«Мыслей об аборте у меня не было». Спортсменка — о беременности, родах и материнстве в инвалидной коляске
«Мыслей об аборте у меня не было». Спортсменка — о беременности, родах и материнстве в инвалидной коляске
«Мыслей об аборте у меня не было». Спортсменка — о беременности, родах и материнстве в инвалидной коляске

«Мыслей об аборте у меня не было». Спортсменка — о беременности, родах и материнстве в инвалидной коляске

Дарья Юдкина

21.06.2023

Во время тренировочного проката 15 февраля 2014 года лыжница, член сборной России по фристайлу Мария Чаадаева совершила ошибку, приземлившись на прямые ноги. Полученная травма навсегда изменила ее жизнь. Мария рассказала корреспонденту «Мела» Дарье Юдкиной о том, каково это — родить и воспитать двоих детей, находясь в инвалидной коляске.

«Я как будто упала на ноги с третьего этажа»

В Сочи Мария собиралась в прекрасном настроении, хотя о зачислении в команду олимпийской сборной ей сообщили чуть ли не в последний момент. По всему Петербургу тогда расклеили плакаты с ее фотографией, а в Сочи ее и команду встречали как важных гостей.

По словам Марии, распорядок того рокового дня ничем не отличался от остальных. Все как обычно: завтрак, разминка, тренировка. Вот только трасса была очень сложная, а страх — почему-то сильнее, чем обычно. Но Мария уточняет: страх есть на любой трассе.

Больше всего она боялась последнего трамплина, находящегося внизу. Он поражал своими масштабами: пролет достигал около 40 метров. Но до него лыжница не доехала: упала на простом элементе.

Не рассчитав силы, Мария оттолкнулась для выполнения элемента слишком сильно. Итог — перелет возможных мест приземления и падение на плоский участок.

— Я как будто упала на ноги с третьего этажа, высота там была 5 метров. Удар был снизу в ноги. Я сломала позвоночник, просто приземлившись с высоты прямыми ногами на плоский участок, — рассказывала после трагедии Мария журналистам издания Sports.ru.

Она никого не винит в произошедшем. Считает, что это роковая случайность

Когда Машу перенесли в карету скорой помощи, она окончательно поняла, что совсем не чувствует ног.

— Помню, лежала и говорила: «Блин, снимите с меня ботинки!» А мне отвечали: «Тебе уже все сняли». Посмотрела на ноги — и правда!

Из больницы в Сочи Мария помнит немного: обезболивающие и успокоительные делали свое дело. Затем была долгая реабилитация: сначала в Германии, затем в Испании, все вместе — больше трех лет. Для того чтобы встать на ноги, Мария перепробовала все: помощь врачей, целителей, она даже обращалась к некоему профессору-гипнотизеру, который, конечно, оказался шарлатаном.

— Мы до последнего верили, что все получится. Нам постоянно твердили: вот-вот все будет, просто надо собрать еще немного денег. Спустя год у меня появились сомнения. Мы потратили 27 миллионов, но ничего не случилось. И все-таки мы думали, что нельзя вот так взять и бросить — нужно еще заниматься. Прошло еще полгода, и мы уже окончательно осознали: нет, у меня вообще нет чувствительности! Деньги уже все потратили — 50 миллионов! И ничего. Тяжело было заниматься, когда пропало доверие, — говорила Мария.

Мария Чаадаева

Сейчас Мария все еще верит в возможность излечения. Она уверена, что когда-нибудь снова будет ходить. Но только когда цель встать на ноги стала не единственной, у Маши началась новая жизнь.

— Многие почему-то думают, что я свыклась с инвалидностью, что я забыла, как жить не на коляске… Вот только я по-прежнему жду того дня, когда снова смогу ходить. Но раньше это была моя единственная мечта, цель. Сейчас я уже так не думаю. Я хочу, чтобы мои дети были счастливы. Я рада, что у меня двое детей. Многие не могут даже забеременеть, а у меня получилось выносить и родить двоих здоровых малышей. Это огромное счастье.

«Беременность стала для нас сюрпризом»

Беременность для меня была категорическим «нет» до тех пор, пока я не встану на ноги. Я не представляла, как буду растить ребенка без возможности побегать вместе с ним по пляжу, залезть на горку. Страхов, что я не справлюсь, не смогу сделать самых простых вещей, было очень много.

Наступление беременности стало для нас с мужем сюрпризом. Мы узнали о ней, когда мне делали операцию по изъятию пластины из спины. Врачи тогда даже по анализам не увидели изменений моего положения. Поэтому я была в полном шоке, но меня очень поддерживал муж. Он сразу сказал, что мы справимся и все будет хорошо.

Никаких мыслей об аборте у меня не было. Чтобы понять, что делать дальше, я написала Ксюше Безугловой, которая на тот момент уже дважды стала мамой, имея такую же инвалидность, как у меня. Я спросила у нее: «Как это? Что это?» Написала, что боюсь. Она поддержала меня, ответила, что все будет классно, дала наставления. После этого страх у меня пропал, и беременность действительно прошла без сложностей.

Единственное, что оставалось непонятным, — как рожать. Так как я не чувствую мышц ниже пупка, врачи сразу сказали: будет кесарево. Сначала доктора думали делать мне операцию под общим наркозом, но я хотела увидеть момент рождения ребенка, поэтому операцию провели под спинальной анестезией. Так было в обе мои беременности.

«Самым грустным было то, что я не могла без помощи погулять с коляской»

Муж всегда говорит, что ждал и был готов к рождению ребенка. Когда появился наш сын Матео, он очень радовался и вместе со мной учился всему в первый раз. У нас не было особого распределения обязанностей, мы все старались делать вместе. Муж любит готовить, поэтому завтраки, обеды и ужины стали его ответственностью. Я кормила сына, укладывала спать. Ночью часто просыпалась на кормления и с наступлением утра могла досыпать сколько нужно, потому что муж без вопросов забирал ребенка и занимался им, пока я не проснусь.

Самым сложным и грустным для меня было то, что я не могла без посторонней помощи погулять с коляской. Бывали моменты, когда мне хотелось выйти и прогуляться с сыном в одиночестве, но мы жили тогда на возвышенности, и мне было страшно, что что-нибудь может пойти не так. Затем, когда сын подрос и начал ходить, я все еще не решалась выходить с ним гулять одна, потому что мне было страшно не уследить за ним, не успеть поймать его, если что-то случится. Поэтому с сыном всегда гулял муж. Купал его тоже муж, но когда Матео научился сидеть, я активно участвовала — сидела рядом и играла с ним в игрушки.

Я кормила ребенка грудью полтора года, и мне постоянно нужно было доставать сына из кроватки и перекладывать его. Чтобы упростить задачу и не будить каждый раз мужа, сын спал вместе с нами. Когда ему исполнился год, мы обратились к консультанту по сну и смогли приучить его спать в своей кроватке с 8 вечера до 8 утра без пробуждений.

Днем же у меня была слингомайка, в которой я могла зафиксировать Матео и спокойно передвигаться по квартире, потому что для движения мне были необходимы обе руки, чтобы крутить колеса. Но так продолжалось недолго: сын быстро вырос.

«Загадала забеременеть вторым под Новый год»

Когда Матео исполнился год, врач сказал, что шов после кесарева уже зажил и я снова могу беременеть.

Мы с мужем заранее обсуждали, что было бы классно родить второго ребенка, чтобы у детей была небольшая разница в возрасте. Хотели девочку, и чтобы она родилась к сентябрю. К этому моменту сын как раз пошел бы в детский сад и мне стало бы проще справляться с ними двумя. Все получилось так, как мы и планировали: наша дочка Милитина появилась на свет в середине августа.

После рождения дочери сложнее всего было организовать быт

Когда дети разного возраста, то родительская забота важна им в разных проявлениях. Старшему нужны игры и общение, а младшему — регулярные кормления и чистые подгузники. Постепенно мы, конечно, привыкли, а когда дочке исполнилось 6 месяцев и она начала реагировать на нас, Матео стало с ней интересно.

Сейчас я вижу, что вместе им очень хорошо. Чем старше становится дочка, тем меньше нужно нашего с мужем участия в их досуге. В этом, мне кажется, большое преимущество сиблингов. По своим знакомым я знаю, что, когда ребенок один, ему скучно и он требует больше внимания и времени родителей.

«В моей инвалидности даже есть плюсы»

Я уверена, что очень важно давать детям свободу и возможность самостоятельности. Конечно, в рамках разумного. Мои дети выросли самостоятельными, потому что многие вещи я не могла делать за них или вместе с ними. Может быть, это даже хорошо, потому что я не была чересчур опекающей. Например, если кто-то падал, я не могла бегом ринуться к нему, чтобы поднять и пожалеть. Они сами вставали, отряхивались и шли дальше играть. Многие говорят: «Какие у вас самостоятельные дети!» А я думаю: выросли ли бы они такими, если бы у меня было больше возможностей? Получается, что в моей инвалидности даже есть плюсы.

Конечно, бывали и случаи, когда при всей гуманности моих принципов воспитания я могла выйти из себя и даже могла ударить по попе, когда, например, кто-то из детей нарочно выбегал на проезжую часть и не слушался. Я против таких приемов, потому что знаю, что это работает только в моменте.

Сейчас, когда сын вырос, он все еще хулиганит и не слушается, но в то же время очень мне помогает. Мы без посторонней помощи можем поехать куда-нибудь с ним вдвоем. Он может достать мне коляску, купить что-то, принести нужные вещи. А недавно начал делать мне массаж по вечерам.

«Вижу цель — не вижу препятствий»

У меня есть блог о материнстве на коляске, я начала вести его очень давно. Сначала просто, как и все, выкладывала фотки. После травмы стала немного писать про свои тренировки, потому что вся страна знала, что я занимаюсь и мы собираем деньги на реабилитацию. Все стало меняться, когда я забеременела. Стали поступать предложения о бартере: кто-то присылал детские костюмчики, кто-то — детское постельное белье. Мне понравилось, и я начала более активно писать о своей жизни, работать с рекламодателями, наращивать свою аудиторию.

За то время, что я веду блог, я уже привыкла всем делиться со своими подписчиками и, когда долго не выхожу на связь или ухожу на выходной, чтобы побыть с семьей, даже начинаю чувствовать себя немного странно. Сразу думаю: «А мои подписчики вот об этом не узнают, и об этом тоже…» Тогда я обещаю себе, что все равно расскажу обо всем, когда выйду онлайн.

У меня очень много подписчиц с особенностями здоровья, и очень многие пишут мне, что я вдохновляю и помогаю им не сдаваться

Например, у меня есть подписчица — тоже на коляске. Она очень боялась беременеть и написала об этом мне. Я увидела ее сообщение и ответила, поддержала ее так же, как когда-то поддержали меня. Сейчас она уже родила и присылает мне фотографии своего ребенка. Меня это очень радует и заряжает не бросать свое дело.

Другая история была у моей знакомой. Ее подруга получила травму, из-за которой не смогла больше ходить, хотела свести счеты с жизнью. У нее на тот момент был годовалый ребенок. Тогда моя знакомая показала ей мой блог, и та девушка смогла зарядиться, найти в себе силы жить дальше. Сейчас у нее тоже все хорошо.

Меня радует, что я могу быть примером для очень разных людей, даже для тех, у кого нет особенностей здоровья. Мне часто пишут, что, посмотрев мои истории, прочитав мои посты, люди просто хотят встать с дивана и сделать что-то полезное.

Я думаю, что на мой характер очень сильно повлиял спорт. «Вижу цель — не вижу препятствий» — это про меня. Если я что-то задумываю, то обязательно, любыми способами достигаю этого. И это качество в жизни мне очень помогает.

Фото: личный архив Марии Чаадаевой

Комментариев пока нет
Больше статей