«Сельские дети почти не представляют, как устроен мир дальше областного центра»
«Сельские дети почти не представляют, как устроен мир дальше областного центра»
«Сельские дети почти не представляют, как устроен мир дальше областного центра»

«Сельские дети почти не представляют, как устроен мир дальше областного центра»

Молодой учитель, директор школы и 15-летняя Ульяна — о жизни в селе Взвад, где учится всего 41 школьник

Анна Ефимова

9

01.02.2019

Участники проекта «Учитель для России» на два года уезжают преподавать в сельские и деревенские школы, где в классе учится один человек, а новый компьютер последний раз покупали лет семь назад. Школа в деревне Взвад в Новгородской области как раз из таких. Учитель Николай Панюшев, который приехал сюда из Санкт-Петербурга, его ученица и директор школы рассказали «Мелу», чем отличается детство в деревне от городского и почему школьники не торопятся покидать родные места.

«Поначалу дети смотрели на нас с подозрением»

Николай Панюшев, учитель химии и биологии

Прежде чем попасть на программу «Учитель для России», я учился в аспирантуре СПбГУ и работал в Институте цитологии в Санкт-Петербурге. Мне нравилось, но заработать на этом было невозможно, и я решил уйти в IT-сферу. Тестировал разные программы и в какой-то момент понял, что если перестану это делать, ничего не изменится. По примеру друзей подал заявку на программу. Они хорошо о ней отзывались, да и я прежде работал с детьми.

Я живу во Взваде с сентября и должен проработать здесь ещё полтора года. Мне хотелось попасть именно в сельскую школу. Я не был особенно уверен в своих способностях как учителя, поэтому не хотел вести занятия сразу у большого класса.

По образованию я биолог и очень люблю эту науку, но не понимаю, зачем её знать всем. Базовый уровень знаний необходим, чтобы не идти на поводу у антипрививочников и не бояться генов в продуктах. Но в школе дают сильно больше. Мне трудно понять, зачем. Вот для чего им знать, что происходит при митозе? Выпускники забывают такие вещи, ещё не доучившись, когда в десятом классе начинают готовиться к профильным экзаменам.

Вот я и подумал, зачем делать работу, которая не будет нужна 27 из 30 учеников, если можно сделать что-то полезное для деревенской школы. Во-первых, здесь я могу работать с каждым учеником почти индивидуально. А во-вторых, я умею забивать гвозди, чинить туалет и много чего ещё, что может здесь пригодиться.

Наша школа маленькая: здание построили в 80-х годах, сейчас здесь учится гораздо меньше ребят, чем она могла бы принять: всего 41 ребёнок с первого по девятый класс и те, кто ходит в детский сад при школе. В самом большом классе учится шесть человек, в самом маленьком — один. Восьмого класса у нас вовсе нет: единственная девочка, которая туда ходила, перевелась в город. Те, кто хочет учиться в 10 и 11 классе, тоже уезжают в городскую школу.

Здание школы

Начальная школа занимается у одной учительницы и одновременно: все дети, с первого по четвёртый класс, сидят в кабинете, она ведёт у них сразу четыре урока. Это сложно, но у преподавательницы начальной школы большой стаж, и она умеет с ними справляться.

Родительское собрание проводится для всех детей сразу. Родители собираются в большом кабинете. Их всегда меньше, чем детей, потому что в некоторых семьях в школу ходит два-три ребёнка.

В школе всего девять педагогов, включая директора и двух завучей

Коллектив очень семейный: все хорошо друг друга знают и давно вместе работают. На большой перемене, которая длится 40 минут, многие ходят обедать домой.

Администрация сельских школ не гонится за рейтингами и показателями. Мы находимся за 20 километров от райцентра, о внезапных проверках узнаём за неделю. Но есть проблема — ресурсов тоже нет. Если нужно какое-то оборудование — лепи, конструируй, делай что угодно, в общем, перед тобой постоянно возникают задачи разной степени креативности.

Взвад — древняя рыбацкая деревня, которая, если верить источникам, существует с XIII века, и промысел накладывает свой отпечаток на жизнь людей. Когда я только знакомился с детьми и спросил их, чем они занимаются, те ответили — рыбачим. Ходят на рыбалку круглый год, я уже однажды сам ходил с ними.

Проблема в том, что сельские дети почти не представляют, как устроен мир дальше Старой Руссы и Великого Новгорода.

Многие ребята на вопрос, чем они хотят заниматься в будущем, отвечают «Хочу быть рыбаком, как папа»

Для них это понятный жизненный сценарий. Они не общаются с людьми других профессий, поэтому не знают, чем ещё можно заниматься в жизни, кроме рыболовства. Мне же хочется показать им, как они могут реализовать себя в этом мире, и что для этого необязательно уезжать из деревни.

Мы организовали в школе киноклуб (и многие на него ходят) и мастерскую, где мы делали украшения к Новому году. Вместе с моей коллегой, Настей Лазаревой, которая здесь тоже по программе преподаёт историю и обществознание, открыли театральный кружок. Мы вместе ездили в Великий Новгород, в апреле повезём ребят на фестиваль «Через театр» в Москву. Они радуются: «Как хорошо, что вы приехали, мы в этом году везде ездим».

Поначалу дети смотрели на нас с подозрением, но мне кажется, что в итоге мы ребят как-то встряхнули. Недавно они захотели устроить дискотеку 90-х, и мы очень удивились: они в это время ещё даже не родились! Они сами договорились с директором, классным руководителем, стали искать диско-шар. Это просто удивительно: мне казалось, что нужно будет из шкуры вон лезть, чтобы чем-то их заинтересовать. А вышло, что нам вообще ничего не нужно делать, просто поддерживать и помогать.

Работать в таком месте можно очень плодотворно, но остаться здесь без поддержки программы «Учитель для России» я, скорее всего, не смогу. При нагрузке восемь часов в неделю зарплата будет совсем смешная. Старая Русса, наш районный центр, — депрессивный, вымирающий город.

Когда ко мне приходит бабушка, у которой я снимаю квартиру, она спрашивает, получаю ли я хоть 15 тысяч. Здесь это считается нормальной зарплатой, а цены на продукты такие же, как в Москве или Питере.


«С молодыми учителями в школе стало гораздо интереснее»

Ульяна Яшкова, 9 класс, 15 лет

Взвад — моя родная деревня. Одноэтажный дом, в котором живёт моя семья, стоит на месте бывшей усадьбы Шереметьевых и Орловых. Это обычный деревянный дом, но с удобствами: у нас есть тёплая вода, паровое отопление. Печка, впрочем, тоже есть.

В Старой Руссе у моей семьи есть квартира, и я люблю её больше: мне нравится засыпать под шум машин. В городе больше возможностей и больше знакомых. Но и в деревне мне есть чем заняться. Я участвую во всех деревенских праздниках: веду их, пою. Мне нравится, когда люди улыбаются, глядя на нас, и особенно меня трогает, как счастливы местные бабушки. Поэтому иногда мы выступаем в доме престарелых. Мы с друзьями любим гулять по деревне допоздна и разговаривать. Здесь все всех знают, поэтому такие прогулки для нас безопасны.

Самый молодёжный праздник во Взваде — летний День рыбака. Удачливым рыбакам вручают награды, все танцуют на улице до самого утра. Во Взваде с давних пор ловят рыбу, поэтому местные традиции во многом связаны с рыболовством, реками и морями. Кроме того, через деревню шёл путь «из варяг в греки».

Фото: А. Лазарева

Мой обычный день выглядит так: я иду в школу, затем — в дом культуры на репетицию, потом — домой или к репетитору по литературе и русскому языку. Делаю уроки, сижу со своим племянником и ложусь спать. В школе, конечно, бывает скучно. Но с молодыми учителями, Николаем Викторовичем и Анастасией Михайловной, стало гораздо интереснее: например, мы ездили на театральный фестиваль для подростков, «Через театр», стали украшать школу ко всем событиям. В таком небольшом месте нам важно чувствовать, что школа — это и место для праздника.


«Дети из театра возвращаются с сумасшедшими глазами»

Сергей Яцко, директор школы

В нашей школе уже много лет не было свежей крови. Самые «молодые» в сотрудники работают с 1993 года, а с тех пор к нам устроился только один учитель. Нам хотелось показать пожилым преподавателям тех, кто приходит им на смену, а детей познакомить с молодыми людьми с сильной жизненной мотивацией.

Фото: Я. Суслова

Не скажу, что наши ученики плохо относятся к учёбе. Многие продолжают учиться в старшей школе в Старой Руссе, потом поступают в вузы в Санкт-Петербург и даже Москву. Детям нужны такие примеры. Я ещё на линейке 1 сентября сказал ученикам: «Ловите момент, спрашивайте, как девочка из Сибири окончила МГУ и уехала преподавать в глубинку или как аспирант из Санкт-Петербурга оказался учителем биологии в деревенской школе? Почему они на это пошли, какие цели перед собой ставили?».

Наши молодые учителя по-другому смотрят на ежедневный труд учителя, более легко. Не всегда строго придерживаются планирования, программы — им важнее живое общение с детьми. Может, это просто черта поколения. Но методически они здорово подкованы, мне не нужно их контролировать. Их уроки очень интерактивные. За каждым из них закреплён методист, который приезжает сюда каждую неделю, смотрит и разбирает уроки.

Они каждую неделю вывешивают на стенах тематические плакаты, а дети пишут там пожелания друг другу. Недавно они делали плакат «Я разгадал знак бесконечность» (как в песне у Земфиры) и каждый писал, как он этот знак для себя разгадал. Они открыли киноклуб и театральный кружок, ездят с ними на спектакли. Дети из театра возвращаются с сумасшедшими глазами. Мы такого, конечно, не ожидали.

Взвад — небольшая деревня, здесь живёт около двухсот человек. В последние годы раскололось рыболовецкое хозяйство, закрылись кабинеты зубного врача и терапевта, основная врачебная поддержка ушла дому престарелых. В нашей школе есть компьютеры, но они старые — последний раз технику приобретали в 2012 году. Некоторые из них даже ХР не тянут. Иногда учителя в очередь встают, чтобы у работающего компьютера заполнить электронный дневник. Зато есть интерактивная доска, проектор, мультимедийный экран, ребята-учителя купили принтер.

Российские чиновники нередко за цифрами не видят человеческих судеб, и это неизбежно сказывается на отношении к школе, а, значит, на наших детях. Я очень боюсь, что у наших учеников не сложится жизнь. Хотелось бы для них больших возможностей, большей уверенности в будущем. Они этого заслуживают.

Комментарии(9)
А знаете, почему люди уезжают в сёла (к примеру)??? Потому что достала их эта вечная беготня сначала за проходными баллами на бюджет, затем — с дебильными мириадами контрольных, половину из которых можно выкинуть, дав возможность заняться самообразованием! А дальше будет работа 5*8, больные глаза, тяжёлое пробуждение по утрам и желание сдохнуть по вечерам. Люди бегут в сёла, потому что хотят замедлить этот бешеный темп.
Алина, при всём к вам уважении, вы статистику смотрели сколько людей уезжают в сёла и сколько бегут из села? Вы внимательно про данное село читали? Про рыболовецкое хозяйство и медобслуживание? Или вы так, о своём, о девичьем?
И, раз здесь много учителей и преподавателей сидит, ПОЖАЛУЙСТА, сделайте так, чтобы контрольных было не более одной в день. Ну и 8 уроков в день в непрофильных школах — тоже тупость.
Чтобы контрольных или уроков в школе было меньше надо не кучителям на сайте обращаться к депутатам, министрам, правительству и тому подобное. Вы в каком классе начальной школе учитесь сейчас?
Хороший честный расказ о деградации русской нации под властью победившего капитализма. Нет госфинансирования — нет и развития нации. Правильный педагогический ход это создание своего театра. Это по макренковски. Но, на одном энтузиазме педагогов ничего не вырастет.
Показать все комментарии
Больше статей