«Спорю до хрипоты, рву тетради»: репетитор — о детях, родителях и конкуренции со школьными учителями
«Спорю до хрипоты, рву тетради»: репетитор — о детях, родителях и конкуренции со школьными учителями
«Спорю до хрипоты, рву тетради»: репетитор — о детях, родителях и конкуренции со школьными учителями

«Спорю до хрипоты, рву тетради»: репетитор — о детях, родителях и конкуренции со школьными учителями

Иван Шарков

15

25.06.2024

Наталия Птицына начала работать репетитором по математике еще в 90-х. Сейчас она не только учит детей, но и выступает для молодых коллег в качестве наставника. Нам Наталия рассказала, как отличить бездаря от хорошего репетитора, можно ли заставить детей учиться и почему тройка — нормальная оценка (главное — не говорить об этом детям).

«В репетиторы сейчас идут все кому не лень»

Я решила, что буду учителем, когда училась в третьем классе. Закончив школу, поступила в педагогический институт. После третьего курса ушла на заочное отделение, с четвертого курса уже начала преподавать. Репетиторством занималась всегда. Сначала просто в виде помощи детям соседей и друзей, а с 2010 года я индивидуальный предприниматель: даю уроки и работаю наставником для других репетиторов.

Преподавание с 90-х изменилось серьезно. Появилась возможность учить детей онлайн. Это расширило географию, дало возможность не тратить время на дорогу. Но я всё же считаю, что заниматься в традиционном формате — глаза в глаза — лучше.

Что изменилось к худшему? Немного грубо, но в репетиторы сейчас идут все кому не лень. Раньше репетиторами были вузовские преподаватели либо школьные учителя. Подавляющее большинство репетиторов имели педагогическое образование или опыт преподавания. Сейчас всё проще: если человек обнаруживает у себя хотя бы мало-мальские знания в той или иной области, он уже бежит в репетиторство. Это связано с высокими доходами и кажущейся легкостью. В итоге от случайных людей в этой профессии страдают и дети, и родители.

«Я вас приведу в свой огород и предложу искать сныть»

Многие родители задаются вопросом, нужно ли тщательно подбирать репетитора. Я считаю, что нужно. Даже самый именитый специалист может не подойти ребенку. Приведу пример. У меня долгое время училась девочка, мы спокойно занимались, шли намеченным курсом. Вдруг к началу одиннадцатого класса ее мама вышла на очень серьезного вузовского преподавателя, предельно важного товарища с высоким ценником. Она с грустью попросила «отпустить» ребенка на несколько занятий к нему — попробовать новый формат. Я, конечно, согласилась: считаю правильным, когда родители дают ребенку возможность поработать с разными преподавателями. Это не мешает оставаться нам в добрых отношениях.

Девочка сходила на четыре занятия, после которых сказала маме: «Больше туда не пойду, буду готовиться с Наталией Марковной».

Как же так вышло? Рассказываю. Девочке была предложена методичка, составленная этим же преподавателем. Занятие строилось следующим образом: девочка решала, репетитор проверял, говорил, в каких примерах есть ошибка, а дальше — «ищи сама!». Далеко не все дети к такому готовы. Это всё равно что я вас приведу в свой огород и предложу искать сныть. А вы эту сныть в глаза ни разу не видели: для вас что подорожник, что сныть, что лопух.

Профессора, как правило, консервативны и идут исключительно по своей методике, не адаптируя ее под конкретного ученика. Так, впрочем, делают и слабые преподаватели, потому что так просто легче работать: взял одну методику — и по ней шпаришь.

«Для ребенка важно, чтобы репетитор под него подстроился»

Тут нужно не потакать ребенку, а стараться его заинтересовать, интересно преподнести материал. Владения лишь одной методикой для этого явно недостаточно. У профессионального репетитора в арсенале не один способ подачи, а три-пять. Если не хватит этих трех-пяти, он будет изучать литературу, советоваться с коллегами и искать выходы из возникшего тупика. Слабый специалист на этот счет не станет заморачиваться: говорит, мол, мы решаем так, и никак иначе.

Я всегда, например, спрашиваю у репетиторов, которые хотят со мной как с наставником заниматься, какие они знают учебные программы. Да, сейчас всё подводят к единому стандарту, но всё равно владеть несколькими программами просто необходимо. В ряде школ дополнением учебнику служат собственные разработки, которые не что иное, как синтез различных программ. К этому надо быть готовым.

Если репетитор знает только одну программу и привык работать исключительно по ней, он, конечно, сможет быть неплохим специалистом, но только в определенной нише.

«Всё ушло на занятия с тетей Наташей»

Должен ли репетитор ограничиться передачей знаний? Вполне возможно, но это — не мой вариант. Я считаю ученика коллегой, мы вместе проходим сложный путь. А значит, необходимо взаимопонимание и осознание своей зоны ответственности.

У меня была ученица — пришла в шестом классе, я учила ее основам счета. Девочка упиралась, говорила, что будет заниматься сама, лишь бы от нее отстали с репетиторами. Мы расстались, а через три года она сама мне написала: «Наталия Марковна, я выросла, хочу работать». Без вопросов — я ее снова взяла, и мы действительно занимались с ней вплоть до ОГЭ.

Я понимаю беспокойных родителей, которые буквально за уши тащат детей к репетитору

Но прежде, чем тащить, стоит разобраться, зачем именно ребенку нужен репетитор, и договориться для начала на несколько занятий, вместо целого месяца, к примеру.

Зачастую детям нужен импульс, чтобы убедиться в своих силах. Поверьте, они могут это сделать! Пример — дочка моей подруги. Девочка ходила ко мне два месяца, честно отдавала деньги за занятия, а я втайне от нее эти деньги возвращала маме. На Новый год девочка нашла под елкой только один подарок, хотя привыкла получать целую россыпь. Когда она спросила, почему так, мама объяснила, что всё ушло на занятия с тетей Наташей. Девочка смекнула, что такой расклад ей не нравится, сказала, что больше ходить ко мне не будет и начнет стараться сама. В итоге без проблем, своим умом, окончила школу с твердой пятеркой по математике.

Ко мне как-то привели второклассника. Он сидел несчастный, рассказывал, мол, вот, у меня есть бассейн, есть кружок, есть другой кружок, а теперь еще будете вы! Я так смеялась! На вопрос: «А зачем я тебе нужна?» — мальчик ответил: «Мама сказала, Наталия Марковна сильная и к ней очень трудно попасть».

Я сказала маме, чтобы они пришли ко мне тогда, когда это будет действительно нужно. Ребенок ушел счастливый и вернулся ко мне только в шестом классе, и то занимались мы лишь в формате консультаций.

«А зачем афишировать, что ты занимаешься с репетитором?»

Часто спрашивают, как быть репетитору, если учитель не приемлет его подходов и укоряет ребенка за посещение дополнительных занятий. У меня всегда встречный вопрос: а зачем мне противостоять учителю? Если ребенок оказывается между двумя преподавателями — школьным и факультативным, — которые не понимают друг друга, то зачастую это говорит о негибкости репетитора.

Хороший репетитор уважает подходы школьного учителя и адаптирует свои занятия под стандарты, существующие в школе, показывая при этом другие способы решений и оформления.

Единственное, с чем я не могу не спорить, — отказ от краткой записи при решении задач в 5–7-х классах. Тут я спорю до хрипоты, рву тетради, запрещаю присылать мне домашние работы без краткой записи задач. Но мне на самом деле потом всегда говорят спасибо: с краткой записью меньше ошибок выходит.

Знаю, что некоторые школьные учителя иронизируют над учениками, которые посещают дополнительные занятия вне школы. Во-первых, это прошлый век — сейчас 90% детей ходят на какие-то занятия, в Москве так точно. Во-вторых… А зачем афишировать, что ты занимаешься с репетитором? Когда моих детей спрашивают, кто их такому научил, они говорят: «А мне тетя сказала. Она у меня математик и показала вот такой метод». Всё.

У меня когда-то учились мальчики, наполовину вьетнамцы. У одного из парней случился конфликт с преподавателем физики, и я пошла в школу разобраться с ситуацией. Выглядела наша парочка странно: женщина, рыжеволосая, наполовину еврейка, ростом 146 см — и парень, уже под два метра ростом, яркой восточной внешности.

Учитель это увидел и спросил у меня, кто я вообще такая. А я: «Тетя». И пойдите докажите, что я не «тетя»

Я потребовала у преподавателя показать учебный план и учебники, по которым он работает. У учителя явно отсутствовал учебный план, но я была настолько настойчива, что основная цель визита была достигнута. Впредь у парня проблем с учителем не возникало, к мальчику была только одна просьба — чтобы тетя больше не приходила. И я больше там действительно не появлялась. Парень, кстати, окончил университет в Москве, потом — иностранный вуз.

Это я к тому, что конфликтовать с преподавателем, будучи в статусе репетитора, не нужно, потому что проблемы будут не у вас, а у ученика. Но иногда за своих надо стоять горой.

«Зачем мне ваша математика?!»

Детей с «блоком» на математику сейчас очень много. У меня была девочка, у которой буквально перед любым пробником поднималась высокая температура. Источник такого отторжения — именно школа, как правило. Достаточно одного неразрешенного конфликта с учителем, чтобы ребенок заработал травму и ходил потом по психологам.

Если ребенок заинтересован хоть чуть-чуть и готов быть с репетитором на одной волне, пусть даже он двоечник, — ты понимаешь, что это твой ребенок и с ним можно работать. Он, может, абсолютно не будет любить эту математику, но занятия он запомнит, и когда-нибудь они ему пригодятся. Главное — объяснить ребенку логику и сделать так, чтобы у него не возникало отторжения от предмета.

Я обожаю троечников, они бывают очень разноплановые и интересующиеся. Для них столько всего интересного вокруг, что они не видят возможности заниматься серьезно и глубоко одной какой-то проблемой: рассеянное внимание — обычная история для школьного возраста. Любое увлечение (не противоречащее закону, конечно, и здравому смыслу) важно поощрять и направлять в продуктивное русло.

Любит ребенок мотоциклы — ничего не поделать, надо подстраиваться, составлять задачи про мотоциклы

И это нормально, когда мотоциклы ребенку важнее математики. Чтобы понять увлечения нового ученика, можно дать простейший пример и попросить составить по нему задачу. Главное условие — задача должна быть о том, что ему действительно интересно.

Репетитору важно показать, что математика — вещь полезная и развивает логику. У меня как-то занимались близнецы, мальчик и девочка. Девочка была послабее, начинала капризничать, спрашивать: «Зачем мне ваша математика?!» Я ответила: «Она тебе затем, чтобы в определенный момент ты смогла доказать мужу, что именно сейчас тебе нужна именно такая шуба!»

Брат опешил, спросил: «А мне тогда зачем?» Отвечаю: «А тебе математика нужна, чтобы ты объяснил жене, что именно эта шуба ей сейчас совершенно не нужна».

«Тройка — нормальная оценка, только не нужно говорить об этом ребенку!»

Отметки — не показатель знаний. Ко мне ходила девушка, с которой мы год (я не утрирую) учились считать — начинали с примеров по типу «–3 + 7». Потом несколько месяцев подряд учились дроби складывать, умножать. С геометрией вообще всё было плохо: мы даже клеточки не могли посчитать, чтобы определить площадь фигуры. В общем, мы осваивали программу шестого-седьмого класса с ребенком, который девятый класс окончил лишь условно и рисковал остаться на второй год, если не сдаст ОГЭ. Девочка из-за этих перспектив очень нервничала. Итогом наших занятий стала тройка на ОГЭ.

Учитывая нулевые знания в начале нашего сотрудничества, это успех. То, что она решила две геометрические задачи, — это вообще прорыв. Здесь мы однозначно кричим «Ура!», здесь тройка — замечательная оценка. Тройка вообще нормальная оценка, только не нужно говорить об этом ребенку!

