«Не тешьте себя иллюзиями: подростки смотрят порно». Как превратить вред в пользу

«Не тешьте себя иллюзиями: подростки смотрят порно». Как превратить вред в пользу

69 936
15

«Не тешьте себя иллюзиями: подростки смотрят порно». Как превратить вред в пользу

69 936
15

Ребёнок смотрит порно. Это повод ограничивать доступ в интернет, проводить воспитательную беседу и отчаянно подыскивать эвфемизмы. Почему? «Потому что это полный кошмар!» Профессор Бостонского университета Эмили Ротман рассказывает, как порнография может помочь и ребёнку, и обществу.

Шесть лет назад я открыла кое-что, до чего учёные шли годами. Как привлечь внимание порядком заскучавшего подростка? Оказывается, нужно упомянуть что угодно, связанное с порно.

Я узнала об этом в 2012 году в переполненном актовом зале одной старшей школы, ученики которой посещали дополнительные курсы в Бостоне. Моя работа как приглашённого спикера заключалась в том, чтобы устроить детям просветительский курс по здоровым отношениям.

Была одна проблема: когда я смотрела на их лица, то видела остекленевшие глаза, которые вопрошали: «Когда? Ну когда это кончится?!» Не помогало даже то, что я надела один из своих лучших костюмов, — аудиторию я теряла здесь и сейчас.

В итоге один из взрослых, также работавший над программой, сказал: «А ты никогда порно не смотрела? Попробуй им рассказать». Аудитория взорвалась: восторг, щелчки сделанных фото и прикованное внимание. Одно магическое слово «порнография». Оно стало прорывом на пути к нескучному и осознанному секс-просвету.

Порно, подростки и наука

Информация Центров по контролю и профилактике заболеваний США показывает, что каждый пятый ученик старшей школы сталкивается с сексуальным или физическим насилием со стороны партнёра.

Принуждение на свиданиях — явление более частое, чем порча личного имущества в школе, обдумывание самоубийства или банальный вейпинг. Но идей по уменьшению проблемы особенно не было. Я работала с исследовательской группой, которая искала новый ответ о причинах насилия на свиданиях. Один из наших опросников включал пару пунктов о порнографии. Результаты вышли неожиданными.

11% девочек-подростков в нашей выборке сообщили, что были вынуждены делать то, что крайне напоминало действия актрис порно. Получается, оно виновато в сексуальном насилии на подростковых свиданиях? Или корреляция больше похожа на совпадение: «Смотришь порно — получаешь нездоровые отношения»? В рецензируемой литературе было мало статистических данных, какие откровенные видео смотрит американская молодёжь, как часто и почему. Мне нужно было это узнать.

В процессе чтения я старалась быть непредвзятой. Это задача социолога — объективность. Кроме того, я позитивно отношусь к сексу, а это значит, что мне чуждо ханжество. Право на удовольствие — всё равно что право на питьё. Сексуальность и сексуальная жизнь — это хорошо, при условии, что обе стороны дали активное согласие.

В исследовании был субъективный аспект. Например, на мне порнография если и сказалась, то незаметно.

Но как мама двух детей-подростков я заботилась и о том, что порно может сделать с ними

В целом людей можно разделить на противников и защитников порнографии. Таким образом, главные вопросы исследования звучали так: «Хорошо или плохо на вас сказалась порнография? Было ли видео мизогинным, или в нём не было кадров принуждения?» И ни одного однозначного ответа.

Другое линейное исследование демонстрировало, что подростки, которые смотрели порно, впоследствии были склонны к сексуальному насилию. Тем не менее структура того исследования не анализировала все возможные причины. Были и другие исследования, которые неокончательно закрепляли за «фильмами для взрослых» ассоциацию с негативными последствиями.

Был выбор: присоединиться к одной команде или к другой. Для меня не существовало и не существует однозначного ответа по поводу порнографии. Это сложно, потому что, с одной стороны, огромная капиталистическая индустрия удовлетворяет конкретный запрос на изображение женщины. Не всегда совокупляющейся, но часто связываемой, истязаемой, сжимаемой, сгинаемой, унижаемой словами вновь и вновь. Смотришь на это и думаешь: «А это точно нормально?»

Большинство согласится, что у нас серьёзные проблемы с мизогонией, сексуальным насилием и изнасилованиями. И порнография, возможно, не помогает решать их. С другой стороны, антипорнографические манифесты более века позволяют дискриминировать и притеснять людей с разнообразными фетишами.

