«Просмотр видео на YouTube для меня — настоящая пытка»

«Просмотр видео на YouTube для меня — настоящая пытка»

Литературный критик Галина Юзефович — о том, как она оценивает работы студентов и почему поддерживает Единый экзамен
Время чтения: 4 мин

«Просмотр видео на YouTube для меня — настоящая пытка»

Литературный критик Галина Юзефович — о том, как она оценивает работы студентов и почему поддерживает Единый экзамен
Время чтения: 4 мин

Почему детям стало сложнее читать книги? Как разные люди потребляют информацию? В чём плюсы ЕГЭ? Эти и другие вопросы студентка третьего курса журфака МГУ Анастасия Печникова задала литературному критику Галине Юзефович — человеку с очень хорошей памятью.

Чтение — более сложная работа, чем просмотр кино

Сейчас дети воспринимают информацию совсем не так, как раньше. Вы замечаете такую тенденцию? Как она влияет на навык чтения?

Безусловно, такая тенденция есть. Построить картинку в собственной голове самостоятельно гораздо сложнее. Литература — то же самое кино, только ты в нем сам режиссер, художник по костюмам, кастинг-директор — в общем, выполняешь всю работу, кроме сценарной. Вот почему всегда так много претензий к выбору актеров в фильмах, снятых по любимым книгам: каждый читатель представляет героя по-своему.

Чтение — более сложная работа, чем просмотр кино, она требует полной самоотдачи. Нельзя одним глазом читать, а другим решать задачки по математике. Но все-таки стричь детей под одну гребенку не стоит, потому что все мы разные. В классе у моего сына есть ребята, не читающие вообще, а есть те, кто не выпускает книжку из рук. Для меня, например, просмотр видео на YouTube — настоящая пытка, но нельзя же сказать, что это верно по отношению ко всем людям моего возраста.

А почему вы не любите YouTube?

У меня одновременно забиваются все каналы восприятия, и я ничего не понимаю. Поэтому я никогда не смотрю видеолекции — всегда ищу расшифровки. Если иду в кино, то готовлюсь заранее: тщательно выбираю фильм, читаю отзывы. Я должна быть уверена, что посмотрю что-то крутое, важное и стоящее. Я вообще очень плохо запоминаю и усваиваю информацию со слуха. Даже в студенческие годы после восхитительного курса лекций в университете в моей голове не оставалось ровным счетом ничего, и мне обязательно нужно было прочитать материал в учебнике. На самом деле каждый с рождения обладает своей уникальной органикой, которую мы почему-то склонны обесценивать, и вот мне досталась такая.

Книга из источника знаний превратилась в источник ответов на незаданные вопросы

А как начали строиться ваши отношения с книгами? Наверное, такая любовь к чтению сформировалась отчасти благодаря отцу?

Когда я росла, мой папа (писатель Леонид Юзефович. — Прим. ред.) работал в школе учителем истории. После развода родителей мы с мамой переехали из Перми в Тбилиси. Ту среду, в которой я выросла, можно назвать нормальной позднесоветской интеллигенцией, которая была очень книгоцентрична.

Книги в моем детстве были как воздух. Нельзя было не читать, не участвовать в дружных обсуждениях на кухне — это было важной и неотъемлемой частью жизни. Помню, как в детском саду мгновенно подружилась с девочкой, потому что она, так же как и я, читала «Маугли». Для нас это был знак, что «мы одной крови». Чтение друг другу вслух тоже было важной частью нашей жизни: уже подросшей я зачитывала папе и маме особенно потрясшие меня фрагменты вслух, а до этого они много читали вслух мне.

Почему сейчас, когда развлечений вокруг в разы больше, многие люди выбирают именно книгу?

