Написать в блог
«Вы все — une generation perdue!»: потерянное поколение на примере героев Ремарка

«Вы все — une generation perdue!»: потерянное поколение на примере героев Ремарка

… и кто первым их так назвал
Время чтения: 6 мин

«Вы все — une generation perdue!»: потерянное поколение на примере героев Ремарка

… и кто первым их так назвал
Время чтения: 6 мин
Эрих Мария Ремарк

Потерянным поколением на Западе называли молодых солдат-фронтовиков, которые принимали участие в Первой мировой и вернулись домой физически или морально изуродованными. После войны таким людям было почти невозможно вернуться к обычной жизни. Им, пережившим ужасы войны, нормальная жизнь казалась мелкой, обыденной, недостойной внимания.

Специальная рассылка
Для тех, кому до школы остался год. Как подготовить ребёнка и себя к походу в первый класс

Термин «потерянное поколение» — «lost generation» — впервые
употребила Гертруда Стайн в разговоре с Хемингуэем. Он использовал
его в качестве эпиграфа к роману «И восходит солнце». Этот роман основан
на реальных событиях и описывает то, что происходило в жизни автора: «Все вы — потерянное поколение».

О рождении этого выражения Хемингуэй рассказывает в другой своей
книге — «Праздник, который всегда с тобой». В главе «Une generation perdue»
(с французского: «потерянное поколение») он пишет, что однажды некий
молодой механик, побывавший на фронте, очень неудачно отремонтировал
старый Ford Гертруды Стайн. Она была крайне недовольна.

«– Вы все — une generation perdue! Вот вы что такое. Вы все такие! –
сказала мисс Стайн. — Вся молодёжь, побывавшая на войне. Вы — потерянное
поколение.
— Вы так думаете? — спросил я.
— Да, да, — настаивала она. — У вас ни к чему нет уважения. Все вы
сопьётесь…».

Первая мировая война определила грань традиции военной героике в
западной литературе. Объявление войны шло рука об руку с всеобщим
энтузиазмом, войну воспевали торжественными стихами и лозунгами: «Мы
едины в своей ненависти к врагу», «мы рвёмся в бой», «солдат и поэт
теперь одно, и героизм — больше, чем просто слова». Война воспринималась
как вестник новой великой эпохи, которая желала обновления общества и
самого человека, становления нового государства справедливости,
надежды на счастливое будущее и коренной перелом в системе ценностей.

Роль «потерянного поколения» легла на хрупкие плечи совсем юных ребят, которые только окончив школу, уже отправились на фронт

Как сказал исследователь Затонский: «Они ещё не знали жизни и верили
мудрости своих учителей. Когда им сказали, что это — „война
за родину“, за „счастье народа“, они, не колеблясь, записались
добровольцами; они были восторженными, увлекающимися и наивными
юношами».

Та эпоха оказалась нелёгкой для многих писателей. Война была
огромным потрясением, их переполняли ощущения от увиденного и
пережитого, осознания истинной сущности войны и проявления всех
её последствий. Судьбы миллионов были разрушены, вера, мечты
и надежды на радужное будущее утрачены. Солдаты хотели осмыслить всё, что происходило с ними в окопах, донести до читателя все самые чёрные моменты их войны.

Увы, большинство произведений о войне не пропускала цензура. Считалось, что никто не пожелает прочесть их. Какой правящей партии хочется обнажить действительность перед народом. К тому же эти книги, по мнению цензоров, существенно отвлекали людей от самых важных задач — от создания мирной жизни и строительства «светлого будущего для потомков».


Один из самых известных писателей потерянного поколения — Эрих
Мария Ремарк, который в свои восемнадцать лет воевал на итало-
австрийском фронте во время Первой мировой и знал о войне не понаслышке. На его глазах умирали молодые парни, люди теряли человеческий облик, чтобы просто выжить в схватке с врагом, который совершенно ничем не отличался от них самих. «Враг» был ровесником молодых солдат, с такими же стремлениями и желаниями принести пользу своей стране — его так же посылали умирать за идею.

Ремарк говорил о своём поколении, потерянном и лишённом любых связей с мирной жизнью

В романе «На западном фронте без перемен» он с неимоверной точностью описал изнаночную сторону войны, со всей её грязью, жестокостью и полным отсутствием романтического глянца. Он рассказал о будничной жизни молодых фронтовиков, окруженных ужасом, кровью и страхом смерти. Они ещё не стали «потерянным поколением», но уже стоят на этом пути. Эпиграфом романа писатель подготавливает читателя к той теме, которая прежде всего волнует его самого: «Эта книга не является ни обвинением, ни исповедью. Это только попытка рассказать о поколении, которое погубила война, о тех, кто стал её жертвой, даже если спасся от снарядов».

Кадр из фильма "На западном фронте без перемен" 1979


Антивоенный роман «На западном фронте без перемен» рассказывает о
пережитом и увиденном на войне молодыми солдатами Паулем Боймером и
его фронтовыми товарищами. Знакомство читателя с героями романа начинается в очереди за обедом: «…Коротышка Альберт Кропп, самая светлая голова у нас в роте; Мюллер Пятый, который до сих пор таскает с собой учебники и мечтает сдать льготные экзамены; Леер, который носит окладистую бороду и питает слабость к девицам из публичных домов для офицеров, а четвертый — это я, Пауль Боймер…».

Всем четверым по девятнадцать лет, все они ушли на фронт из одного класса

Образы героев показывают поколение, у которого есть свои мечты и
мысли о будущем, надежды, стремления, в котором не было места для такого
ужасного события, как война.

На фронт они пошли добровольцами, и первый бой показал несостоятельность их убеждений. «Если бы мы вернулись домой в 1916 году,
неутихшая боль пережитого и неостывший накал наших впечатлений
вызвали бы в мире бурю. Теперь мы вернёмся усталыми, в разладе с собой,
опустошёнными, вырванными из почвы и растерявшими надежды. Мы уже
не сможем прижиться. Когда ослабевает идея, развивается инстинкт,
звериное приобретает широкий размах».

В диалоге с товарищами Пауль делает вывод о своём поколении:
«Мы больше не молодежь. Мы уже не собираемся брать жизнь с бою. Мы беглецы. Мы бежим от самих себя. От своей жизни. Нам было восемнадцать лет, и мы только еще начинали любить мир и жизнь; нам пришлось стрелять по ним. Первый же разорвавшийся снаряд попал в наше сердце. Мы отрезаны от разумной деятельности, от человеческих стремлений, от прогресса. Мы больше не верим в них. Мы верим в войну».


Пауль Боймер и его соратники понятия не имели, ради чего воюют, в чем их выгода от победы в войне и будет ли победа вообще. Война представляется этим молодым солдатам совершенно бессмысленной, ведь никто не может объяснить, почему она идёт, почему началась и каковы её причины.

Героев романа к разговору о смысле войны приводит встреча с кайзером Вильгельмом II, который приехал в полк наградить солдат «Железными крестами». Кайзер не кажется таким величественным, каким должен быть правитель, ответственный за развязывание мировой войны. Он видится обычным человеком, таким же, как и солдаты, только занимающим другую социальную нишу. Солдатам не хочется верить, что кайзер мог хотеть этой войны. Зачем же солдаты находятся на фронте? Они защищают отечество, и их враги защищают отечество. Однако все понимают, что в этой войне нет правых, и не может быть. Так зачем же всё-таки сидеть в грязном окопе и подвергать свою жизнь опасности?

Герои Ремарка изо всех сил пытаются остаться людьми, однако во время боя солдаты становятся «автоматами», «дикими зверями», что позволяет им сохранять себя и свои жизни

Но несмотря на подобное отношение, на войне в героях просыпается
нечто другое. Они начинают ценить чувство солдатского братства.
В повести «В окопах Сталинграда» прослеживаются подобные традиции «окопной правды» Ремарка. В ней есть отсылка к последним строкам романа Ремарка: «А в наших окопах по-прежнему без перемен…». Тем самым показана связь с поколением, которое потеряло не только свое будущее, но и самих себя в эти роковые годы.

Ремарк пишет: «Но самое главное — это то, что в нас проснулось
сильное, всегда готовое претвориться в действие чувство взаимной
спаянности, и впоследствии, когда мы попали на фронт, оно переросло в
единственно хорошее, что породила война, — в товарищество!».

В условиях смертельной опасности по-иному воспринимаются простые
человеческие чувства — проявление доброты, заботы, внимания. Мотив
мужской фронтовой дружбы проходит через всю повесть, приобретая
трагический характер вынужденного расставания: «Ещё один человек прошёл
жизнь, оставил свой небольшой, запоминающийся след и скрылся, по-
видимому, навсегда».

«Да нас и не поймут, ведь перед нами есть старшее поколение,
которое, хотя оно и провело вместе с нами все эти годы на фронте, уже
имело свой семейный очаг и профессию и теперь снова займёт своё место в
обществе и забудет о войне, а за ними подрастёт поколение,
напоминающее нас, какими мы были раньше; и для него мы будем чужими,
оно столкнёт нас с пути. Мы не нужны самим себе, мы будем жить и
стариться — одни приспособятся, другие покорятся судьбе, а многие не
найдут себе места. Протекут годы, и мы сойдём со сцены».

Герой Ремарка был убит в октябре 1918 года, в один из тех дней, когда на всём
фронте было так тихо и спокойно, что военные сводки состояли из одной
только фразы: «На западном фронте без перемен».
…словно он был доволен тем, что все кончилось именно так!..

Специальная рассылка
Для тех, кому до школы остался год. Как подготовить ребёнка и себя к походу в первый класс
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей