«Полное слияние с ребёнком разрушает психику». Правила воспитания актрисы Юлии Ауг

«Полное слияние с ребёнком разрушает психику». Правила воспитания актрисы Юлии Ауг

6 983
1
Фото: Тимофей Колесников

«Полное слияние с ребёнком разрушает психику». Правила воспитания актрисы Юлии Ауг

6 983
1

Молодые коллеги из «Гоголь-центра» любят Юлию Ауг не только за талант, но и за потрясающе легкий характер: она для них не старший товарищ, а свой человек. Точно так же считает и дочь Юлии Полина (24 года). А сама Юлия рассказывает, как стать для ребенка настоящим другом — чтобы, даже повзрослев, дочь шла за советом к тебе, а не в гугл. И звала на самые громкие тусовки.

1. Лень и безделье — дурной тон. Этому правилу научила меня бабушка, Ксения Креттенберг. Она происходила из шведских мелкопоместных дворян, которые жили в Эстонии, родилась ещё в XIX веке, воспитывалась с гувернанткой, училась в пансионе и очень много своих знаний и умений передала мне. Научила меня, помимо прочего, делать книксен, например, после того как выходишь из-за стола, когда с кем-то прощаешься, или благодаришь человека. А ещё бабушка рассказывала, что в пансионе в свободное от занятий время им разрешалось делать что угодно: можно было читать, шить, рисовать, вышивать. Главное — чем-то заниматься. Потому что просто сидеть и болтать считалось дурным тоном, плохим воспитанием. Свободное время — это не время, потраченное впустую. С детства помню этот бабушкин принцип, соблюдаю его и дочь воспитывала в такой же философии.

С дочерью Полиной

2. Одно дело — требовать чего-то от ребёнка, а другое — научить его это делать. Бабушка, например, не просто рассказывала, что лениться плохо. Она сама постоянно со мной чем-то занималась, на собственном примере показывала, как интересно и с пользой можно проводить время. Например, с пяти лет учила меня вышивать крестиком шёлковой нитью. Это было невероятно сложно: шёлковая нить скручивается, она очень тонкая и скользкая… Но когда что-то всё-таки получается, то испытываешь такую радость и вдохновение! Тут дело даже не в том, что я девочка и меня надо было приучать к «женским» делам. Такие занятия тренируют скорее упорство, усидчивость, многие другие личностные качества, которые потом обязательно пригодятся в жизни.

3. Слова «всю себя посвятила ребёнку» меня всегда пугали. Я считаю такой подход категорически вредным — причём и для родителей, и для детей. По-моему, у взрослого человека обязательно должна быть своя жизнь, своя цель, свои высоты, которых хочется добиться. Тогда ты остаёшься личностью, человеком, с которым ребёнку будет интересно и здорово. В полном слиянии с ребёнком этого добиться невозможно — такие тандемы скорее разрушают психику обеих сторон.

Но, говоря все это, я не устаю благодарить бабушек и дедушек, которые помогали мне растить Полину. Наверное, если бы у меня не было этой безраничной, самоотверженной помощи, я бы сейчас так красиво не рассуждала.

С дочерью Полиной / Фото: @ugolphoto

4. Когда Полине было 12, я дала ей деньги и разрешила самой купить джинсы. Я не пошла с ней в магазин, не говорила, какие именно брать, просто позволила пойти и выбрать то, что нравится. И дальше уже тоже не грузила её советами про то, что покупать и как одеваться, если, конечно, она сама не просила. Но не могу сказать, что это был прямо переломный момент. На самом деле я с детства общалась с дочерью на равных, всегда подчёркивала, что она самостоятельная личность и что я очень ценю её мнение по абсолютно любым вопросам.

5. Умение разговаривать с ребёнком и слышать его я считаю главным воспитательным принципом. Если ты открыт, если ребёнок знает, что может поговорить с тобой о чём угодно и не встретит осуждения или равнодушия, то он будет откровенным, будет доверять. Дети ведь часто не хотят чего-то рассказывать, так как боятся, что их за это накажут. А на мой взгляд, важно с раннего возраста дать понять ребёнку, что за правду не наказывают. И что нет таких тем, которые нельзя или страшно было бы обсудить с родителями.

Дочь Полина с бабушкой

6. Любая проблема перестаёт быть проблемой, если её проговорить. Именно поэтому мне кажется бесполезным просто что-то запрещать ребёнку. Если не хочешь, чтобы он что-то делал, объясни почему, а не дави авторитетом «я так сказала». Запрет без объяснения вызывает отторжение, негатив, а ещё любопытство — рано или поздно человек обязательно сделает то, что ему запретили, но не объяснили, почему этого делать нельзя.

7. Я не контролировала успеваемость дочери в школе и даже на родительские собрания ходила раза два за всю учёбу. Но не потому, что мне было всё равно. Просто я не хотела, чтобы у дочери был типичный для школьников невроз, связанный с оценками. Он, кстати, был и у меня.

Я в своё время даже завела два дневника: один — для хороших оценок (и для родителей), другой — для плохих (и для учителей)

Потому что, как и многие, боялась, что за плохие оценки дома будут ругать. У Полины не было такого страха, потому что мне самой всегда казалось: оценки — не самое важное, что есть в жизни. То же самое и с домашними заданиями. В младших классах с дочкой активно занималась бабушка, моя мама, а начиная с 4-го Полина стала всё делать сама. Я не вмешивалась и ничего не контролировала. Если нужна была помощь, мы с мужем Андреем, конечно, подсказывали что-то — он по точным наукам, я — по гуманитарным. Но только по запросу, сами никогда не приставали.

С дочерью Полиной / Фото: @alexgaller

8. Я не помогала дочери выбирать профессию — актрисой она решила стать сама, причём внезапно. Изначально Полина, вообще-то, хотела поступать во ВГИК на операторский: серьёзно увлекалась фотографией, училась какое-то время в киношколе. А за месяц до школьного выпускного прибежала: «Мама, я всё-таки хочу быть актрисой». Я удивилась: «Поля, ты не успеешь подготовиться!» Но она сказала, что успеет, и мы этот вопрос закрыли, я не стала давить, переубеждать или как-то лихорадочно её натаскивать. Просто позволила делать то, что ей самой хочется. И всё в итоге получилось.

А стать актрисой Полина захотела, думаю, потому, что, когда она оканчивала школу, я уже работала в «Гоголь-центре». Дочь часто бывала на репетициях, видела процесс изнутри. А потом вышла первая премьера театра — спектакль «Братья» Алексея Мизгирёва. Поля была ужасно впечатлена, прямо рыдала — и, видимо, тогда решила поступать на актерский. Увы, этот спектакль снят с репертуара театра, но сейчас «Гоголь-центр» запустил проект «Гоголь-онлайн», в рамках которого будет показана эта и другие архивные постановки. Пересмотрим «Братьев» вместе с Полиной уже в это воскресенье.

9. Дочь — самостоятельная актёрская единица, но это не значит, что мы с ней не советуемся. Случается, что Поля присылает мне сценарии, мы обсуждаем, как сделать ту или иную сцену. Но и я точно так же советуюсь с ней. Недавно, например, в Питере у меня была режиссёрская премьера — я поставила спектакль «Перемирие». И для меня было невероятно важно, чтобы Полина приехала, посмотрела постановку, сказала, что она по этому поводу думает; возможно даже, дала какие-то советы. А в прошлом году в Эстонии я выпускала спектакль о своей семье «Моя эстонская бабушка» и в день премьеры заранее привезла Полю, чтобы она посмотрела прогоны и дала мне какое-то напутствие. Так что в профессии мы абсолютно на равных и одинаково ценим мнение друг друга.

С дочерью Полиной / Фото: @vladimirvasilchikov

10. Мне кажется важным дружить с собственными детьми. Мы с Полей очень близки, бесконечно доверяем друг другу, многие Полинины друзья — это мои коллеги и мои близкие друзья тоже. Она совершенно не стесняется позвать меня на какую-то свою тусовку — наоборот. «Мам, погнали?» — «Погнали!» Это у нас в порядке вещей.

Мы можем откровенно говорить с ней абсолютно обо всем: от секса до каких-то философских тем

Не далее как вчера получила от Поли сообщение: «Мам, что такое криптофашизм, можешь объяснить?» То есть дочь в первую очередь идёт не гуглить, а к маме. И я это бесконечно ценю.

Конечно, мы можем и повздорить, даже накричать друг на друга — но через 15 минут уже обнимаемся, извиняемся, всё заканчивается миром. Правда, в прошлом году на «Кинотавре» впервые очень кроваво поругались всерьёз. И это стало переломным моментом наших отношений. Наверное, тогда мы обе поняли ещё одну важную вещь: несмотря на близость, каждая из нас — отдельная, самостоятельная личность со своей отдельной жизнью. И эту отдельность надо уважать.

С дочерью Полиной / Фото: @ugolphoto

11. Что такое идеальная мама? Да вот я идеальная мама. А если без шуток, мне кажется, что идеальная мама — это человек, который всегда будет на стороне своего ребёнка. Который никогда не предаст и никогда не будет манипулировать им в каких-то своих целях.

В связи с пандемией коронавируса «Гоголь-центр», в котором служит Юлия Ауг, сейчас закрыт. Но работает программа «Гоголь-Online» — архивные спектакли, интервью с актерами, концерты, постановки зарубежных коллег, квартирники зрители могут увидеть на интернет-площадках в YouTube, Instagram, Facebook и на сайте театра. В это воскресенье, 29 марта, в 20:00 смотрим спектакль «Братья» — первую премьеру «Гоголь-центра».

Фото на обложке: Тимофей Колесников

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Подписаться
Комментарии(1)
пусть лучше Ауг расскажет, как несколько ет назад происла у подписчиков деньги — ей нечем было кредит закрывать. позорище
Больше статей