«Говорить по-русски — это как решать математические задачки»

«Говорить по-русски — это как решать математические задачки»

Иностранцы, которые изучают русский, — об ошибках, русской музыке и трудных падежах
7 912
5

«Говорить по-русски — это как решать математические задачки»

Иностранцы, которые изучают русский, — об ошибках, русской музыке и трудных падежах
7 912
5

Русский язык считается очень сложным для изучения. И дело не только в кириллице или свободном порядке слов в предложении (такому непривычному многим иностранцам). К Международному дню грамотности, который отмечают 8 сентября, Татьяна Щербакова поговорила с иностранцами, которые всё-таки начали учить русский и не бросили. Они рассказали о самых сложных темах в русском, нелепых ошибках и даже о российской попсе. Спойлер: она им не понравилась.

Лукас Давид, Бразилия, 33 года

Я начал учить русский в Бразилии. Говорю уже хорошо, но сказать, что выучил русский, было бы неправильно. Но если речь идёт о каких-то более или менее бытовых контекстах общения, а не о текстах вроде русской поэзии, то я бы сказал, что выучил язык лет за пять.

Наш университетский учебник, «Русский для всех» был очень забавным — лексика была немного советской и устаревшей. А вообще занятия были традиционными — грамматика, практика речи, диалоги и упражнения. Фильмы не смотрели, но я уже самостоятельно заинтересовался российским кино. Учитель включал нам какую-то популярную российскую музыку, но наши вкусы в этом плане не совпадали. Помню, мне понравилась только песня Николая Носкова «На меньшее я не согласен».

Сейчас я уже чувствую себя очень комфортно и свободно, когда говорю по-русски. Я делаю это ежедневно и часто пишу. Самая сложная тема — виды глагола, то есть совершенный и несовершенный.

Часто ошибаюсь, но друзья не спешат меня поправлять. Годами я говорил «на сороковостоке» вместо «северовостоке» или «мЫлая» вместо «милая». А ещё однажды сказал девушке, что она презренная, когда имел в виду «прозорливая».


Андреа Родари, Италия, 27 лет

Я решил учить русский, потому что хотел владеть иностранным языком, который знают немногие, — очень рациональный подход. Но позже просто влюбился в российскую культуру и историю. Я пять лет учил русский в университете города Триесте, участвовал в студенческом обмене и два месяца провёл в Москве в МГЛУ (Московским государственный лингвистический университет — Прим. ред).

В университете у нас было несколько преподавателей — итальянка, которая учила нас грамматике, русский, с которым мы учили историю и литературу, и латышка (выросшая в России), с которой мы практиковали разговорную речь.

В начале, конечно, было трудно. Особенно сложно было выучить алфавит с вашими странными буквами. Некоторые из них идентичны латинским, а звуки совсем другие. Глаголы движения и приставки — тоже отдельная и сложная тема, но если тебе нравится русский, всё можно освоить.

В январе я приезжал в Россию и подтвердил свой уровень владения языком. У меня В2, то есть выше среднего. Конечно, бывает сложно вспомнить некоторые слова, но свою мысль донести я могу. Правда, когда приехал в Москву в первый раз и пошёл в бар с одногруппниками, случилось небольшое недопонимание. Это было простое место, где все пили водку, и после первой рюмки я сказал: «Я уже готов». Я имел ввиду, что готов пить снова, но все решили, что я уже нажрался и увели меня оттуда.


Сулем Рамирез Куеста, Испания, 27 лет

Я начала учить русский в 16 лет, просто потому что мне нравились иностранные языки. К тому же меня привлекала Восточная Европа, а в моей деревне было много русскоязычных иммигрантов. Ещё мне нравилось, как звучит русский.

Сначала у меня появился частный преподаватель в моей деревне, а потом, когда я переехала в Барселону и поступила в университет, начала заниматься уже там — училась на переводчика и дополнительно занималась в языковой школе. На последнем курсе университета я поехала в Россию по программе обмена и задержалась на целых три года.

Университетские занятия были построены вокруг заучивания грамматики. Мы использовали книги с упражнениями под редактурой Хабронина и учебник «Дорога в Россию». В языковой школе материал был самый разнообразный. Там ценили коммуникативный подход, то есть мы в первую очередь учились общаться в разных ситуациях — на рынке, в поликлинике, на вокзале.

Сейчас у меня высокий уровень владения языком — С1. Я пытаюсь сохранить его, хоть уже четыре года не живу в России и использую язык достаточно редко.

Сейчас я живу в Норвегии. Здесь русский ценится не так высоко, как в Испании. И всё же я не теряю надежды найти работу, где смогу его использовать

Я столько трудилась, чтобы выучить русский, не хотелось бы это потерять.

Конечно, русский — сложный язык. Но, к счастью, мне языки даются легко. К тому же, каталанская фонетика очень похожа на русскую. Невероятно трудно было понять глаголы движений — ходить, идти, ехать, ездить. Но потом как-то (будто по волшебству) я начала их использовать без ошибок!

Забавные истории, связанные с русским, случались со мной постоянно. Например, я постоянно путала глаголы писАть и пИсать. То же самое происходило с парой «за*бать» и «завоевать». Всем смешно, а мне неловко.


Рикардо Карденас, Мексика, 31 год

Я вырос в Вайе де Гвадалупе — это деревенька в Нижней Калифорнии на границе Мексики и США. В начале XX века сюда прибыла коммуна молокан из России, так что я с детства рос под влиянием русской культуры. Оттуда и проснулся мой интерес — захотелось больше узнать о России.

Я начала учить русский в университете и потратил на это в общей сложности семь лет. Большинство моих учителей горели своим делом. Учебники были разные — на русском, на испанском, на английском.

В своей жизни я посмотрел много русских и советских фильмов: «Баллада о солдате», «Когда прилетают аисты», «Брат», «Ученик» Серебренникова. Ещё мне очень нравится русский рок. Из книг люблю русскую классику — Толстого, Достоевского, из XX века нравятся Бродский и Довлатов.

Простых тем в русском языке просто нет, но усердие и практика помогут разобраться в чём угодно. Для меня говорить по-русски — это как решать математические задачки.

Я думаю, что сейчас могу поддержать разговор на 60%, но, к сожалению, я постепенно теряю язык, потому что я редко его использую. Часто путаю слова или странно произношу их. Например, когда пытаюсь сказать «жизнь», все думают, что я говорю о джинсах.


Kjetil Bjørkmann, Норвегия, 28 лет

В университете я изучал российско-норвежские отношения, даже ездил в Москву по работе на пару месяцев. Именно тогда понял, что хочу выучить язык. Москва может столько всего предложить тем, кто понимает по-русски. Конечно, всегда есть риск сказать что-то неправильно, но люди всегда оценят твою попытку.

Мне нравится, как звучит русский, и в Москве у меня появились первые учителя, которые подстёгивали продолжать учить его самостоятельно. Последний год я учил язык в своём университете в Осло. Наши учебники были разработаны специально для норвежцев — «Соседи», «Азбука» и «Лестница».

Всем новичкам наш преподаватель советовал смотреть детский мультфильм «Малышарики», а вот фильмы на русском я не смотрю

Ещё я слушаю много музыки на русском — Баста, Егор Крид, Тимати, Владимир Высоцкий, Алла Пугачёва и Юрий Шевчук.

Конечно, очень сложно учить русский. Грамматика — это настоящий вызов. Особенно напрягают частицы и порядок слов в предложении при использовании падежей. Думаю, сейчас я приближаюсь к среднему уровню владения языком, но говорю точно лучше, чем пишу.


Неманья Милинович, Сербия, 32 года

Я сначала два года учил русский язык в семинарии. Потом поступил в университет на теологию в Белграде и уже там продолжил своё обучение. Русский — очень важный язык для будущих православных священников и специалистов в области религии.

Мы учились по книге, написанной моим же преподавателем. Она была доктором наук, и её книгу «Радость общения» редактировали несколько русских лингвистов. На уроках мы много читали, учили новые слова и грамматические правила, писали короткие тексты, говорили по темам, которые есть в книге.

Когда я два месяца жил в России, смог лучше понять русскую культуру. В тот период я слушал российскую попсу и смотрел фильмы, которые рекомендовали мне мои студенты. Например «Собачье сердце» или «Дурак». Вообще, я люблю российское кино, но, к сожалению, мне всё ещё нужны субтитры на русском или английском. Кроме того, я ни разу в жизни не читал русских книг без предварительного чтения текста на сербском или английском. Но всё равно мой любимый писатель — Достоевский.

Я думаю, мой уровень сейчас — это где-то А1 или А2, хотя мои студенты уверяют, что я говорю достаточно хорошо. Я многое понимаю и умею читать, но писать мне сложно, да и печатать тоже — русская клавиатура очень непонятная.

Конечно, русский это славянский язык, поэтому мне, сербу, было не так уж сложно. Это работает и в обратную сторону — мои ученики из России очень быстро усваивают сербский или хорватский (точно быстрее американцев и итальянцев). Но иногда из-за схожести языков бывает сложно. Например, я могу вспомнить русское слово, но использовать его в одном из сербских падежей — это очень запутывает. А ещё многие слова похожи — например, однажды я перепутал «подлец» и «красавец».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(5)
Подписаться
Комментарии(5)
"Когда прилетают аисты" - это "Летят журавли".
Благодарю. Хорошо изложен материал. Читать приятно.
Мой друг из Испании никак не мог меня понять, когда на его вопрос "Будешь кофе?" я ответила "Да нет, наверное!"
Избито.
Показать все комментарии
Больше статей