Хотя книга больше не главный источник знаний, у нее есть одно уникальное свойство — рассказывать о том, о чем ты не спросил. Когда мы ищем информацию в сети, мы точно понимаем, что хотим узнать. Но в жизни есть масса вещей, о которых мы никогда не задумываемся. Скорее всего, никто из нас не станет просто так изучать, ну, допустим, историю Мальты. Но, читая роман, в котором интересно описывается остров, мы вдруг увлекаемся этой темой. Книга пробуждает интеллектуальный запрос, который не родился бы в нас самопроизвольно, она расширяет наши горизонты.

Но, читая огромное количество литературы постоянно, сложно удерживать в голове все имена, детали, тонкости сюжетных линий. Как вам это удается?

Я подозреваю, что это связано с прекрасной генетикой: мой папа в 72 года помнит абсолютно всё! Вот и у меня тоже очень хорошая память. С одной стороны, думаю: зачем всё это держать в голове, если есть гугл? А с другой — способность метко и точно приводить цитаты, ссылаться на прочитанное производит эффектное впечатление.

Я преподаю студентам в бизнес-школе «Сколково», и, когда ее президент Андрей Шаронов произносит десятиминутную речь, я слышу в ней огромное количество культурных отсылок, референсов, скрытых и явных цитат. Это выглядит posh — роскошно. Дороже, чем дорогие часы! Это и есть та самая культура, когда в нужный момент у тебя в голове легко и непринужденно всплывает отсылка к Феллини или цитата из модного романа.

У студентов я оцениваю не стилистические красоты, а качество мысли

Своих студентов вы проверяете письменно или устно?

Я вообще не верю в устные экзамены. У всех людей разные риторические способности, и часто на устном экзамене выигрывает не тот, кто больше знает и глубже думает, а тот, у кого лучше подвешен язык. Конечно, кто-то, наоборот, пишет более гладко, чем говорит. Но тот, кто привык хорошо думать и анализировать, в конечном итоге научится стройно излагать мысли на бумаге. А тот, кто умеет только легко и непринужденно писать, думать не научится. Именно поэтому у меня все экзамены и зачеты письменные, причем из 15 максимальных баллов только три можно получить за стиль. Я оцениваю не стилистические красоты, а качество мысли.

А что посоветуете студентам, которые всё-таки мечтают усовершенствовать свой стиль?

Здесь вариант один: нужно больше писать на публику, получать фидбэк и прислушиваться к нему. Это может быть мнение близких людей, друзей, подписчиков в инстаграме — любой отклик важен. Ну а если речь идет о писательской карьере, то тут совсем трудно — параллельно с собственно литературными занятиями придется еще и раскручивать себя: сейчас, если хочешь добиться успеха, необходимо быть одновременно писателем и шоуменом.

ЕГЭ — великое благо для России

В ЕГЭ по литературе об индивидуальном стиле, наоборот, лучше забыть, если хочешь получить высокие баллы. А вы как относитесь к нашей системе выпускных экзаменов?

Не углублялась в эту тему и не знаю, из чего состоит ЕГЭ по литературе, но в целом считаю, что ЕГЭ — великое благо для России, и я его убежденный сторонник. Мне кажется, только благодаря ЕГЭ может быть преодолена главная проблема российского общества — расслоение.

Я вижу, какие умные и талантливые студенты приезжают учиться из крошечных провинциальных городков только благодаря высоким баллам за ЕГЭ. Потом они оканчивают вуз, уезжают на стажировку за границу, а по возвращении делают совершенно блестящие карьеры в разных областях. Без ЕГЭ все это было бы просто невозможно. Но, как и любая система, Единый госэкзамен нуждается в постоянном усовершенствовании, и я уверена, что всегда есть над чем поработать.

Конечно, пока в ЕГЭ есть большой элемент формального навыка, но умные и содержательные люди овладевают им относительно быстро, а дуракам ничто не поможет. Словом, ЕГЭ дает способным выпускникам шанс, то есть работает социальным лифтом. И на мой взгляд, это здорово.

Фото: Wikimedia Commons (Svklimkin)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей