«Отключите ей микрофон»: выпускница тамбовского медколледжа — о своей речи про шарагу на вручении диплома
«Отключите ей микрофон»: выпускница тамбовского медколледжа — о своей речи про шарагу на вручении диплома
«Отключите ей микрофон»: выпускница тамбовского медколледжа — о своей речи про шарагу на вручении диплома

«Отключите ей микрофон»: выпускница тамбовского медколледжа — о своей речи про шарагу на вручении диплома

Анна Бузанова

26

10.07.2024

28 июня по интернету разлетелось видео, где тамбовская выпускница Дарья Петрунина, выступая на церемонии вручения дипломов, произнесла знаменитое «Я поступала в областной медколледж, а окончила шарагу». Мы связались с Дарьей и попросили ее чуть подробнее прокомментировать это историческое выступление, запустившее волну флешмобов по всей России.

А я точно в медицинском?

В 2020 году я окончила 9-й класс и решила поступить в тамбовский медицинский колледж на специальность «лабораторная диагностика». Во-первых, потому, что моя мама отдала медицине много лет и я решила повторить ее путь — мне нравилось это направление. Во-вторых, не хотелось идти в 11-й класс и сдавать ЕГЭ. И в-третьих, честно признаться, вариантов, куда поступать после 9-го класса, не так уж и много.

Мы поступали во время ковида — тогда не сдавали ОГЭ и набор был по аттестату. Конкурс был немаленький — все с четверками и пятерками, поэтому группа сформировалась хорошая. В течение первого года — это называется «нулевой курс» — мы изучали программу 10-го и 11-го классов школы. Второй год — введение в профессию. На нем начались предметы по нашей специальности — техника лабораторных работ, например. Помимо этого мы изучали историю, высшую математику, русский, латинский, ОБЖ. Было даже православие.

Все четыре года у нас были проблемы с расписанием, причем мы пытались их решить, но человек, который его составлял, всё время менялся. Мы поступали на дневное обучение, но систематически учились на вечерке. Например, предмет гигиена проводился с 16:30 до 22:30. Также в расписании были постоянные сдвиги. Так, нам ставили 6 пар физкультуры, хотя до конца семестра осталось два дня. Или в какой-то день нам поставили 4 пары православия подряд.

Пара длится 2 часа — мы сидели 8 часов и слушали про свет куполов. И я спрашивала себя — а мы точно в медицинском?

На некоторых парах мы вообще не учились или делали непонятно что. Так, на биохимии преподаватель ничего не объяснял — мы просто делали фотографии страниц учебника.

С практикой тоже было весело. На третьем курсе нас разделили на группы по 8 человек. Занятия чередовались — три дня теория, три дня практика, и всё было во вторую смену. Когда-то мы могли поехать в поликлинику — я, например, анализы собирала, кто-то их распределял. В другой раз мы могли приехать и просто сидеть 3 часа без дела. При этом мы звонили преподавателю и либо не дозванивались, либо получали от него сообщения вроде: «А почему вы мне не напомнили?»

«Мне было обидно, что это случилось именно со мной»

Моей точкой кипения стала защита диплома. 10 июня я скинула своему научнику диплом и через 2 дня получила: «Хорошо». Всё, больше моя работа не обсуждалась. Наступило время защиты. Я вообще не переживала и была уверена — как я могу не сдать свой диплом?

Комиссия состояла из 8 человек. Все проходило спокойно, меня попросили перейти к практической части. Вдруг в конце моего выступления зашла замдиректора и начала задавать странные вопросы — например, как я работала в ковидное время или что такое ВИЧ.

В итоге я не смогла ответить на какой-то вопрос про СанПиН, на что она сказала: «Идите спросите на остановке, любой ответит»

Спустя еще десяток вопросов я вышла, и на меня сразу налетели одногруппники: «Ты что там делала столько времени?» — никто так долго не задерживался. Потом нас позвали в аудиторию и начали озвучивать оценки — у меня «удовлетворительно». Сказать, что было неприятно, — ничего не сказать. Я 4 года ходила на все (даже бесполезные) предметы, старалась, делала все домашки — и тут три? Мне было обидно даже не за оценку, а за то, что это случилось именно со мной.

