Никаких ВПР и двойки в журнал: как живёт сельская школа | Мел
Никаких ВПР и двойки в журнал: как живёт сельская школа
  1. Блоги

Никаких ВПР и двойки в журнал: как живёт сельская школа

14 659
9

Никаких ВПР и двойки в журнал: как живёт сельская школа

14 659
9

Школа, где всё ещё уважают учителей, за двойки ругают детей, а не педагогов, и ценят знания больше, чем отчёты и характеристики, существует и находится за пределами города. Наш блогер, учительница истории Анастасия Морозова, поделилась своим опытом преподавания в сельской школе.

Когда я была ещё студенткой, на пятом курсе устроилась на работу в сельскую школу. Я собиралась проходить там практику, но мне предложили постоянную работу. Я согласилась. Проработала там три года, ушла в декрет, а потом переехала жить в город, поэтому пришлось уволиться. Устроилась в городскую школу рядом с домом и сразу поняла, какая большая разница между сельской школой и городской.

Свою первую работу вспоминаю с ностальгией. Пришла 1 сентября на небольшой, но ухоженный дворик рядом с маленьким двухэтажным зданием. Почти все дети стояли с красивыми букетиками садовых цветов. Ребят немного, все улыбались. Классные руководители быстро разобрали свои классы. Линейка прошла минут за пятнадцать: несколько напутствующих фраз от директора, пара номеров от старшеклассников. Всё! Все разошлись по классам.

Мне дали пятый класс, в котором было всего двенадцать детей (а не тридцать три). Это было много. В некоторых классах, где я вела историю, было по семь-восемь человек. Как же комфортно мне было работать с этими детьми! Я не знала, что такое проблемы с дисциплиной. Хотя я была ещё сопливой студенткой, и дети, и родители меня сразу восприняли всерьёз.

Как сейчас помню фразу бабушки моего ученика: «Анастасия Михайловна, делайте с ними что хотите, мы вас всегда поддержим. Нужно будет дать ремня, давайте. Своего разрешаю бить розгами. Пусть только попробует не слушаться. Вы мне сразу говорите, если что не так». Я так растерялась от этих слов, не знала, что ответить. Бить детей я не собиралась, но мне польстило, что родители доверяют мне участвовать в воспитании их детей, причём так, как я считаю нужным. Остальные родители моих учеников придерживались того же мнения, что и та удивительная бабушка.

Конечно, бить я никого не стала. Да и не было необходимости. Ребята были все очень воспитанными. Да, с ленцой, сначала пытались халтурить, но так как мне дали неограниченные полномочия по отношению к детям, мы быстро приучились к порядку (и я тоже). Если мне было нужно, я оставляла детей после уроков, и ни один родитель не возмущался, даже если был запланирован поход в гости или ещё куда-нибудь. Наоборот, говорили мне: «Правильно оставили, в следующий раз неповадно будет, а кино от него не убежит».

Я могла заставить выполнять домашнее задание в школе, если ребёнок не делал его дома. Могла спокойно ставить двойки в журнал, никто меня за это не ругал, ни администрация, ни родители. За плохие оценки ругали детей, а не меня. Ни разу я не слышала, что неправильно веду урок, не заинтересовываю учеников. Всегда были только слова благодарности. Когда я уходила в декрет, то мне на полном серьёзе родители, точнее бабушки, предлагали сидеть по очереди с моим ребёнком, пока я буду учить их детей. Причём абсолютно бесплатно. Когда пришло время уходить, мы вместе с учениками плакали.

Когда я работала в этой школе, у меня была возможность не только учить, но и воспитывать учеников

Не было электронного журнала, мы не устраивали по пять сценок к очередному празднику каждую четверть, администрация не вмешивалась в учебный процесс, не требовала определённых оценок тому или иному ребёнку, родители полностью поддерживали меня, и даже когда я была неправа (такое тоже было), прощали меня и не держали зла, дети меня любили и уважали не потому, что я такая замечательная, а потому что были прекрасно воспитаны и в их семьях не подрывали авторитет учителя. Даже пьяный папа моего ученика, который мог своего ребёнка отлупить (я пыталась с этим бороться), мне никогда ни одного грубого слова не сказал, хотя я, малолетка, учила его, что нельзя так обращаться с детьми. Я не сидела ни на каких ОГЭ и ЕГЭ, наших детей возили в другие школы, а к нам никто не приезжал. Мы с детьми не участвовали в сотнях ненужных олимпиад.

У меня, кроме заполнения бумажного журнала и дневников, практически не было бумажной работы: свои программы мне давали опытные учителя, характеристики детей тоже, оставалось только поменять фамилии, отчёты отличались только подписью. Администрация лояльно относилась ко мне, всегда помогала, если что-то не нравилось в моём уроке, объясняли, что не так и как это исправить. Это были больше наставники, чем контролёры.

Когда я пришла работать в городскую школу, то поняла, что такого рая больше не будет. Бумаги, конкурсы, отчёты, праздники, поездки, ВПР, ЕГЭ, ОГЭ — это и только это самое важное, а дети?! Что дети? Кому они нужны?

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(9)
Комментарии(9)
Другие мои статьи и книги можно прочитать на моём сайте:
morozova-am.ru
Мне тоже иной раз родители предлагали "влупить" своему чаду)
Как в "проклятое" советское время)
Уважали не только учителей тогда, но и родителей, и детей. Сейчас уважения нет ни к кому. Вместо него либо пренебрежение, либо заискивание.
Показать все комментарии
Больше статей