Вера и толерантность | Мел
Вера и толерантность

Вера и толерантность

Раскол в обществе и пропаганда
Время чтения: 7 мин

Вера и толерантность

Раскол в обществе и пропаганда
Время чтения: 7 мин

Регулярно наблюдаю раздражение атеистов на верующих. Между прочим, и обратная реакция не является редкой. Взаимное неприятие приняло массовый характер, когда антирелигиозная пропаганда стала государственной политикой.

Борьба с религией обосновывалось строительством нового общества.

Обоснованием верности борьбы с религией занялись пропагандисты.

Пропаганда формировала убеждение, что наука и религия являются антиподами.

Пропагандисты достигли своих целей. Атеисты считали бесполезным что-то узнавать о религии, так как та противоречила научным знаниям. А люди с религиозными убеждениями в свою очередь не считали нужным интересоваться доводами атеистов. Одни слушали пропагандистов, другие слушали проповедников, но ни те, ни другие не пытались разобраться глубоко в вопросах религии.

Ограничение информации примитивизировало восприятие веры, как со стороны верующих, так и со стороны атеистов.

Убогость информации послужила основой, когда слово церковного настоятеля считалось обязательным для верующего. Поэтому в те годы я даже не предполагал, что в церковной среде могут вестись диспуты. Лишь позже в Интернете я увидел картину Жукова «Спор о вере» (1867 год).

На картине изображена бытовая обстановка, а не помещение для спора ученых или сановных церковников. Значит, не все было так однозначно в среде верующих. Но о чем они могли спорить? Ведь и верующие, и атеисты в основной своей массе считали, что религиозные тексты являются для верующих абсолютной истиной. В этом я был уверен. И в этом я ошибался.

О заблуждениях атеистов.

Свое ошибочное восприятие религии я осознал, когда читал семитомник Александра Меня «История религии» (1992 год). Труд богослова меня поразил научным подходом с точки зрения исторического повествования. Ведь я был уверен, что наука и религия несовместимы. И как гром среди ясного неба для меня прозвучала его мысль, что религия не противоречит научным знаниям. И там же читаю, что получение научных знаний должно быть обязательным для христианина. Это полностью противоречило тому, что я в детстве усвоил из атеистической пропаганды.

Читая историю религии, написанную богословом, я вдруг узнаю, что смысл древних текстов не стоит воспринимать буквально. Они писались для восприятия людьми в годы их написания. Изложение было таким, чтобы религиозные основы были понятны тогда, когда научное мировоззрение еще не сложилось. Мышление было иным. Ни один перевод не способен отразить суть того, что хотел выразить автор для читателей своей эпохи. Александр Мень исходит из того, что в наше время тексты следует трактовать, а не воспринимать их буквально. А трактовать источники можно только при понимании того, какая мысль могла закладываться в годы их создания.

Изучение истории является необходимым условием для понимания того, какой смысл авторы вкладывали в тексты, написанные в эпоху ушедших цивилизаций.

Теперь я уже осознал, что в среде верующих могут вестись диалоги о смысле древних текстов в зависимости от вариантов трактовок. Тогда мне стало понятно, почему богослов взялся за создание многотомного исторического труда.

Александр Мень не против законов, сформулированных учеными, а задается вопросом, как законы появились. Он считает, что законы создал Бог-творец. В частности, считал, что на базе этих законов происходила эволюция.

Я остановился лишь на одном из направлений антирелигиозной пропаганды, показав, что мнение одного из авторитетных богословов противоречит распространенному мнению о том, что все верующие игнорируют научные знания.

О заблуждения верующих.

От верующих не редко слышу, что без веры исчезает стремление человека к моральным устоям, сформулированных в христианских заповедях.

Разве с появлением массового атеизма положение с моралью ухудшилось? И разве заповеди всегда выполняются верующими? К примеру, шестая заповедь «не убий» известна всем. Но ведь были войны между христианскими народами.

Когда рассматриваешь «Молебен перед боем» Ивана Владимирова, то трудно поверить, что вера препятствовала убийствам в ходе сражений.

