«Я посидела в красивом платье перед монитором — и пошла пасти коров»: почему ученики в регионах (не) переходят в 10-й класс

«Я посидела в красивом платье перед монитором — и пошла пасти коров»: почему ученики в регионах (не) переходят в 10-й класс

98 625
27
Школа в городе Таруса

«Я посидела в красивом платье перед монитором — и пошла пасти коров»: почему ученики в регионах (не) переходят в 10-й класс

98 625
27

Для большинства региональных школьников переход в 10-й класс — это открытый вопрос, а не предсказуемое продолжение учёбы. Такова реальность, в которой живёт не Москва, но Россия: по данным Рособрнадзора, в среднем по стране 54% учеников уходят после 9-го класса в колледжи или техникумы. По просьбе «Мела» Александра Гришина и Анастасия Фирсова поговорили со школьниками и учителями из города Тарусы и села Гололобовка об иллюзии выбора, раннем взрослении и ЕГЭ, на который в регионах смотрят другими глазами.

«Дети боятся потерять два года жизни и в итоге не сдать экзамены»

Дарья Обжорина, участница программы «Учитель для России», учительница химии и педагог-организатор в школе Тарусы, Калужская область

В этом году я вела химию в девятом классе: из 25 человек в 10-й класс перейдут только 10. Есть и другой девятый — там из 17 человек останутся только трое. Ребята выбирают разные пути. Кто-то целенаправленно идёт в медколледж, кто-то — на дизайн или рекламу. Эти ученики чётко определились с будущей профессией и не хотят тратить ещё два года на школьную программу. Они могут уже сейчас пойти изучать профильные предметы, а после колледжа поступать в университет.

Дарья Обжорина

А есть дети, которые просто понимают, что они не тянут программу и у них нет шансов сдать выпускные экзамены. Они уходят… куда-нибудь. Мы надеемся, что в этом году ситуация изменится. ОГЭ отменили, а значит, все ребята получат свои аттестаты.

Помню, когда я сама оканчивала школу в Рассказово, Тамбовская область, перед нами подобный выбор не стоял. У нас было три больших класса в девятом и остались три больших класса в 10-м. Мы все поступали в высшие учебные заведения. Мы просто не предполагали, что зачем-то можно пойти в колледж или техникум.

Нам казалось, что ты будешь каким-то второсортным, если не получишь высшее образование

Сейчас же иная ситуация. Я вижу, что учителя стараются занимать нейтральную позицию в этом вопросе. Но когда речь идёт о суперспособном ребёнке, который колеблется и не знает, какое решение принять, тогда они пытаются с ним поговорить, снять тревоги, вдохновить на продолжение учёбы.

Бывает и противоположная ситуация: когда ребёнок совсем не учится, но при этом хочет в 10-й класс. Здесь необходимо дать понять, что в 10-м классе резко повысится планка, сильно возрастёт нагрузка. И есть риск, что ребёнку всё равно придётся уйти из школы — но уже после десятого. Так что вовлечение учителей в процесс принятия решения — это очень тонкая, индивидуальная история. Большинство ребят делают свой выбор самостоятельно.

Как учитель я понимаю, что ЕГЭ со временем усложнился — и усложнил жизни старшеклассников. Он оказывает на учеников большое давление: дети боятся потерять эти два года и в итоге не сдать экзамены. Мне кажется, в России сейчас переизбыток людей с высшим образованием, а специалистов среднего звена, наоборот, не хватает. Думаю, с этим и связано постепенное усложнение ЕГЭ: планка поднимается намеренно, чтобы дети выбирали другой путь.

«У моих родителей нет высшего образования, и, конечно, они хотят, чтобы я пошла до конца»

Настя Фирсова, ученица школы № 1 в городе Тарусе, переходит в 10-й класс

В этом году из-за эпидемии экзамены у девятиклассников отменили. Конечно, на душе стало спокойнее. ОГЭ весь год висел на нас тяжёлым грузом: даже когда ты готовишься, то почти физически чувствуешь, что над тобой что-то нависает, угрожает своей тяжестью. Сейчас я постараюсь использовать это время с пользой и подтянуть профильную математику. Я планирую поступать на экономфак, а в 10-м классе определюсь с университетом.

У моих родителей нет высшего образования. И, конечно, они очень хотят, чтобы я доучилась до 11-го класса и поступила в университет. Так что выбирать мне не приходилось: я знала, что пойду до конца. Окончание школы для меня — это вопрос моей самореализации.

Большая половина моего класса не перейдёт со мной в 10-й. Но выбор ребят на моё решение не повлиял. Думаю, у нас с ними разные контексты, в которых мы существуем, и разные цели, которых пытаемся добиться. Они понимают, зачем им нужно уйти после девятого, а я понимаю, зачем мне нужно остаться.

«Знаю, что глупых и в колледж не возьмут»

Яна Вещицкая, ученица школы № 1 в городе Тарусе, планирует поступать в медицинский колледж

Уже в девятом классе нам давали очень сложные задания. Если оставаться в 10-м и сдавать ЕГЭ, то это уже 2022 год — там ещё что-нибудь придумают, ещё сложнее. Страшно, что там будет. Английский, который сейчас вводят в ЕГЭ, — это главная проблема. Боюсь не сдать его.

Яна Вещицкая

Я думаю, лучше уйти после девятого — а потом можно и на высшее поступать без экзаменов, учиться дальше. Хочется, конечно, окончить вуз: всё-таки зарплата выше, легче устроиться, перед тобой открывается больше возможностей. Но не загадываю, как получится в итоге. Знаю, что глупых и в колледж не возьмут — есть нормальные, престижные средние учреждения. Я же не в какую-то путягу иду.

«Я из провинции, и у меня даже школьное образование не очень»

Валентин Карякин, ученик школы № 1 в городе Тарусе, планирует поступать в педагогический колледж

Мне бы среднее специальное нормально получить — и всё. Экзамен по химии я сдам, информатику тоже, с математикой можно как-то постараться, но русский… Здесь я совсем не уверен. Вообще, для меня самое главное, чтоб потом была хоть какая-то работа.

Валентин Карякин

Высшее мне не нужно. Я понимаю, что с ним карьерный рост лучше и всё такое. Но я из провинции и знаю, что у меня даже школьное образование не очень. Бывает, что все на уроке всё понимают, а я один сижу не понимаю. А потом: «Объясните, пожалуйста», — а мне в ответ: «Все поняли, а ты один не понял! Два в журнал». И дальше ничего не объясняют…


«Система, которая, по идее, должна была приблизить их к мечте, пока больше пугает»

Мария Кутнякова, участница программы «Учитель для России», учительница английского языка в школе села Гололобовка, Тамбовская область

Мы недавно провели последний звонок для нашей единственной одиннадцатиклассницы и выпускницы Даши. Разумеется, онлайн. Кажется, больше всего волновалась её классная руководительница: она впервые довела свою ученицу до выпускного.

Мария Кутнякова

Несмотря на то что в Гололобовке очень маленькая школа (всего 23 ученика), у нас «одиннадцатилетка». Это значит, что ребятам не нужно ездить в другую школу. Но вот сейчас у нас три девятиклассника, и дальше учиться в школе останется только один. Ребята в основном уезжают в ближайший железнодорожный колледж в городе Мичуринск, в часе езды от Гололобовки. Там учатся на машинистов.

Опасения ребят в основном связаны с ЕГЭ. А ещё с тем, что ещё два года им придётся прожить в Гололобовке, когда уехать можно уже сейчас

Девятый класс — это такое время, когда уже хочется отойти от семьи и начать свою жизнь. Конечно, непросто жить в маленьком замкнутом сообществе. Когда в классе 30 детей, выстроить отношения и найти друзей гораздо легче. Когда же во всём селе можно найти только пару-тройку сверстников, твои коммуникационные возможности заранее сильно ограниченны. И колледж здорово их расширяет. Так что подчас ребятам сложно найти мотивацию остаться в школе ещё на два года.

Школьникам трудно воспринимать ЕГЭ как способ проверить свои силы, осознать свои сильные стороны и зоны роста. Они очень боятся не сдать. И это притом что занятия ребят в сельской школе в основном похожи на занятия с репетитором — один на один. Не думаю, что они сомневаются в способности учителей подготовить их к экзамену. Боюсь, это сомнения в первую очередь в себе. Система, которая, по идее, должна была приблизить их к мечте, пока больше пугает.

Дело в том, что большинство детей в регионах в принципе не ставят себе те цели, для которых им нужно было бы сдавать ЕГЭ. Проблема, возможно, не столько в самом ЕГЭ как механизме. А в условиях, в которых дети пытаются мечтать. Детям словно дали удочку, прежде чем объяснили, зачем ловить рыбу.

«Я с детства мечтала, что окончу одиннадцать классов»

Даша Попова, выпускница школы в селе Гололобовка, Тамбовская область

В этом году я единственная выпускница. Скорее всего, буду поступать на инженера по информационной безопасности в Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина. Когда я выбирала специальность, мне было важно знать, будет ли моя профессия востребована в будущем. А ещё — как близко университет к моему дому, к Гололобовке.

Даша Попова

В своё время пойти в 10-й класс не было для меня трудным решением. С детства я мечтала, что окончу одиннадцать классов. Потому что когда уходишь после девятого, к тебе словно какое-то «не такое» отношение. Ты ведь ещё мог бы доучиться… Да, ты носишь звание выпускника, но носишь его без гордости. А когда оканчиваешь 11 классов — вот это другое дело, вот тогда ты ставишь настоящую точку.

Мой последний звонок прошёл в онлайн-формате, как и все уроки последних двух месяцев. Мы провели его в узком школьном кругу: я сидела перед компьютером в красивом платье. Не было ни родственников, ни друзей, не было всего села, которое обычно собирается на праздники. Мне давали напутствия и наставления, выступала глава района… А потом я пошла пасти коров. Это в онлайн не перенести.


«Важно не стать для ребёнка дополнительной точкой напряжения»

Елена Бахтина, координатор образовательной программы «Учитель для России», куратор педагогов-психологов программы

Проблема выбора между колледжем и 10-м классом — это часть куда более сложного социального процесса. Многие подростки, окончив девятый класс, сталкиваются с необходимостью вносить свой вклад в общий семейный бюджет. Если родители потеряли работу или перестали получать выплаты, то подросток вряд ли может позволить себе просто перейти в 10-й класс и учиться как раньше. Многие ребята идут в колледжи и техникумы получать понятные рабочие специальности, чтобы быстрее включиться в трудовую деятельность.

В этом году ситуация обострилась. Многие родители оказались в уязвимом положении, потеряли работу в период пандемии или не могли выполнять её в прежнем объёме. В таком случае мы не можем говорить о «выборе» ребёнка — пойти или нет в 10-й класс. Это не выбор.

Елена Бахтина

Но есть и другая ситуация — когда ребёнок не обременён финансовыми обязательствами и действительно выбирает дальнейший путь. Думаю, здесь речь идёт в том числе о возвращении контроля над своей жизнью. В этом учебном году всё так нестабильно: взрослые не знают, что делать, уроки переходят в онлайн, экзамены сдвигают по датам или не проводят вообще. Ребёнок задаётся вопросом: могу ли я вообще хоть что-то контролировать в своей жизни? И тогда принимает решение взять образовательный трек в свои руки.

Если ваш ребёнок или ученик находятся в процессе принятия решения, вам как родителю или учителю важно не стать дополнительной точкой напряжения. Учитель может помочь ученикам проработать траектории их развития. Это индивидуальный процесс: каждая траектория разрабатывается в зависимости от того, в какой ситуации находится ученик и его семья. Важно не проводить подобные консультации из позиции запугивания. Необходимо помочь ученику не оказаться в неудобной ситуации уже этой осенью.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(27)
Подписаться
Комментарии(27)
Основные мысли затронуты верно. Часто дети сами понимают, что им не потянуть 10 класс. Часто родители им об этом говорят, или еще хуже — иди поучись на специальность два-три года и пойдешь работать. Может они это делают не со зла, а просто хотят приобщить детей ко взрослой жизни, но на кого-то это мнение навязывает определенные решения. В другой ситуации, возможно, школьник бы и не принял такого решения. Есть еще вариант — родитель (ли) говорят «у меня нет высшего и я устроился и всего добился». Это также оказывает негативное влияние, потому как может быть манипуляцией со стороны родителей. Я лично считаю, что в первую очередь необходимо спросить мнение самого школьника, послушать как он аргументирует свое решение, а потом убеждать его в чем-то или же поддержать его. Потому как, часто в более позднем возрасте, родители получают столько неожиданных и часто негативных откликов от детей, которые недовольны своей судьбой и перекладывают всю вину на своих родителей.
Так а что делать в школе 10 и 11 класс? Балду гонять? Не все у нас становятся Ведущими инженерами и высококвалифицированными врачами. А для подавляющего количества школьников это просто возможность ещё два года посидеть на шее у родителей и подержаться за юбку в нежелании ничего решать для своего будущего.
Вы не рехнулись, милейшая)
........А потом: «Объясните, пожалуйста», — а мне в ответ: «Все поняли, а ты один не понял! Два в журнал». И дальше ничего не объясняют…** Мне очень жаль этого паренька. Надеюсь, кто-то по жизни его всё-таки поддержит, и всё у него будет хорошо. Валя Карякин — счастья, тебе и успеха.
Да, а он просто самый честный. Другие тоже не понимают, но врать научились.
Показать все комментарии
Больше статей