«Моя мотивация — это страх, что талант угаснет»
«Моя мотивация —
это страх, что талант
угаснет»
«Моя мотивация —
это страх, что талант
угаснет»

«Моя мотивация — это страх, что талант угаснет»

Истории троих студентов, изменивших жизнь своих вузов

Анна Рыжкова

11.07.2016

Мы привыкли считать, что студенты, ведущие активную общественную жизнь в вузе, как правило, делают это ради хороших отметок. Или чтобы расширить круг общения. Но есть и настоящие идеалисты, которых интересует куда более глобальные задачи, чем подружиться с деканатом. Более того, ради общественного блага они готовы идти на конфликт с вузовским руководством. «Мел» поговорил с тремя студентами-активистами, создавшими большие проекты, которые объединили людей в том числе и за пределами их вузов.


Дмитрий, 2 курс,

СПбГТИ, факультет информационных технологий и управления

ведёт архив учебных материалов, создаёт мультимедийное приложение для студентов, разрабатывает сайт для подготовки программистов к международной олимпиаде

Наш вуз не специализируется на программировании, но я всегда хотел найти единомышленника в этой сфере. У нас очень плохая связь между факультетами и кафедрами. Узнать об олимпиаде на одной кафедре бывает сложно, если о ней знает другая. Они конкурируют между собой непонятно зачем. Мне всё это надоело, и я сделал паблик «Программирование» для студентов нашего вуза.

Месяц назад я создал большой архив всех учебных материалов вуза, пиратскую библиотеку. Дело в том, что у нас есть три способа получить учебные материалы: пойти в обычную библиотеку, читать тексты в электронной библиотеке или зайти на наш медиасайт (к нему есть доступ только по специальным паролям). На медиасайте можно скачать материалы, но их там очень мало. В библиотеке можно получить их на руки, но тоже по определённой системе. Материалы для заочников выдаются только заочникам, например. С электронной библиотеки нельзя ничего скачать. В общем, всё очень неудобно.

50 электронных библиотек рунета

Поэтому я написал скрипт, который изображает пользователя и постепенно скачивает файлы, собирая всё в единые документы. Процесс занял двое суток. Я не знаю, насколько это законно. Но если раньше так никто не делал, значит, есть какие-то причины. Теперь не нужно регистрироваться через три круга ада, чтобы достать учебные материалы. Конечно, это снижает посещаемость библиотеки. Также это должно быть неприятно тем, кто купил систему электронной библиотеки. Потому что она стоит бешеных денег в год, а я взял и всё выложил в открытый доступ на бесплатный хостинг. «Наверху» о моей пиратской библиотеке, скорее всего, не слышали.

Я бы очень хотел организовать в вузе олимпиаду по программированию, на которую соберутся все факультеты. Если ты решаешь задачу ручкой, то получаешь одно решение, а если решаешь кодом, с помощью программирования, то получаешь решения сразу к нескольким однотипным задачкам. Смысл олимпиадного программирования — найти этот код. Моя идея заключается в том, чтобы начать тренировать ребят. Я создал программу, которая может использоваться для обучения и тренировки. То есть студенты решают — система проверяет всё автоматически. С этой программой и дома можно работать! Я начал заниматься этим проектом, а меня на кафедре завалили научными работами — до сих пор методички пишу. Надеюсь, в сентябре у меня получится доделать сайт, продумать интерфейс для преподавателей. И попросить, чтобы кафедра выделила мне место, где можно собирать людей и разбирать со студентами задачки, которые я сам могу решить. Не хочу загружать преподавателей лишней работой.

Администрация хочет, чтобы мы работали на благо вуза, а мы хотим работать для нас, студентов: внутренние вузовские дела нам не интересны

Я пришёл на кафедру, и меня практически заставили делать вузовские проекты. В методичке, которую пишу я, в лабораторной работе, которую сделал я, в патенте, который подают на мою работу, указано четыре человека в авторстве. Мы не получаем ни за что «плюшки», потому что студенты и должны работать бесплатно. А раз так, мы будем работать над тем, чего сами хотим, чем горим.

Если мне самому неудобно, если мне не нравится система, я пытаюсь её исправить. Вместо того чтобы искать человека, который что-то наконец улучшит, мне проще собрать хорошую команду. Или собрать себя!


Андрей Иванчин, 3 курс

СПбНИУ ИТМО, факультет оптико-информационных систем и технологий

руководит сообществом Back to music для всех, кто хочет совмещать основную профессию с музыкальным творчеством

Я учусь в университете информационных технологий СПбНИУ ИТМО, хотя всерьёз думаю стать музыкантом. Отец мне сказал: «Мужик должен получить техническую профессию». То есть я 10 лет играл на кларнете, участвовал в разных конкурсах, много выступал. А поступил на факультет оптико-информационных систем и технологий.

В университете я сразу решил, что хочу реализовать свой музыкальный талант, а возможности такой не нашёл. В вузе не было оркестра. Я мог пойти только в «как бы студенческий» оркестр СПбГУ. Поэтому у меня появилась идея создать собственную группу, но потом я подумал, что это как-то мелковато. Решил создавать оркестр.

Выступление оркестра Back to music

Моя мотивация — это мой внутренний страх, что талант угаснет. Я перестану играть и буду обычным технарём. К тому же я понимал, что я такой не один и что в моём университете многие сталкиваются с подобной проблемой. Гитаристы и барабанщики почти всегда могут найти себе группу, а что делать скрипке, трубе, саксофону? Этим инструментам всегда нужен особый коллектив.

7 школьников, разбогатевших до последнего звонка

Я пришёл с идеей оркестра к своему начальнику по внеучебной деятельности. Он был очень инициативным человеком и поддержал нас. Мы провели прослушивание, собрали первый состав и уже через два месяца дали концерт. В составе оркестра было 24 человека, играли эстраду. Когда идея создать большое сообщество музыкантов стала развиваться, мы перешли к более классическим произведениям.

