Забеременеть накануне поступления. Как один тест изменил жизнь популярной школьницы

Забеременеть накануне поступления. Как один тест изменил жизнь популярной школьницы

Отрывок из книги «Небеременная» Дженни Хендрикс и Теда Каплана
9 097

Забеременеть накануне поступления. Как один тест изменил жизнь популярной школьницы

Отрывок из книги «Небеременная» Дженни Хендрикс и Теда Каплана
9 097

Пока родители спорят, нужен ли секспросвет в школах, подростки существуют в параллельной реальности, где им приходится сталкиваться с нежелательной беременностью, насилием и сложными решениями. В книге «Небеременная», недавно вышедшей в издательстве Like Book, 17-летняя Вероника — отличница и папина гордость — узнаёт, что у неё будет ребёнок. И теперь она должна понять, что делать со своей жизнью.

Я вдохнула поглубже. Да, мой средний балл 4,56, я состою в Национальном обществе отличников и осенью поеду учиться в Университет Брауна. И значит, вполне способна пописать на палочку.

Разорвав обертку из толстой фольги, я достала тест на беременность. Маленькое пластиковое окошко словно смотрело на меня — пустое, ждущее
того, чтобы поведать мне мою судьбу. Стараясь не думать о том, что делаю, я сунула эту штуковину себе между ног и начала писать. И какое-то время чувствовала лишь, как быстро опорожняется мой мочевой пузырь, а затем меня вновь пронзила паника. Я кое о чем забыла. В инструкции было сказано, что сначала надо выпустить небольшое количество мочи и лишь потом хвататься за тест. А если я так не сделала, то есть вероятность, что результат окажется неверным?

Я посмотрела вниз, желая проверить, работает ли тест. Волокнистый тампон намок, и маленькое пластиковое окошко слегка посерело. Так и должно быть? Или же я все испортила? Может, перестать писать? Затем в окошке начала появляться тонкая розовая полоска. Мой желудок ухнул вниз, но тут я вспомнила, что в инструкции она называется контрольной линией. А на беременность указывают две такие полоски. Одна же — лишь доказательство того, что тест работает. Три минуты. Все станет ясно через три минуты. Мне предстояло прожить самые долгие три минуты в жизни.

Я смотрела куда угодно, только не на окошко. Я не слишком часто поправляла свой макияж и не курила чего-то недозволенного, и потому за последние четыре с лишним года провела в туалете для девочек не так уж много времени. И те сорок пять секунд, что я разглядывала кабинку, сказали мне, что это было небольшим упущением. Мое внимание привлекла лишь забавная карикатура на директора школы да еще ужасающие предостережения о бедственном состоянии гениталий членов футбольной команды, что неудивительно.

Краешком глаза я взглянула на тест. По-прежнему одна полоска. У меня в груди всколыхнулась надежда

Может, у меня просто задержка. Может, у меня нет ни малейшего повода паниковать. Ведь как-то раз я решила было, что провалила эссе по продвинутому английскому. Но даже учитывая то, что я не полностью раскрыла тему сходства между содержанием «Больших надежд» Диккенса и «Ярмарки тщеславия» Теккерея, мне поставили пятерку.

А как я нервничала из-за поступления в колледж и школьных выпускных экзаменов. Из-за места в списке лучших выпускников. И сейчас у меня, вероятнее всего, действительно задержка. Я моргнула. Что это? Намек на вторую полоску? Наклонившись в сторону двери кабинки, я попыталась сделать так, чтобы на пластиковое окошко упало побольше света. Если бы я только…

Дверь в туалет со стуком распахнулась. Я чуть не подпрыгнула на месте. И словно при замедленной съемке увидела, как тест выскальзывает у меня из рук, проходясь по самым кончикам пальцев. Подавшись вперед, я попыталась поймать его, но ощутила лишь пустоту. Он же, переворачиваясь в воздухе, с отчетливым стуком упал на пол, на плитку, а затем проскользнул под дверью кабинки и очутился точно посередине пола в туалете.

Ладно, сейчас не время паниковать. Надо скорее подобрать его. Может, тест никто не увидит. Может, они все ослепли. И оглохли. Может, случится сильное землетрясение, школа рухнет и все мы умрем. Должен же в Миссури быть хоть один разлом земной коры.

Топ. Топ. Топ. Я увидела пару поношенных черных ботинок. Они приблизились к тому месту, где лежал освещенный солнечным светом тест. И к нему потянулась рука с облупленным зеленым лаком на обгрызенных ногтях.

— Ничего себе.

Кто это? У кого в руке мое описанное будущее? Я таращилась в щель двери. Мешковатая черная майка. Рваные облегающие джинсы на размер меньше нужного. Зеленые волосы с черными корнями, выглядящие так, будто их не расчесывали бог знает сколько.

Нет. Школьные боги не могут быть такими жестокими. Бейли Батлер. Исполненная злобы и темноты черная дыра школы Джефферсон-Хай. Если вы поздороваетесь с ней в коридоре, она пошлет вас куда подальше. Ну а уж если вам придет в голову сесть с ней за ланчем за один столик… Она вечно сидела в столовой в одиночестве, потому что буквально рычала на тех, кто отваживался присоединиться к ней. Говорят, защитник футбольной команды ляпнул что-то, выведшее ее из себя, и она купила карманный нож и выгравировала на нем его имя. Она была угрюмой. Она была циничной. Она была ужасно неприятной в общении. Она также не́когда была моей подругой.

