, он, разумеется, успел к нему привыкнуть. Нужно ли устраивать его в семью в таком случае? Всемирная конвенция по правам ребенка говорит о том, что детский дом никогда не заменит семью. И если у ребенка нет возможности жить в кровной семье, то, конечно, нужно создать все условия для того, чтобы он смог попасть в замещающую семью», — считает Анна Орлова, директор фонда «Открывая горизонты».

«Семья — это самая нормальная и естественная среда для ребенка», — придерживается того же мнения директор фонда «Измени одну жизнь» Юлия Юдина. Какими бы самостоятельными подростки не пытались казаться, объясняет она, им всегда нужен взрослый, который мог бы их выслушать и принять. «Подросток в детском доме нуждается в семье не меньше, чем маленький ребенок. Есть, конечно, теория привязанности, и лучше для ребенка, если он маленьким попал в приемную семью. Но если этого не случилось, нельзя ставить на нем крест и не пытаться устроить его в семью, потому что в семье, пусть и приемной, ему проще взрослеть, там он может лучше понять себя, выйти во взрослую жизнь раньше».

«Каким бы подросток ни был самостоятельным, мне кажется, что близкий взрослый у ребенка должен быть», — говорит Марина Аксёнова, директор фонда «Солнечный город». В то же время она не считает, что всех подростков непременно нужно устраивать в семью. Не каждый взрослый может усыновить подростка — для этого у человека должен быть опыт воспитания. «У нас был случай, когда женщина взяла к себе 15-летнюю девочку на гостевой режим. Приемная мама была очень жесткой, диктовала свои правила и девочку совсем не слышала. До этого она принимала к себе семью только маленьких детей и считала себя отличным приемным родителем». Вскоре девочка вернулась в детский дом.

Некоторые категории детей нельзя устроить в семью по другим причинам — это, например, подростки с агрессивным или сексуализированным поведением. «Их усыновление может быть опасно для кровных детей», — объясняет Юлия Юдина. И всё же в большинстве случаев подростков нужно стараться устроить в семью. «Самая большая проблема подростков в детских домах — это отсутствие мотивации. Это не из-за того, что они с изъяном и червоточиной, и даже не из-за уровня образования и отношения к детям из детских домов в школах. В детских учреждениях уровень стресса как при бомбежке, поэтому все эмоциональные силы подростков уходят на выживание, ресурсов на развитие не остается. И ради кого им стараться? Кто порадуется за их успехи, кто поддержит?».

Серьёзной проблемой также становится «текучка» взрослых, которые окружают ребёнка в детдоме. «У вас же мама в детстве не менялась несколько раз в год. Вы как-то понимали, что она с вами надолго. Отношения привязанности в детском доме просто не успевают сформироваться», — рассказывает Юдина.

«В семье есть человек, которому ты небезразличен. В детском доме все довольно обезличены, а в семье в детях раскрывается их индивидуальность», — соглашается Александра Телицина, директор фонда «Старшие братья и старшие сестры России».

Большинство детей младшего возраста мечтают, чтобы их забрали из детского дома в семью. Подростки же часто не соглашаются жить в приёмной семье. Это происходит из-за страха, который вызывает необходимость покинуть место, к которому они уже адаптировались. «Для некоторых новая семья и потеря сложившихся связей, своих друзей неприемлема, — рассказывает Юдина. — Когда им говорят о том, что нашлись усыновители, их парализует чувство, сродни тому, что они испытывали, когда их изымали из семьи».

«Иногда подростки не хотят переезжать к усыновителям в другой город, ведь у многих есть связи с кровной семьей. И подростки понимают, что потеряют эту связь, если уедут», — добавляет Анна Орлова.

Даже если подростки сами отказываются от семьи, им всё равно нужно что-то, что может хотя бы частично ее заменить, считает Орлова. Например, приходящие волонтёры или программы наставничества.

Труднее всего работать с «вторичниками» — подростками, от которых отказались не только их родные родители, но и приёмные, говорит Марина Аксёнова. Причина возрастающего числа вторичных отказов — в отношении общества, которое ничем не помогает родителям, решившимся на усыновление. «Подростков возвращают, в частности, потому, что они неуспешны. Этот ярлык на них вешает социум и прежде всего школа. Учителя не хотят ими заниматься, потому что это требует дополнительных усилий. На таких подростков часто вешают ярлыки „неуспевающих“ и „нарушителей спокойствия“, объясняя это тем, что они из детского дома. Их нужно подтягивать, а родители не всегда справляются с этим в одиночку. <…> Вместо того, чтобы получать помощь и поддержку со стороны, их наказывают за то, что они приняли такого ребенка. И вот из-за такого общественного мнения и давления подростков иногда возвращают обратно в детский дом».

С «вторичниками» очень трудно работать, потому что эти дети уже потеряли доверие к взрослым, не говоря уже о других травмах.

«Повторные отказы от подростков — очень распространенное явление, — говорит Юлия Юдина. — Их возвращают чаще, чем маленьких детей. Для ребенка, конечно, это просто конец света, потому что это для них двойное, тройное предательство. Чтобы не умереть от горя, они максимально закрываются в себе и говорят, что им не больно. И они действительно перестают чувствовать сами и становятся не чувствительны к боли других».

С 19 по 21 сентября в Москве пройдет конференция «PRO подростков», которую организуют благотварительные фонды «Солнечный город», «Измени одну жизнь», ​ «Старшие Братья Старшие Сестры» и «Открывая горизонты». Участники — специалисты сферы защиты детства — обсудят, как работать с подростками, оставшимися без попечения родителей, чтобы улучшить качество их жизни.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Подписаться
Комментарии(1)
У нас приемная девочка прожила 8 лет. В 15 лет пошла вразнос, стала пропускать уроки, связалась с плохой компанией. Мы попытались попросить помощи у опеки. Они расторгли с нами договор о приемной семье и девочку отправили в систему под конвоем.Когда мы стали простть о возврате девочки домой нам сказали, зачем ваи э…
Показать полностью
Больше статей