Была другая девушка — та, которая заболевала перед всеми пробниками и контрольными. С ней я пошла на хитрость: попросила все-таки прийти на один из последних пробников, сказав, что я поспорила с руководителем центра, придет она или нет. Сказала, что мне важно, чтобы она меня поддержала в этом споре. Она пришла и поняла, что не настолько всё страшно. В итоге очень продуктивно для себя работала в последние недели перед экзаменом и тоже написала на тройку. И даже расстроилась, что не получила четверку, до которой ей не хватило пары баллов. Тут тоже повод похвалить ребенка — он себя поборол, он победил страх.

Ясное дело, что не для всех тройка — хороший вариант. Всё зависит от ученика

Если я вижу, что способный ученик ленится, я его, выражаясь образно, пинаю. Я всегда против расслабления (хотя тоже люблю порой лениться). Вот сдашь — и всё, расслабляйся, дурака валяй, хоть на ушах стой.

Устал? Позвони и скажи, что не хочешь сегодня заниматься, что нет у тебя настроения. В таких случаях у меня нет вопросов: мы с родителями всегда договариваемся, что у ребенка есть возможность дважды за год пропустить занятие, скажем так, без «уважительной причины».

Главное, чтобы цели были реальными. Пример — еще одна моя ученица. В этом году окончила школу, получила 86 баллов на ЕГЭ по математике. И она, и родители этим результатом остались довольны. Хотя еще два года назад вариант, что дочь получит меньше 90 баллов, казался маме недопустимым. Но, зная ученицу довольно долго, я понимала, что ряд задач для нее просто непосилен. Она много работала, ответственно подходила к занятиям, но некоторые задания мы решили даже не рассматривать. Она и без них подтвердила золотую медаль.

Главное, чем репетитор может облегчить участь ребенка требовательных родителей, — избавить их от иллюзий. Объяснить, что зачастую они хотят цифру, а не результат. А цифры — вещи абстрактные, они счастливее никого не сделают.

Иллюстрации: Sabina_art, Marina Sun / Shutterstock / Fotodom

Комментарии(15)
Мотоциклы напомнили)) был у меня пятилетка, который фыркал: «это не то, хочу про автомобили». Взяла белую самоклейку, распечатала названия, налепила в учебник. Ребенок листал учебник и приговаривал: «вот это годная книжка, вау, вертолет!». На экзамене всех предупредила, что Моцарт написал «вертолет», и надо слушать с покерфейсом.
Моцарт написал «вертолёт» — шедевр!
«Я потребовала у преподавателя показать учебный план и учебники, по которым он работает.»
Репетитор??? Потребовала??? Ха-ха-ха😄 Учитель и не обязан был Вам ничего показывать. И разговаривать с Вами он не обязан.
Так я ж не репетитор для него, а тётя ученика. И дословно это прозвучало так: «Мне очень хочется помочь… (имя) разобраться в материале, поэтому прошу вас показать учебный план и пособия, которыми мы должны воспользоваться, чтобы исправить ситуацию.» И дальше всячески эти слова перефразировала, оставляя смысл.
Разговаривать с репетитором учитель вряд ли будет. А вот с представителем ученика… Почему тетя? Потому что больше разбираюсь в предмете и могу помочь. Такой вариант ответа не вызывал отторжения.
И да, дело было лет 13 назад. Сейчас и в школу-то попасть сложно, нужно записываться на прием к учителю. Но вполне реально прийти и вдвоём с мамой, например.
«Единственное, с чем я не могу не спорить, — отказ от краткой записи при решении задач в 5–7-х классах. Тут я спорю до хрипоты, рву тетради, запрещаю присылать мне домашние работы без краткой записи задач»
Вот такая же *нецензурное выражение* порвала мою тетрадь в школе, потому что я дала списать одноклассницам. Мою тетрадь, с красивой картинкой (а такую ещё надо было выцыганить у мамы!), с записью задач, которые я решала своим трудом, аккуратно записывала. Кто вообще даёт вам право так поступать с чужим имуществом? Я на месте ученика бы расстроилась до слёз и больше к вам не пришла. А на месте родителя была бы очень зла на такие методы. Свои книжки, блин, рвите.
Показать все комментарии