А вот еще одна картина Ивана Владимирова «Солдат на позиции». Художник изображает войну без героики и без трагизма.

Получается, что выполнение заповедей может быть нарушено по каким-либо причинам.

Можно увидеть нарушение заповеди «Не укради», когда обращаешься в картине Ивана Владимирова «Разгром винного магазина».

Если этот сюжет специфичен из-за алкоголя, то другая картина Ивана Владимирова называется «Разгром помещичьей усадьбы».

Все это не имеет прямого отношения к тому, что на самом деле провозглашает христианство. Эти иллюстрации я привел лишь для подкрепления утверждения, что с появлением массового атеизма ситуация с моралью не изменилась к худшему.

И атеисты, и христиане ратуют за воспитание моральных ценностей, но обоснование необходимости следования им у них различно. Обычно христиане уверены, что нарушение является грехом, а греховное поведение наказуемо. Атеисты же исходят из того, что нарушение моральных норм приводит к хаосу, за которым следует гибель людей, разруха, бедствия.

Фанатизм.

Фанаты раскалывают общество, формируя условия для вражды. Они делят людей на своих и чужих.

Вот как трагедию из-за фанатов изобразил Николай Пимоненко в картине «Жертва фанатизма» (1898 год).

У забора стоит женщина, решившая сменить свою веру.

Фанаты без веры ведут себя не лучше. Об этом картина Ивана Владимирова «Допрос в комитете бедноты».

Сейчас оба сюжета для многих покажутся дикостью былых времен, а в то время фанаты были уверены в своей правоте. Происхождение их фанатизма закономерно. Одни получали информацию только из проповедей, а другие черпали их лишь из пропагандистских листовок и от агитаторов новой власти.

Фанатизм возникает там, где нет полноценной информации.

Пропагандист никогда не дает полную информацию, используя только ту ее часть, которая позволяет обосновывать ему свои утверждения.

Фанатизм не имеет четких границ. В каких-то случаях он проявляется, а в каких-то тот же человек терпим и даже толерантен. Ведь поступок зависит от получаемой информации, которая не всегда полна. Поэтому я не буду вешать на человека ярлык фаната, если не выслушаю его мнения и не пойму логику его рассуждений.

Пропаганда может использовать те или иные приемы в зависимости от сложившихся обстоятельств. К примеру, будет распространять утверждения, которые далеки от реальности. О двух таких утверждениях я уже написал. Одно из них, что все верующие отвергают науку. А другое утверждение, что мораль не может быть устойчивой вне веры. Это фактически навешивание ярлыков на целые общественные группы. Наличие ярлыков позволяет фанатам ссылаться на них, как на известную истину, а на этой базе выстраивать умозаключения для компрометации тех, кого они считают своими противниками.

Все приемы, используемые пропагандистами, выстроены на локализации информации. Это не всегда продуманная тактика, а чаще всего лишь результат их собственной ограниченности. Любую информацию, которая противоречит их взглядам, они отторгают от себя, а на носителей этой информации навешивает ярлыки.

Подчеркну, что фанат обычно не пытается опровергнуть информацию и возражать по существу, а просто обзывает людей других взглядов врагами веры, предателями отечества, разрушителями национальной культуры и тому подобное.

Пропагандисты формируют фанатов, которые раскалывают общество.

Толерантность.

Толерантность означает терпимость к поступкам людей другого мировоззрения. Она не означает полную покорность или полное безразличие. Личность, воспитанная в духе толерантности, будет противодействовать фанатам, когда те нарушают права других людей.

В моей семье мать была православной и регулярно посещала церковь. Отец был атеистом. Я не помню размолвок у них из-за разного отношения к религии. Они относились с уважением к мировоззрению друг друга. Отец даже не препятствовал матери, чтобы окрестить детей. В те годы карикатуристы, зарабатывающие на антирелигиозной пропаганде, высмеивали таких людей. Но отец не поддавался их воздействию.

Родители придерживались принципов толерантности, хотя это слово им не было знакомо.

Не редко вижу, как кто-то крестится, проезжая в автобусе мимо церкви. Иногда какой-нибудь пассажир бросает презрительную реплику по этому поводу. Но подобных реплик не слышу, когда кто-то постучит по деревяшке, чтобы не сглазить, или сплюнет через левое плечо.

Большинство людей толерантно. Они не осуждают тех, кто верит в бога или в приметы. Конечно, если действия таких людей не ассоциируется с фанатизмом.

Высказывания фанатов не редко отожествляется с мнением всех верующих. Чаще всего так, когда высказывание принадлежит церковному должностному лицу. Такое отожествление на руку фанатам, так как ведет к расколу в обществе. Так давайте не поддаваться приемам фанатов. Совсем не обязательно ваши знакомые разделяют точку зрения должностного лица, хотя могут придерживаться той же религии. Не спешите их отожествлять с фанатами.

А нужно ли спорить с фанатом, объясняя ошибочность его взглядов? Как правило, это бесполезно. Ведь фанат не пытается понять точку зрения другого, а занимается лишь пропагандой своей позиции. Можно дать информацию для тех, кто слушает фаната, но не пытайтесь переубедить пропагандиста. А вот отказ от контактов с фанатами ведет к их изоляции, что препятствует активизации пропагандистов.

Еще раз подчеркну, что отказ от контактов с фанатами не противоречит толерантности. Там, где есть толерантность, фанату делать нечего. Особенно, если есть привычка рассматривать собственное будущее, формулируя варианты для принятия решений. Этому можно и надо обучать, чтобы наши дети не стали фанатами (об этом в книге «От года до пятнадцати»).

Толерантность — это основа для изоляции фанатов от здоровой части общества.

Модерн.

Слово модернизм употребляется во многих значениях. Здесь я его употребляю в смысле создания человеком того, чего ранее не существовало.

Модерн — это движение вперед.

Фанаты всегда апеллируют к отжившему прошлому, называя его скрепами, подменяя историю мифами. Прошлое имеет неоднозначную оценку, как было показано выше на примере толкования текстов религиозных авторов прошедших эпох. Прошлое дает опыт, но не может быть основой для толерантности. Фанаты боятся будущего, так как будущее строится на полноценной информации.

Может ли модерн объединить верующих и атеистов? Может, если среди них нет фанатов.

Бог создал человека по образу и подобию своему. Бог-творец создал человека для творчества. Он создал человека, дав ему разум для понимания законов природы. А для чего он создал космос?

Да, видимо, не для того, чтобы лишь наслаждаться его красотами. Он создал миллиарды галактик для того, чтобы человечество начало осваивать внеземное пространство. В этом смысл разума, как полноправного участника процесса дальнейшей эволюции.

Модерн не противоречит ни идеалам верующих, ни идеалам атеистов. Он противоречит лишь взглядам фанатов. Фанатам чужда толерантность, так как она является основой для совместного творчества и созидания в стиле модерн на благо будущих поколений. Фанату опасен модерн, так как новые знания разрушают основы фанатизма, способного процветать лишь в среде противоречий.

Будущее, а не прошлое, объединяет людей, стремящихся к миру и согласию.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(7)
Комментарии(7)
Хорошая статья, интересные иллюстрации. Есть только некоторые сомнения в точности определений.
Думаю, большинство у нас в стране не воспринимает пропаганду как исключительное зло. Качественная пропаганда предполагает
о т к р ы т о е распространение взглядов, фактов и пр. без попыток манипуляции сознанием людей при...
Показать полностью
Кондратий, Вы правы. Конечно, я сузил понятия - пишу о манипулировании общественным сознанием. В диалогах вне научной аудитории смысл употребляемых слов воспринимается из контекста. В публицистике к этому прибегают часто. Текст с точной научной терминологией становится трудным для восприятия теми, кто не привык к чт...
Показать полностью
Показать ответы (5)
Больше статей