У нас случилась ссора с руководством, и оркестру пришлось уйти в другой вуз — архитектурно-строительный.

Любые конфликты всегда начинаются или из-за невыполненных договорённостей, или из-за неоправданных ожиданий

Когда нас попросили выступить на межвузовском творческом конкурсе «Я молодой», мы должны были сыграть пять строчек из Рахманинова и три строчки из «Танца рыцарей». И всё это под бит! Мы сказали, что это кощунство по отношению к классической музыке. Нас не поняли. К тому же вузу оказалось удобнее иметь камерный оркестр из 10-12 человека, который, безусловно, мобильнее. Я с этой идеей не согласился, потому что с самого начала хотел создать именно симфонический оркестр.

Выступление оркестра Back to music

Стало ясно, что нам хочется охватить большее количество музыкантов, хочется сильно расширить репертуар. Тогда возникла идея создать музыкальное объединение Back to music, в которое войдут люди, желающие совмещать музыкальное творчество с основной профессией. Наша задача — сформировать коллективы исполнителей самых разных жанров (от рок-групп до симфонического оркестра) и организовать для них репетиционную и концертную деятельность.

Непонимание задач, которые ставит перед собой студенческий совет и администрация университета, — проблема, которая существует в каждом вузе. Основной поток денег для проектов студентов идёт из администрации вуза. Но люди, которые там сидят, бывают или очень ленивыми, или очень глупыми — из-за этого и страдает вся студенческая инициатива. Сейчас Back to Music — проект, который ни от какого вуза не зависит.

Культуры любительского музицирования в России нет. В Европе и США почти в каждом колледже есть не только оркестры, но и музыкальные коллективы разных стилей. Поэтому я выступил с инициативой и с нуля создал такое сообщество. Мотивации денежной у меня не было никакой: я сразу понимал, что если из этого проекта можно сделать коммерцию, то только в далёкой перспективе.


Алина Еналеева, 1 курс магистратуры

ЮФУ, Институт филологии, журналистики и межкультурной коммуникации

руководит волонтёрским центром, который объединяет 700 активистов в нескольких городах Южно-Федерального округа

Мой самый большой проект — это создание волонтёрского центра на базе Южного федерального университета. После того как меня выбрали волонтёром в Сочи, я подумала, почему бы это движение не развивать в вузе. Три года назад мы открыли центр, который занимается реализацией добровольческих проектов. Мы также организуем школы, выездные и на базе вуза, для обучения волонтёров. Не каждый человек сразу сможет работать правильно с инвалидами или детьми-сиротами, поэтому для нас важно, чтобы волонтёры были компетентными.

За три года мы очень выросли. Изначально это была группа инициативных студентов из 25 человек. Кто такие волонтёры? Люди, которые ездят в детские дома, помогают бездомным животным. Конечно, это стереотип, но мы на первых порах только этим и занимались. Также мы делали работу, которая была нужна университету: в основном помощь в организации мероприятий, проектов и даже какие-то личные поручения.

Наш вуз — это 21 структурное подразделение, поэтому нас постепенно становилось больше. На каждом факультете мы создали собственный волонтёрский отряд с руководителем. Сейчас в активе волонтёрского центра ЮФУ 700 человек. Каждый из них хоть один раз принял участие в добровольческом проекте.

В августе мы открываем школу языка сурдоперевода и оформляем это как дополнительное образование. Волонтёры, которые пройдут обучение, смогут вместе с глухонемыми детьми делать театральные постановки. Идея появилась спонтанно. Наш вуз находится на той же самой улице, что и интернат для глухонемых. Каждый раз, когда я возвращалась домой, я видела, как они общаются, и понимала, что между нами есть какой-то барьер, который необходимо преодолеть. Мне просто захотелось стать ближе к этим деткам — идеи вот так случайно обычно и рождаются.

7 кинолент, которые помогут детям понять особенных людей

Нам очень повезло с пониманием со стороны руководства. Наш ректор был только за создание такого волонтёрского центра. Но было важно показать, что этот проект будет полезен вузу. Сейчас у нас есть большое помещение, волонтёрский штаб, где мы проводим открытые мастер-классы. Иногда организация мероприятия требует денежных затрат, но у нас всё-таки находятся средства для сувениров, раздаточного материала и волонтёрской формы.

Единственная проблема — привлечь студентов участвовать в мероприятии, которое недостаточно интересно, замотивировать их

В основе волонтёрства, конечно, добровольная деятельность. С другой стороны, мы всё-таки студенческое объединение вуза, поэтому случается так, что нужно прийти и помочь в любом случае. Сейчас, когда идёт летняя сессия, людей тяжело собрать. Но во всех мероприятиях, которые мы организовываем самостоятельно, волонтёры с большим удовольствием принимают участие.

Я всегда думала, что можно всё успеть, если сильно захотеть. Но я не суперчеловек: у меня есть семья и много самых разных дел. Было так, что руководство меня не понимало, и мне приходилось выбирать: браться за организацию сложнейшего проекта или «отлично» в зачётке. Я всего лишь сделала для себя выбор и поставила в приоритет волонтёрскую деятельность.

Я считаю, что волонтёрское движение должно выходить даже за рамки таких крупных событий, как Олимпиада в Сочи или Чемпионат мира по футболу. Мне кажется, что наш центр в дальнейшем сможет перерасти в большую областную организацию. Мы уже достаточно известны, к нам приходят не только студенты из других вузов, но школьники и преподаватели. В общем, на этой арене я далеко не одна.


Комментариев пока нет
Больше статей