«Мы не до конца понимали, что нас ждёт». Как студенты заменяют школьных учителей во время пандемии

«Мы не до конца понимали, что нас ждёт». Как студенты заменяют школьных учителей во время пандемии

17 910

«Мы не до конца понимали, что нас ждёт». Как студенты заменяют школьных учителей во время пандемии

17 910

6–11-е классы в московских школах продолжают учиться дистанционно до 22 ноября. Но ограничения коснулись не только детей: учителей из группы риска по коронавирусу временно отстранили от очных уроков, им на смену пришли студенты. Что из этого получилось, рассказывают сами участники эксперимента — учителя и их молодые заместители.

12–13 октября студентам московских педагогических вузов сообщили, что нужно будет выйти на практику на месяц раньше. Все потому, что многие школьные учителя оказались в зоне риска по коронавирусу. Педагоги в возрасте 65+ или те, у кого есть хронические заболевания, по указу мэра в связи с ростом числа заболевших коронавирусом должны были оставаться дома. Всего таких учителей в Москве оказалось 1,3 тысячи.

Именно в этот момент активно заработал сервис «Учитель на замену»: он помогает быстро найти подмену учителю, ушедшему на самоизоляцию. В его базе — студенты профильных вузов и педагоги дополнительного образования. Правда, они становятся не просто учителями-заместителями. Основной педагог никуда не девается, он все равно ведет уроки — подключается к классу в онлайн-формате. А вот заместитель в классе становится его руками и ногами. А еще всевидящим оком.

Чтобы оперативно осуществить качественную замену педагога, директору нужно зарегистрироваться на сайте, и, как обещает сервис, уже через 3 часа будет найден походящий кандидат. По данным Департамента образования и науки Москвы за 3 октября, сервисом уже воспользовались 114 образовательных организаций.

Обязательное условие для регистрации в качестве ассистента или педагога — прохождение независимой предметной диагностики в МЦКО, которая доступна в дистанционном формате. Ее результат нужно прикрепить к своей анкете.

Также все студенты обязаны пройти тест на коронавирус и антитела к нему. Только после этого их допускают до работы в школах.

Для педагогов такой сервис — возможность не полностью изолироваться от учебного процесса и контролировать происходящее, для студентов — обязательная производственная практика в новом формате. Учителя и студентки МГПУ рассказали «Мелу», страшно ли работать в таких условиях, как молодые педагоги чувствуют себя в роли тьюторов и какие сложности у них возникают.

Школа № 1574

  • Елена Кузьмина — учитель истории
  • Студенты-ассистенты: Маргарита Милованова и Ангелина Левещенко

«Когда мы пришли в школу, все будто ждали нас, мы чувствовали, что школе нужна помощь. Правда, в первый день был технический сбой, и буквально за 30 минут до начала урока оказалось, что вести занятие придется полностью самостоятельно. Успела немного пробежать глазами по учебнику, понять, какую тему дети проходят, и сразу в класс, — рассказывает Маргарита Милованова. — Но в школе все поддерживают друг друга. Я знаю, что могу обратиться к любому учителю и он обязательно поможет».

Кто-то из девушек уже освоился в школе, кто-то пока только прислушивается к старшим и помогает скорее с техническими моментами. Но для всех это своего рода образовательный интенсив: резкое и быстрое погружение в среду, работа «в поле», возможность решать педагогические задачи оперативно, здесь и сейчас.

Елена Кузьмина уверена в своих помощницах: «Эта связка поколений необходима. Чем больше студентов сейчас учатся у профессионалов, тем более сильное учительское поколение придет нам на смену. Конечно, вначале девочки вели себя немного скованно, потому что на практику отводится мало часов, но все это приходит с опытом. И я вижу их прогресс.

Сейчас я даже думаю, что не буду подключаться к последним урокам, мы планируем их вместе, а проведут мои помощницы их уже сами

В жизни иногда нужно отпускать поводок. Одно дело — постоянно находиться под присмотром, совсем другое — чувствовать себя полноценным учителем».

Во всех школах установлены санитайзеры, соблюдается масочный режим, на входе — термометрия. Дети сидят в одном кабинете, его проветривают, воздух очищается кварцевыми лампами. У всех в разное время прием пищи, в разное время заканчиваются уроки — то есть даже параллельные классы не контактируют друг с другом.

«Сперва мы, честно сказать, не очень хорошо отреагировали на это объявление: придется ездить в школы, каждый день контактировать с большим количеством людей. Но сейчас я рада, что обстоятельства сложились именно так. Риск, конечно, есть, но школа делает все возможное, чтобы его минимизировать», — говорит Ангелина Левещенко.

Школа № 1593

  • Оксана Шитикова — учитель русского и литературы
  • Студенты-ассистенты: Алла Шульгина и Мария Эрлих

Оксана Викторовна Шитикова тоже довольна работой студентов: «Я могу передать знания молодым педагогам, мне есть чем поделиться. А для них это отличная практика. Они для меня не дети, а коллеги, образованные и творческие натуры, которые действительно помогают: хорошо знают предмет, вносят свои предложения по проведению урока. В переносном смысле они мои руки и ноги на уроке. Благодаря им я присутствую в классе».

Ее ассистенты, Мария Эрлих и Алла Шульгина, говорят, что сейчас сами ведут занятия, а учитель подключается, чтобы быть в курсе дел. Конечно, они все обсуждают заранее, проговаривают буквально каждую минуту урока. И такой формат работы им нравится намного больше: можно по-настоящему погрузиться в атмосферу, прочувствовать все подводные камни, а потом получить обратную связь.

«Заболеть боятся многие, и у многих есть родственники в группе риска. Но я чувствую себя внутри эпохального события, и это гораздо важнее. Маленьким детям тяжело заниматься онлайн, им нужен контроль и живое взаимодействие. Воспринимаю это как героический поступок, который мы все сейчас совершаем», — говорит Алла Шульгина.

Студенты, у которых есть хронические заболевания или какие-то противопоказания, проходят практику в другом формате, но для всех остальных она обязательная часть учебного процесса

Сейчас все работают в сложных условиях. И как раз в такой ситуации помощь школе просто необходима. «Мне кажется, мы должны настроить себя на определенный лад. Или… отказаться от всего? Но тогда и врачи бы бежали с поля боя. Все студенты, с которыми я сейчас общаюсь, воспринимают эту практику как вызов. Мы переживаем друг за друга, но сама возможность заразиться есть во всех общественных местах, а здесь она пересекается с возможностью помочь городу пережить этот период», — рассказывает Мария Эрлих.

Совмещение дистанта и офлайна непривычно. Все студенты-практиканты говорят, что получается цикличный контроль: они следят за классом, за ними наблюдает учитель, и сверх всего — пристально наблюдающие за ситуацией родители. Но процессу это не вредит — наоборот, получается своего рода взаимообогащение.

«Учителя для нас наставники, потому что они дают нам много советов, обсуждают буквально каждую деталь урока. Но свобода творчества тоже есть, они всегда положительно реагируют на наши предложения, разрешают внедрять свои идеи в учебный процесс», — размышляет Мария Эрлих.

Школа № 1375

  • Екатерина Васильева — заместитель директора
  • Студентка-ассистент: Ксения Головина

«В первый день чувствовалась небольшая растерянность: мы не до конца понимали, что нас ждет. Настроили нас так: ваш круг обязанностей зависит от того, что будет нужно школе», — рассказывает Ксения Головина.

«Это совмещение опыта и современных технологий. Учителя из группы риска проработали в сфере образования очень долго, и хорошо, что сейчас есть возможность не полностью изолировать их от учебного процесса. Повезло, что они с техникой на «ты»: могут подключиться к уроку, могут составить план через онлайн-программы. А если студентов просто вбрасывать в этот процесс, будет тяжело. Такой формат работы сейчас, наверное, даже полезнее и эффективнее в плане профессионального развития и опыта.

Можно считать, что после этого вчерашние практиканты будут готовыми учителями, можно сразу в бой

Мы стараемся их всячески поддерживать, можем присутствовать на уроке, если им нужна помощь», — говорит Екатерина Васильева.

«Я рада, что обстоятельства бросили нас в этот круговорот: мы же не только подключаем Teams, мы контролируем дисциплину, уже сами ведем уроки», — дополняет наставника Ксения Головина.

И учителя, и студенты воспринимают проект как объективную необходимость. В каком-то смысле сложную, но очень важную и полезную в сложившихся условиях.

«Если не можешь изменить обстоятельства, измени отношение к ним. Конечно, очная форма эффективнее и приятнее во всех отношениях, но сейчас мы вынуждены работать в таком формате. И несмотря на все сложности и проблемы, процесс идет, качество образования не падает, а заинтересованность учеников остается. Это самое главное», — Елена Кузьмина настроена оптимистически. Да и ее коллеги, несмотря на все сложности, тоже.


Проблемы и их решения

В школах, где работают девушки, система налажена, но они поделились с нами рассказами одногруппников, которых бросили в «горячую точку» без подготовки. Вместе мы выявили несколько пунктов, которые осложняли процесс в начале занятий.

1. Несоответствие предметов. Иногда случается, что студентов разных специальностей просят заменять другие предметы. Но практиканты говорят, что педагоги должны уметь работать с детьми в любых условиях, создавать рабочую атмосферу и решать организационные вопросы. И это тоже очередной вызов.

2. Техническая база. Вначале были сбои в МЭШ, Teams, пропадал звук или изображение. «В таких ситуациях наша задача — подхватить и довести урок до конца самостоятельно. Сейчас мы ведем занятия сами, а педагог на подхвате, да и МЭШ работает стабильно, поэтому такой риск минимален», — говорит Мария Эрлих.

3. Расфокусировка внимания. «Вначале детям было тяжело привыкнуть к формату „двух учителей“: вроде и на учителя нужно обращать внимание, вроде и на ассистента, — немного терялись. Но спустя время адаптировались, конечно», — делится Екатерина Васильева.

4. Время на подключение. «Уроки идут буквально один за другим, дети не ходят по классам, а сидят в одном кабинете. И получается, что занятия начинаются впритык, приходится тратить учебное время на технические моменты», — говорит Ксения Головина.

5. Адаптация пятиклассников. «После каникул дети расслаблены: не слушают ответы друг друга, забывают поднимать руку. Вдобавок они только пришли из начальной школы, где были под крылом одного учителя, и не совсем успели влиться в ритм среднего звена. Но мне удалось наладить дисциплину, и это одно из приятных достижений», — подводит итог Алла Шульгина.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей