«А можно было дать героям американские имена?» Иностранцы — о русской литературе и её авторах
«А можно было дать героям американские имена?» Иностранцы — о русской литературе и её авторах
«А можно было дать героям американские имена?» Иностранцы — о русской литературе и её авторах

«А можно было дать героям американские имена?» Иностранцы — о русской литературе и её авторах

Анастасия Широкова

8

29.08.2023

Непонятный Кисловодск, Ричард Роджерс вместо Родиона Раскольникова — в соцсетях появился тред о том, что англоязычные читатели думают о русской литературе. Кроме мнений, делятся рекомендациями и любимыми цитатами, а еще пытаются найти ответ на вопрос, почему все-таки русская классика такая грустная. Мы увлеклись обсуждениями и делимся их сокровищами.

  • «Мой любимый факт о русском писателе: Гоголь преподавал историю Средних веков в университете, хотя у него не было квалификации для такой работы. Очевидно, его преподавание обернулось катастрофой, и под конец курса он просто сидел в лекционном зале в платке, имитируя зубную боль, пока другой профессор читал лекции и принимал экзамены».
  • «Леонид Андреев — самый недооцененный (и горячий) русский писатель. Я только что закончила читать „Красный смех“, и мне так полюбился этот текст, он не похож ни на одно произведение о войне, которое мне попадалось. Это экспрессионистское восприятие войны, очень уникальное, яркое и сюрреалистическое. Жаль, что Андреева знают не так хорошо, как остальных русских авторов — я бы хотела вдохновить больше людей на чтение его историй. А еще… Этот мужчина чертовски красивый».
  • «Уверен, что этот вопрос уже задавали, но почему Пушкин за рубежом не так популярен, как Достоевский? Неужели люди настолько любят страдать?»
  • «Некоторые авторы русской литературы XIX века, кажется, озабочены нестабильным эмоциональным состоянием героев. Особенно Чехов, Достоевский и Толстой с их вниманием к тревожности, депрессии, страху и фатализму. Это то, что откликается среднестатистическому русскому читателю? Они были несчастным народом?»
  • «Есть ли версии книг типа „Преступления и наказания“, но с именами, привычными иностранцам? Почему нельзя адаптировать роман так, чтобы Родиона Раскольникова звали Ричардом Роджерсом или как-то в этом духе? Это имя было бы намного легче запомнить, и мне бы не приходилось каждый раз смотреть в шпаргалку, чтобы понять, кто есть кто в новой главе».
  • «От Гоголя меня клонит в сон. Я так люблю Достоевского и Булгакова, но сейчас начал „Мертвые души“ и не могу не засыпать во время чтения. Я уже на 175-й странице, но духа гения так и не ощутил. Что предлагаете? Отложить книгу или продолжить чтиво? (Апдейт: я все-таки дошел до финала и понял, что „Души“ очень хороши! Меня испугали сложные части поэмы)».
  • «У меня вопрос по „Мастеру и Маргарите“. Когда герои встречаются в парке, Берлиозу говорят: „А бывает и еще хуже: только что человек соберется съездить в Кисловодск…“ — что это значит? Кисловодск — это что-то плохое, и туда нельзя ездить?»
  • «Имя Пушкина реально вклинивают в разговор на любую тему? Я сейчас читаю „Мастера и Маргариту“, и мне попалась интересная строчка: „А за квартиру Пушкин платить будет?“ Ниже цитирую сноски из книги к этим словам: „Подобные упоминания Пушкина привычны в России — они показывают, как важна личность поэта для повседневной жизни людей и культуры, даже в отрыве от его произведений“. Просто хотел спросить, часто ли русские так говорят? Еще хотел бы знать, насколько среднестатистический русский одержим Пушкиным?»
  • «После прочтения книги я обычно залезаю в отзывы других людей и особое внимание уделяю оценкам с одной звездой, чтобы больше узнать о недостатках произведения. Сегодня я искал негативные рецензии на „Мастера и Маргариту“ — одну из моих любимейших книг. Я считаю, это величайший роман, но, конечно, не буду слепо верить в то, что его любят все. Он сложный, странный и не каждому откликается. И вдруг я наткнулся на отзыв, который меня безумно разозлил, давно такого не было. Это была настолько гневная рецензия, что уже казалась идиотской, ведь книги не обязаны всем нравиться. Автор отзыва привел цитаты из романа, например: „Буфетчик втянул голову в плечи, так что стало видно, что он человек бедный“ — и написал свое замечание из одного слова: „А?“ ТЫ РЕАЛЬНО ЭТОГО НЕ ПОНИМАЕШЬ? ОН ВТЯНУЛ ГОЛОВУ. ОН СКРОМНЫЙ И СТЕСНИТЕЛЬНЫЙ, КАК И БОЛЬШИНСТВО БЕДНЫХ ЛЮДЕЙ. В любом случае, рекомендую читать подобные рецензии с одной звездой. Я был в восторге, даже немного самооценка повысилась. Это то, ради чего стоит вставать по утрам».
  • «Если бы у меня спросили, с кем из русских писателей я бы встречалась, я бы ответила: „Достоевский“. Меня никогда никто так не понимал, не слышал, не утешал, не советовал столько полезного. Особенно сильны эти чувства, когда я читаю „Бедных людей“ и примечания к „Братьям Карамазовым“ — ощущение, что строчки адресованы мне. Чтение его историй о любви очень меня трогает. И неважно, что он не так горяч, как молодой Пушкин или Лермонтов, но я бы часами могла проводить время с этим человеком, не погружаясь в скуку».

Иллюстрация: iyagogiya / Shutterstock / Fotodom

Комментарии(8)
Боже, вот она, разница менталитетов))
С именами сложно, да. Ведь обычно надо запомнить не просто какое-то одно имя, но и сопоставить его со всеми вариантами уменьшительных.
Не будучи воспитан в русской традиции как ты сразу сообразишь, что какой-нибудь Шурочка и Димыч это тот же, кто пару страниц назад был представлен, как Александр Дмитриевич?
У меня схожая проблема с восточными именами была — тоже не всегда сразу героя опознаешь и его родственные связи.
Чтобы не напрягаться, можно в принципе не читать 🙃
Да, Пушкина им не понять. К сожалению. А без него и литература, и все мы — некие андроиды. Это когда всё на месте, а всё равно чего-то не хватает.
И где Салтыков-Щедрин, Антоша Чехонте, Теффи, Аверченко, Зощенко… неужели они настолько автохтонны, что совсем никак? С О’Генри мыж как-то справились…
Показать все комментарии