3 совета учителям, уставшим от «трудных», «слабых» и «безнадежных» детей
3 совета учителям, уставшим от «трудных», «слабых» и «безнадежных» детей
3 совета учителям, уставшим от «трудных», «слабых» и «безнадежных» детей

3 совета учителям, уставшим от «трудных», «слабых» и «безнадежных» детей

От редакции

8

10.03.2023

Настя Серазетдинова, учитель литературы, директор лицея им. Софьи Нюберг, делится тремя приемами с коллегами. Эти лайфхаки помогут посмотреть на профессию по-новому и добавят оптимизма, ведь на дворе все еще третья четверть, впереди экзамены, а сил уже, кажется, нет.

1. Узнать своих учеников

Несколько лет назад я стала директором маленькой частной школы на юго-западе Москвы. У нас было примерно три месяца на сборку концепции, поиск учителей и учеников. Мы бросили клич, и к нам пришли педагоги. Их было немного, они были и остаются разными, но всех нас объединило одно — вера в ребенка. Нам было любопытно говорить о том, какие к нам придут дети и что нам понадобится, чтобы они вернулись к нам 2 сентября. Чтобы лучше узнать каждого ребенка, мы использовали вот такой инструмент — исследование ученика.

Мы посмотрели на каждого ребенка под разными углами. Правда, на каждого. И задали несколько вопросов себе, родителям и (немножко) ученикам:

  • Цели: куда стремится ученик, чего он хочет достичь
  • Потребности: что ему нужно для достижения целей, какие ресурсы он ищет
  • Конфликты: с какими позициями он вступает в споры, какие нестыковки мешают ему продвигаться на пути к достижению целей
  • Комплексы: что ему мешает внутри, на что он обращает больше всего внимания
  • Страхи: чего он боится
  • Мечты: о чем мечтает, с какими мыслями засыпает

Когда мы проделали эту работу, то увидели, что дети, которые пришли к нам, — обалденные люди, каждый из них стремится к чему-то своему.

Кто-то хочет одержать победу в шахматном турнире. «Кстати, надо бы его организовать», — подумали мы. Кому-то важно не огорчать родителей — никто не любит родителей, которые сидят и огорчаются, кто-то хочет новый смартфон — а что опять со старым случилось? А некоторые планируют завести собаку, хотя бы плюшевую. Были дети, при исследовании которых мы даже не ожидали, что они аккумулируют в себе невероятный потенциал.

Это упражнение помогло команде увидеть в ребенке человека, потому что порой мы, педагоги, так погружены в рутину (в рабочие программы, планы, достижения, ВПР, ОГЭ, ЕГЭ), что не замечаем вокруг себя тех, ради кого, вообще-то, пришли в профессию.

Все эти исследования и наблюдения помогли понять каждого ребенка.

Например, один свистел без продыху (филигранно, умопомрачительно, но всегда, при любой возможности — во время урока, на пути к уроку, в столовой, во дворе — всегда). В какой-то момент мы поняли, что ребенка очень пугают новые обстоятельства и незнакомые люди и он тут же начинает свистеть. Мы с командой минимизировали все эти проявления тем, что говорили с ним постоянно, знакомили ближе с другими детьми, не наказывали, узнавали, как прошли его выходные и чем мы можем помочь, когда видели, что нужна помощь.

Еще один ребенок все время что-то организовывал: сначала это был магазин, где продавалось «все и все», затем — детективное агентство, потом он стал продавать снег во дворе за листочки из бумаги.

Мы наблюдали за ним, а потом предложили организовать книжный клуб: помогли составить объявление и назначить дату, собрать участников и выбрать книгу. Ребенок счастлив, мы тоже. Правда, продажи «всего и всего» резко упали, да и уровень того, что надо расследовать, тоже, но кажется, что все остались этим довольны.

2. Помогать тогда, когда нужна помощь

Мы убеждены, что не бывает трудных детей, а еще не бывает детей слабых, безнадежных, которым ничего не интересно, которые хотят лежать на диване и ничего не делать. Мы знаем, что бывают дети, которым нужна поддержка взрослого, а еще бывают взрослые, которым тоже нужна помощь. И если эту помощь научиться просить (и детям, и взрослым), то она обязательно придет. У нас в лицее есть практика — не помогать, если никто этого не просит. Не срываться и не бросаться, если видишь, что ребенку трудно вырезать круг из бумаги. Не нестись сломя голову с криками «Я ЖЕ ВЗРОСЛЫЙ, СЕЙЧАС ТЕБЯ СПАСУ», если ребенок поскользнулся и упал во дворе. Не бросаться спасать урок коллеги, если видишь, что все летит в тартарары.

Мы приняли внутри себя правило «Я готов помогать, если меня попросят об этом» — и оно работает. Мы учим ребенка: «Если тебе нужна будет помощь, я рядом, стою/сижу здесь». Каждый ребенок знает, что он может попробовать сам, а если не очень получается, то рядом всегда есть взрослый, у которого можно попросить помощи. Это правило распространяется на всех людей в лицее.

3. Проводить медиации

И напоследок: у нас есть медиация. Когда ребенок взрослеет, он проходит через множество конфликтов и споров. Каждый день в лицее мы решаем огромное количество конфликтов. Взрослым они кажутся незначительными («Он взял мою ручку без разрешения», «Она обозвала меня дураком», «Он стукнул меня по плечу»), но для каждого ребенка конфликт — это трагедия вселенского масштаба. Мы решили, что будем учить ребенка здоровому выходу из конфликта. Если мы видим или слышим, что назревает или уже активно разыгрывается ссора, то нам важно, чтобы дети поговорили друг с другом о трудностях и непонятностях. Рядом с детьми возникает взрослый, который возвращает детей друг к другу, а не замыкает на себе.

Пример диалога в медиации:

— Он стукнул меня по плечу.

— Давай ты скажешь ему про это?

— Ты стукнул меня по плечу.

— Что ты еще хочешь добавить? Тебе больно?

— Конечно, мне ужасно больно.

— Давай ты скажешь ему об этом?

— Ты стукнул меня по плечу, и мне ужасно больно.

— Что ты думаешь про это?

— Я не хотел его ударить так сильно. Я хотел, чтобы он поиграл со мной.

— Как думаешь, может, стоит попросить прощения?

— Прости меня.

— Ладно, прощаю. Пойдем играть.

Важно, чтобы в конфликтах дети говорили друг с другом, а не жаловались взрослому. Педагог же в этот момент является медиатором — человеком, который через вопросы и предложения помогает разрешить возникший конфликт. Да, такие разговоры занимают гораздо больше времени, чем обычное «наказание виновных» и «разведение обидчиков по углам». Но мы уверены: если у ребенка появляется опыт здорового разрешения конфликтов, у него автоматически появляется инструкция «Что я должен и могу делать в сложной ситуации», а уровень травмы снижается.

Иллюстрация на обложке: cosmaa / Shutterstock / Fotodom

Комментарии(8)
К сожалению, большинство современных детей с сохранным интеллектом не сможет ответить на эти вопросы. У них нет ни целей, ни потребностей, кроме сна, еды и телефона. Даже помечтать не все могут. А у некоторых мечта — ничего не делать и зарабатывать огромные деньги, только какими средствами это достигается, они не задумываются.
Ничего особенно нового для себя я не увидела. Стараюсь делать также. Вот только далеко не всегда это работает…
А потом частная школа и массовая — разница огромная, начиная от количества детей до контингента в целом!
Согласна и с другим комментатором, у современных детей потребительское мышление. И здесь работу надо начинать с родителей и с детского сада. А в школе уже что выросло, то выросло🤷‍♀️
Однако, не надо забывать и учителям: если не любишь детей, не готов им помогать, а работаешь ради денег, то уходить надо из школы!
В школе ради денег? Хорошая шутка
Отличные лайфхаки, го повторить в обычной школе за обычную ЗП?
Показать все комментарии
Больше статей