Стримовая порнография, самая популярная и доступная подросткам, — худшая из возможных форм сексуального образования

Но содержание PornHub не цель нашей критики. Возможно, вовсе не оно отравляет юные умы, хотя нам так хочется верить в конкретную жуткую гидру. Наша проблема с подростками и сексуальным насилием связана не только с открытой порнографией, но и с её завуалированными формами в другом контенте. Несколько исследований установили, что юная категория предпочитает рекламе без сексуального подтекста иную, отсылающую к эротическому. Сексуализированные видеоигры, ТВ-шоу, клипы. Мы фокусируемся на одной лишь порнографии и можем пропустить иные, не менее тревожащие кадры.

Редкий человек не смотрел порнографию в юности. В колледже к 18 годам 93% первокурсников и 62% первокурсниц видели «фильм для взрослых» хотя бы раз. Кроме того, люди любят говорить, что интернет сделал порнографию доступной — это так.

Ребёнок, который держал смартфон с выходом в интернет в руках, почти наверняка видел порно, хотя строгой статистики на этот счёт нет. Национальное исследование показывает, что в 2000-х о просмотре порно сообщали 16% 10–13-летних в течение года. По сверке конца 2010-х, это число увеличилось — 30%. Но точно не все.

Благими намерениями выстлана дорога на PornHub

Моё персональное исследование показывает, что подростки обращаются к порнографии в образовательных целях, в поисках информации о «настоящем» сексе. Надёжной и правдивой информации в другом месте они найти не могут. Законодательство менее 50% штатов в США требует, чтобы половое воспитание преподавалось в школе. И менее половины этих штатов требует, чтобы информация подавалась с медицинской точки зрения.

Получается, в рамках дополнительной программы Бостонской школы дети действительно хотели поговорить о сексе и порнографии. Их волновала эта тема куда больше, чем свидания или сексуальное насилие.

Итак, могли бы мы охватить те же темы, о которых говорим обычно в рамках обучения здоровым отношениям, под другим углом? Как узнать, причиняешь ли ты кому-то боль? Есть ли здоровые границы во флирте? Как выглядит сексуальное согласие? И всё это — на порнографическом материале, который можно обсуждать вместе. Знаете, это как давать ребёнку шоколадку, но без сахара и вредных добавок.

Мы могли бы побеседовать с детьми о здоровых и полезных вещах — но откровенно и в рамках принципа научной объективности. Есть то, что мы знаем и чего не знаем о влиянии порнографии. Поговорите о смешанных результатах и недостатках проводимых исследований.

Критикуйте порно. Существует огромное количество научных статей по теме, да и сам контент, который называется «порнографическим», — всё это поле для дискуссии и критики. Подростки любят задавать вопросы, и им нравится думать самостоятельно. Без давления, негативного отношения к смотрящим порно или снимающимся в нём мы пытались сформировать модель уважительного поведения, которое учитывает чужие границы и помогает всегда помнить о согласии.

«Порнографическая грамотность» кажется смешным или абсурдным предметом, но это не уроки о том, как смотреть фильмы для взрослых

Впрочем, не делаем мы и обратного: активисты-антипорнографы, которые убеждают детей в том, что если они посмотрят порно, то получат отсушенные конечности, тоже не мы.

Секретный ингредиент — отсутствие осуждения. Мы не думаем, что молодёжь должна смотреть порнографию. Главная и единственная цель таких занятий — заложить основу критического мышления.

«Что я вижу? Как я это вижу? Почему люди делают это, а не другое?» — такое отношение позволило бы убрать стигму со слова «порно», произвело демистификацию таких видео. Осознанный просмотр порно позволил бы детям ответить на вопросы, что бы они хотели и не хотели делать во время секса.

Порнография даёт возможность взглянуть на огромное число стереотипов, которые якобы создают норму. Унижение женщин, дискриминация, расизм — это сложные моменты, которые транслирует порно. О таких вещах нужно говорить, чтобы затем школьник не попытался насильно повторить паттерны из порно. Но уже в жизни.

Не тешьте себя иллюзиями: подростки смотрят порно. Они ещё не взрослые, но уже живут во взрослом мире. И готовы к взрослым разговорам.

Фото: Unsplash (Charles)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(15)
Комментарии(15)
Чё, чё? От правды не убежишь. Мы тож в году в 80 порно -карты разглядывали. И ни чё- выросли и дети есть и внуки.
Все правильно порнография это зло, но любой подросток будет тянутся к просмотру этого контента!
Зло тут только ваша тупость.
Расширяйте понимание подростка о любви и любовных отношениях. Тогда снижается уровень негативного влияния низкопробной порнухи. А если табу накладываются на все темы любви, то тогда порнуха становится основным источником возбуждения (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/70984-seksprosvet-s-pomoshchyu-iskusstva-kak-ya-rasskazyvayu-vnukam-o-lyubvi). А тогда выбор формы сексуальных отношений формируется порнофильмами, а не романтикой классических произведений.
Показать все комментарии
Больше статей