Бейли поднесла тест к своему носу и понюхала.

— Совсем свежий. — Она оглядела туалет и наткнулась глазами на мои белые кроссовки «Адидас суперстар».

— О, да это становится забавно.

Она может узнать меня по голосу? В последний раз мы с ней разговаривали почти четыре года тому назад. На всякий случай я сказала сиплым басом:

— Э, если ты положишь это под дверь кабинки, то будет просто здорово. — И я просунула туда руку в надежде на ее великодушие.

Бейли фыркнула:

— Хорошая попытка. Но я совершенно уверена, что Бэтмен не способен забеременеть. — Сквозь щель в двери я увидела, что она начала ходить
взад-вперед, заложив руки за спину, с глумливым выражением на лице — уголки ее губ были приподняты. Великолепно. Я знала эту улыбку. Именно такие улыбки, как мне представлялось, были на лицах испанских инквизиторов.

— Хлои МакКорт? — спросила Бейли. Я в гробовом молчании снова села на унитаз. Бесполезно играть в эти игры. Надо просто дождаться, когда
она уйдет. Бейли прищурилась.

— Нет. Калвин ее бросил. Не может быть, чтобы она приткнулась к какому-то другому чуваку сразу после того, как прилюдно сожгла футбольную форму бывшего; и плевать мне на то, какие у нее титьки. Хмммм, интересная загадка. Элла Трэн? Она достаточна тупа для того, чтобы перепутать мятные таблетки с противозачаточными.

— Отдай что взяла. — Я попыталась придать фальшиво-низкому голосу силы, но у меня ничего не получилось. Было совершенно ясно, что я в отчаянии.

Бейли покосилась на мои кроссовки.

— Ну так может, давняя подписчица сервиса «пенис месяца». Оливия Блум.

— Нет! — выдала я обиженно.

— Оооо. Да она высокомерна. Подсказка. Кто считает, что она лучше, чем остальные? — Бейли потерла подбородок. — Фэйт Бидуэлл? — Она не
собиралась сдаваться. Нужно было прекратить это, прежде чем в туалете появится кто-то еще.

— Блин. Никому не говори. И отдай это мне. — Я вытянула руку и стала ждать, не будучи уверенной, что она купилась на мое так себе представление. Но Бейли подошла к кабинке. Может, она устала гадать. И я ощутила проблеск надежды. Но затем, вместо того чтобы наклониться и отдать мне тест, она подпрыгнула и подтянулась на двери.

— Твою налево!

Я взвизгнула. Бейли нависала надо мной и улыбалась.

— Бейли! Слезай оттуда! — Я яростно замахала на нее руками.

— Я что, сплю? Жизнь не может быть такой удивительной, — радостно воскликнула она.

Мои щеки запылали, а я изо всех сил сражалась с одеждой, пытаясь натянуть трусики и джинсы, чтобы не маячить голой пред смеющимся взглядом Бейли.

— Перестань пялиться, — сердито воззрилась на нее я.

Как ни удивительно, но Бейли послушно опустилась на пол. Я, одетая, открыла дверь кабинки.

Она ждала меня.

— Глазам своим не верю, да это же Вероника Кларк, — протянула она. — Остановись мгновение, я хочу запомнить тебя навсегда. — Она сунула руку
в задний карман, достала телефон и приготовилась сфотографировать меня.

— Не вздумай…

Она сделала фотографию и с улыбкой посмотрела на нее.

— Вот такой я тебя и запомню. — Бейли повернула телефон экраном ко мне. На нем я с искривленным от злобы ртом чуть не бросалась на камеру.

— Не вздумай выложить ее куда-нибудь! — закричала я, не успев остановиться. Подобное унижение — последнее, что нужно было мне в тот момент.

Прежде чем убрать телефон в карман, Бейли нежно улыбнулась моему изображению.

— Расслабься. Такими вещами не делятся.

— С тебя хватит? Ты получила, что хотела. Смутила меня. Высмеяла. Еще больше испортила мне день. А теперь не будешь ли так добра вернуть
тест? Бейли посмотрела на мою протянутую руку и изогнула бровь.

— Вижу, ты до сих пор носишь кольцо невинности. Делаешь вид, что дело обстоит именно так? Или же у тебя непорочное зачатие? — Я убрала руку. Мои щеки горели. Бейли ничего не упустит, ей лишь бы помучить меня.

— Вау. Да ты одно сплошное клише.

— Ничего подобного! — выпалила я.

— Забеременевшая королева школьного бала, лучшая выпускница, из верующей семьи — все это сплошные чертовы банальности.

Во-первых, я не лучшая выпускница, и у Ханны Боллард больше факультативов, чем у меня. Хотя я изучала больше предметов по углубленной
программе и считаю, что моя благотворительная
деятельность должна стать фактором…

— Боже, ну какая же ты зануда.

— И я была не королевой бала, а всего лишь придворной. Так что никаких клише, — закончила я.

— Ты права. Мои искренние извинения. Ты почти клише, но не клише.

— Я знаю, это выше твоих сил, но не могла бы ты хоть одну минуту не быть стервой?

Бейли посмотрела на меня несколько обескураженно:

— Нет. А с какой стати мне не быть ею?

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей