«Грустно слушать текст, так его и не прочитав»

«Грустно слушать текст, так его и не прочитав»

Может ли аудиокнига заменить обычную
3 872
5

«Грустно слушать текст, так его и не прочитав»

Может ли аудиокнига заменить обычную
3 872
5

Текст, написанный на бумаге, — это всегда тайна. В книге живет Наполеон и внутри нее происходят сражения. Из слов возникают замки, рыцари и драконы, влюбленные и соперники. Книга позволяет вам самим оказаться на месте героя, заставляет вас переживать любовь и потери, участвовать в войнах и открывать новые страны. Но способны ли на это аудиокниги и могут ли они заменить пахнущие типографской краской страницы? Об этом рассуждает преподаватель и практикующий литератор — Александр Закуренко.

Мысль бесплотна и, казалось бы, зачем ее втискивать в маленькие черные тельца букв? Но вся история человечества — это борьба с беспамятством. Глиняные таблички исчезнувших шумеров и на них — загадочная клинопись исчезнувшего народа. Тексты гробниц, саркофагов, пирамид, папирусный свиток на груди умершего египтянина, надписи кистью на шелке поднебесной империи, эпос в наскальных картинах уничтоженных делаваров, загадочные руны германских и скандинавских племен, глаголица славян — зачем человеку разнообразие знаков для записи того, что не имеет формы?

Текст на бумаге, папирусе, пергаменте — это всегда немного тайна. Вдруг из слов возникают замки, звуки, рыцари и драконы, влюбленные и оплакивающие потери. В одной книге живет Наполеон и внутри тома происходит Бородинское сражение, гремят пушки и ржут кони, а сверху — тишь да благодать картонной обложки. В другой — страдалец за идею совершает убийство, и топор слегка приподнимает накрывшую его страницу, будто топорщится карман пальто от лежащего внутри пистолета.

А вот эту книгу за стеклом в музее — с инкрустированной драгоценными камнями обложкой — могли обменять на множество людей или зданий и коней.

Пока не появился печатный станок, книга была не только миром воображения, но и материальной ценностью. Слишком много труда и материалов уходило на ее создание

Книга-скульптура, книга-полотно, книга-дом. Но даже сейчас, когда книгу можно напечатать и в домашних условиях, тайна осталась — она в самом переходе написанного на бумаге в новую реальность. Более увлекательную, чем компьютерные игры, поскольку только в книге мы и режиссеры своих фильмов, и актеры, играющие все роли, и костюмеры, и композиторы, мы — полноценные соавторы.

Уильям Шекспир на рекламном постере компании Penguin Audiobooks, 2013 год

Великий слепец Хорхе Борхес представлял весь мир гигантской библиотекой. И внутреннее зрение, воспитанное постоянным чтением, заменило ему внешнее сторицей — он видел бесконечные вселенные, переплетающиеся тропки в садах, лабиринты и небывалых чудищ. И для этого не нужно было ничего, даже приспособления для воссоздания виртуальной реальности, — экрана, клавиатуры, проектора, мерцающей плазменной поверхности или наушников.

Когда человек умеет читать, он одновременно в чтении выполняет множество задач: механические (перелистывая страницы, вдыхая запахи старой чуть пыльной бумаги или новой, хранящей аромат типографии), зрительные (вглядываясь в буквы и тот мир, который возникает за ними) и интеллектуальные (мгновенно проводя в голове множество операций по анализу, запоминанию и оценке ситуации).

Чтение — это и развитие памяти, и развитие воли, и развитие воображения, и развитие эмоционального мира

Это лаборатория поиска и отбора, тренировка интеллекта и сообразительности. В этом смысле книгу ничем не заменить. Встреча с книгой — это как встреча с человеком. Глубокая книга — глубокий человек, поверхностная книга — глупый собеседник. Но все равно это всегда жизненный опыт.

Марк Твен на рекламном постере компании Penguin Audiobooks, 2013 год

Как встречу с человеком нельзя подменить общением с роботом, так и встречу с книгой нельзя подменить ее пересказом. Можно ли пересказать закат у моря или рассвет в горах? Они возникают перед глазами как дар. И книга — это такой же дар.

Но у книги есть одна особенность. Немецкий философ Мартин Хайдеггер говорил, что язык — это дом бытия. Но язык, схваченный буквами и вложенный в буквы и строки, как в сказке великан, превративший в мышь, — это тот же дом бытия, только в миниатюре. И в каждой книге сквозит бытие — искаженное в случае бездарной или нечестной авторской позиции и прорывающееся в своей полноте к читателю в случае авторского усилия или присутствия гения.

Мир книги — это ты, отраженный в сотнях зеркал собственного воображения и опыта. Книге не нужен посредник. Между человеком и страницей нет ничего, кроме любви

Но тут возникает множество проблем. Книга требует времени и усилий, как и жизнь современного мегаполиса. Мегаполис — враг чтения, хотя мы умудряемся вписать бытие даже в заполненные вагоны метро. Но такое чтение — все же усилие, требующее высочайшей страсти. Страсти к книге. А страсть, увы, редкий гость в душе усталого гражданина. Куда соблазнительнее предаться плавному течению отдыха, звукам, снам. Тому, что часто не требует усилий и дается само, как в детстве искусственное молоко, льющееся из бутылочки в материнских руках в сонные губки младенца.

А из бархатной или пластмассовой глубины наушников голос автора или чтеца. И ты можешь дремать, говорить, писать, мечтать, все делается за тебя — кем-то в таинственных недрах нового носителя информации: то ли телефона или планшета, то ли модифицированных сирен. Одиссей затыкал уши, чтобы не слышать их голосов, мы делаем ровно обратное — открываем уши всем звукам.

И тут вопрос не в том, можно ли слушать книгу в аудиозаписи, а в том, что вообще можно и нужно слушать?

Древние греки не знали книг, но уже звучала поэзия — и она называлась мелосом. Стихи исполняли хором или в одиночку, и лишь потом стали записываться. На склонах нашей купели — Днепра — звучали под кобзу или гусли песни славян. Возможно, и «Слово о полку Игореве» вначале звучало над русской и половецкой степями, и лишь потом в сумраках монастырских скрипториев сплетались буквы славянской вязи о вещем Бояне.

Слушали поэзию и эпос, сказки и мифы. И содержание восполняло нехватку бумаги. Повторим еще раз: дело не в носителе информации, а в ней самой. Можно ведь и лекции Умберто Эко на итальянском слушать, и попсу.


Когда уничтоженный доблестной советской властью поэт писал о слове, которое должно вернуться в музыку, о какой музыке думал он? Вряд ли о современной эстраде.

Поэтому уж если слушать аудиокнигу, то только в хорошем исполнении: с умной оркестровкой исполнения, интонации, фона. Бесспорно, важно услышать, как исполняет свое произведение автор. Так, чтение Солженицына — с выделением ритма, ударных слов — это помощь в понимании смысла его текстов.

Всегда интересно исполнение поэтами своих стихотворений. Если речь идет о классике, тут, главное, не навредить излишней манерностью и «актерским» педалированием декламационных приемов.

Оскар Уайльд на рекламном постере компании Penguin Audiobooks, 2013 год

Да, книгу не заменишь, но аудиокнига может помочь открыть заново что-то подзабытое, если вдруг чтец оказался хорошим и сумел подчеркнуть, выделить авторские приемы, стиль, приключение слов сделать приключением голоса. Но чтец может и испортить произведение — заунывностью, излишним пафосом, непониманием того, что читает. Потому что аудиокнига — это присутствие третьего, свидетеля-исполнителя. Исчезает интимность акта чтения, исчезает напряжение.

Я думаю, что аудиокнига — это всегда замена. Лучшая или худшая. Но нельзя питаться одним фастфудом. Язвы могут возникнуть не только в желудке, но и в голове, и в душе. Поэтому идеальный вариант: вначале читать текст, а потом, если есть желание, — уже слушать его. Чуть хуже — вначале слушать текст, а потом его читать.

Грустно — просто слушать текст, так его и не прочитав ни разу. И совсем грустно — не читать и не слушать.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(5)
Комментарии(5)
Будучи чтецом аудиокниг (Слушатели знают меня как Капитана Абра) могу сказать, что в отдельных случаях, книга не самого высокого класса становится настоящим произведением искусства, когда ее читает мастер. Среди профессионалов это в первую очередь А. Клюквин, есть еще три-четыре столь же сильных чтеца. Среди чтецов выпускающих аудиокниги в любительском секторе, или на стыке профессионально-коммерческого и любительского секторов, выделяются Игорь Князев, Дигиг, и еще несколько, тоже очень немного (себя уж называть не буду) мэтров, которые могут банальную аудиокнигу превратить в таинство и аудиоспектакль- скупо отпущенными средствами: голос и немножко музыки и звуковых эффектов.
Если же смотреть со стороны слушателя- а слушаю я аудиокниги тоже вполне регулярно, как и читаю бумажные, то всегда отдаешь себе отчет: какую книгу ты хочешь слушать, а какую читать. А бывает и такое: Книга так захватила. что читаешь, когда можешь читать, а когда не можешь читать, слушаешь. (занимаясь, например какой-то физической работой, в дороге, на ходу и т. д.) У меня такое нечасто, но бывает. Знаю, что не только у меня. Огромный слой людей физически зависит от аудиокниг- это слепые и слабовидящие. Для них работает целое аудиоиздательство ВОС. Не будем забывать об этих людях- их очень много. К слабовидящим, предпочитающим аудиокниги, часто присоединяются пожилые люди, теряющие зрение постепенно.....
Еще одна, неожиданная категория- фанаты жанра. Эти тусуются на тематических сайтах и форумах, обсуждают книги и чтецов, создают возможности для обмена контентом, в том числе и на трекерах.Бывает, что в складчину заказывают запись той или иной книги чтецам- любителям или профессионалам. (Только не надо думать, что тут лежат золотые горы! Деньги вполне небольшие, а работа вполне себе трудоемкая и ответственная. И не для всякого по зубам, не только из-за актерских талантов и неталантов. Огромное значение имеет правильное произношение, верные ударения, (это беда и у многих профессионалов!) отсутствие диалектизмов, говоров в речи. Например, известный чтец Вячеслав Герасимов, начитавший тысячи книг, немного окает и в некоторых книгах такой народный стиль оказывается совершенно некстати. При всем моем уважении к нему, я всегда стараюсь найти альтернативное исполнение. Знаю, что я такой не один. ХОтя, повторюсь, чтец прекрасный, и у него масса поклонников. которые на это оканье смотрят сквозь пальцы-привыкли.)
Можно говорить о том, искусство ли аудиокниги. Я бы сказал. что да. Наверное, кто-то будет спорить, кто-то поддержит. Но раз я этим занимаюсь много лет, то меня уж не переубедишь.
Чувства, эмоции, философия…
Но не единого объективного факта на тему того, почему чтение лучше чем слушать.
*сам больше люблю читать*
Однозначно читать! Ни один чтец не сможет выдавать более 120 слов в минуту — замучаешься слушать — читать можно со скоростью, в разы большей. Кроме того, читая, имеешь возможность сделать закладки, возвратится к ранее прочитанному.
Да, читать получается гораздо быстрее, но на прослушивание книг можно найти гораздо больше свободного времени. Есть масса механистических занятий, позволяющих слушать книги, но не позволяющих читать — вождение, бег, домашние хлопоты. Мне удаётся слушать книги где-то 2-3 часа в день, а вот читать — не более получаса. В итоге, из «прочитанных» за прошлый год шестидесяти книг, только 16 читались глазами, а это лишь чуть больше четверти. Так зачем же лишать себя трёх четвертей книг?
Показать все комментарии
Больше статей