Когда вышла замдиректора, я спросила у нее: «Почему вы зашли только на мне?» Она ведь даже мой диплом не слушала. У нее было такое лицо, как будто она видит меня в первый раз. Потом мне предложили выступить еще раз, я согласилась. Тут меня начинают спрашивать: «Ну и какие вопросы тебя не устроили?», «Что тебе не понравилось?». И все вопросы идут по второму кругу: про ВИЧ, про гепатиты, про нормы, про кровь. Потом начался переход на личности, меня назвали «обиженной девушкой, которой не поставили оценку».

В конце мне задали вопрос: «Ты поняла, что была не права?» Выглядело это так, как будто мне пытались что-то доказать, как будто в тот момент на меня обозлился весь колледж. Комиссия была за «удовлетворительно», и тут замдиректора встает и говорит: «Давайте ей поставим 4, чтобы не было обиды на колледж». То есть мне готовы были нарисовать оценку, даже если, как они утверждают, я не могу ни на что ответить. В итоге мне всё равно поставили «3», я сказала «хорошо» и ушла. После этого я проплакала часа четыре.

«Мы не студенты, мы — просто люди в белых халатах»

Колледж говорит, что моя речь — это обида на оценку. Нет, это обида на бесчеловечность — четыре года ушли в никуда. Предвосхищая вопросы, почему я не ушла, — а куда я пойду? Я все-таки надеялась спокойно получить диплом. Вообще за эти четыре года на нашу специальность почти не обращали внимания — нас даже не посвятили в студенты, хотя обещали. В какой-то момент мы стали просто отшучиваться: «Мы не студенты, мы — просто люди в белых халатах».

Речь мы написали за пару дней с одногруппницей. Писали от себя, не назвав при этом ни одной фамилии — цели опозорить весь колледж у нас не было. Я написала просто про основные проблемы: расписание, предметы и защиту диплома. При этом не планировалось выходить и выступать, но в день вручения дипломов в нашем чате классный руководитель спросил: «Кто выступит на защите диплома?» «Петрунина», — сразу написала я. Тогда я и поняла, что должна поднять важные темы и разрушить все иллюзии — сказать открыто, и тогда, возможно, хоть что-то изменится.

Это был уже конец мероприятия — в тот день получали дипломы мы и две другие группы. После поздравления выпускниц я поднялась на сцену и произнесла речь. Я никого не перебивала, не вырывала из рук микрофон — мне было важно никому ничего не портить. Когда я говорила, сзади слышалось «отключите ей микрофон», «включите музыку». После того, как сказала речь, я ничего не слышала — в ушах был белый шум. Я спустилась со сцены и спросила: «А мне вообще аплодировали?»

«Я и не думала, что меня поддержит вся Россия»

После моих слов кто-то из преподавателей сказал, что у каждого человека свой уровень и что мой останется со мной. Потом сразу началась цветочная пауза — на меня постарались максимально не обращать внимания. После выступления ко мне подходили одногруппники, говорили: «Спасибо, ты молодец!» Потом меня начали обнимать родители, и я заплакала… Меня поддержали! Даже отличники из параллельных групп молча проходили и показывали мне «класс».

В какой-то момент видео начало разлетаться. Стали приходить сообщения от студентов, которые поступали в медицинский колледж 8 лет назад. «У нас было то же самое», — писали они. Мой телефон просто разрывался — звонили журналисты, писали медработники. Мы с подругой даже назвали нашу квартиру «кол-центр». Я и не думала, что меня поддержит вся Россия. А вот из колледжа со мной никто не связывался.

В какой-то момент мне пришло сообщение от министра науки и образования Тамбовской области Татьяны Котельниковой

«Это фейк», — подумала я. Но потом она позвонила моей подруге и пригласила нас на личную встречу. Я никогда не думала, что буду сидеть в министерстве образования Тамбовской области. Я рассказала Татьяне всё, что вспомнила, — это был как будто снежный ком, который копился четыре года. Я попросила обратить внимание на администрацию колледжа — там находятся люди, которые просто держатся друг за друга.

Лично мне никакие решения не нужны — я привлекла внимание к проблеме и рассказала о ней. Главное, чтобы люди признали ошибки и начали исправляться. Нужно принять меры, потому что мы правда поступали в колледж, а окончили шарагу. Причем не только мне что-то не понравилось. Мне приходят сообщения от других студентов — они поддерживают меня, но им остался еще год до конца обучения, и они боятся сказать об этом открыто. После моего выступления наш классный руководитель начал обзванивать мою группу и просил сказать слова в противовес моим — вся группа отказалась это делать. Я считаю, это тоже показательно.

Директор медколледжа Евгений Лапочкин в интервью Telegram-каналу «Подъем» сказал, что обратит внимание на замечания Дарьи Петруниной, отметив, что ее слова о начале занятий в 10 вечера «не соответствуют действительности». По его словам, «это было преувеличено для привлечения внимания к проблеме плавающего расписания».

«Я — за справедливость»

Сама того не зная, я подняла очень важную проблему. Показуха есть в любом учебном заведении, но за ней много чего скрывается: преподаватели переходят границы, есть проблемы с расписанием. У всех отношение «ну ладно», но это неправильно. Поэтому важно говорить, а не молчать.

Я — за справедливость, честность, доброту. Когда мне есть что сказать, я всегда скажу. Считаю, что важно попытаться хоть что-то изменить — я хочу, чтобы название «Тамбовский медицинский колледж» звучало гордо. Но пока это не так, и я попыталась высказать свое недовольство этим фактом. Это просто надежда на перемены.

Вообще я обычный человек: люблю дождь и коллекционировать комиксы. Я спокойная, и у меня хорошее чувство юмора. Сейчас я в Питере — приехала сюда с билетом в один конец. Тут я отдыхаю и восстанавливаюсь. Популярность, которая внезапно появилась, уже успела сильно меня утомить. Обычно мне не то чтобы часто кто-то пишет, а сейчас на сайте «ВКонтакте» «висит» минимум 500 сообщений. Что делать в будущем, пока не знаю. Возможно, буду поступать куда-нибудь в Питере — но это будет точно не медицина.

После выступления Дарьи выпускницы других колледжей и университетов тоже решили рассказать о том, что их не устраивало во время учебы:

  • Например, выпускница Кузбасского колледжа архитектуры, строительства и цифровых технологий обвинила преподавателей в непрофессионализме.
  • Выпускница Самарского университета государственного управления на вручении дипломов сказала, что ей не за что благодарить преподавателей — одна из них целый год ее «гнобила и обесценивала», а также «вечно пыталась отчислить». Выступление девушки прервали — сотрудницы вуза забрали у нее микрофон.

Фото: личный архив Дарьи Петруниной

Комментарии(26)
Обиженки. Легко обвинить всех в непрофессионализме, а по факту деточка не ответила на дополнительные вопросы по своей специальности, не смогла ответить, что такое ВИЧ! Она точно училась? Диплом возможно скачен откуда-то, препод тоже не дурак, возможно и нечего было долго проверять, может видел он уже такой диплом слово в слово, так что трояк заслуженно. Не к одной в мире этой деточке заходили внезапно посторонние, чтобы задать каверзный вопрос, но деточка не справилась и обиделась, решила рассказать про 4 пары подряд, вечерние занятия и некомпетентность некоторых преподов)) к сожалению розовые очки бьются стёклами внутрь! Переживёт!
Давайте по порядку. Студент имеет право на рецензию на диплом. В этом случае «хорошо» — это рецензия?
Чтобы комментировать, нужно знать посещаемость этой «отличницы».Как правило, все время они работают и посещать колледж им некогда, а потом у них претензии к педагогам. Если говорить про воспитание и воспитанночть, то её поступок можно охарактеризовать как неприличные и неблагодарная.Ее довели до диплома, она до училась и получила диплом.Что касается дипломной работы, то раз она его защищала, то рецензия на работу взимается в сам диплом! А в остальном, Бог ей судья! Учись, детка, дальше!
Обидки тут скорее у преподавателей: «а почему на мои лекции не ходил»
Я мама выпускницы Свердловского областного медицинского колледжа.
И я тоже считаю вместе с дочерью, что она просто закончила шаражку. Обучение началось в 2020 году. Понятно был ковид и дистанционное обучение. Но это продолжалось и и в 21 и 22 годах.
Практически все потоковые лекции проходили в дистанционном формате до окончания обучения 2024 года.
Приходя на практику в больницы, складывалось впечатления, что студенты никому не нужны, они прсто выполняли работу санитарок. Как я говорила друзьям: «На клизму и уколы к моей дочере в будущем лучше не попадать. Не справится, не научили».
Очень старая материально техническая база. На зачёты и экзамены надо приходить со своими шприцами, капельницами и т. д. Все фантомы старые, замученные. А на минутку в 2020 году набрали в 5 раз больше бюджетных и платных групп, так как во времена ковида столкнулись с нехваткой младшего медперсонала.
Я полностью поддерживаю девочку, молодец. Только проблемы надо было копать глубже.
Показать все комментарии