«Не давите вопросами и попытками развеселить». Юлия Гиппенрейтер — о том, как говорить с подростками

«Не давите вопросами и попытками развеселить». Юлия Гиппенрейтер — о том, как говорить с подростками

7 210
1
Теги по теме:

«Не давите вопросами и попытками развеселить». Юлия Гиппенрейтер — о том, как говорить с подростками

7 210
1

В издательстве «АСТ» вышла книга Юлии Гиппенрейтер «Счастливый ребенок: новые вопросы и новые ответы», в которую вошли отрывки из выступлений психолога, интервью, беседы с родителями и ответы на их вопросы. Публикуем отрывок из главы «Понимать и активно слушать детей» — о том, как говорить с подростками, чтобы они вас услышали.

Если ребенок отказывается вам подчиниться, выслушайте его и согласитесь, если его основания окажутся вескими. При таком разрешении противоречий ваши отношения обязательно превратятся в дружеские. Дети — очень благодарный народ. В ответ вы получите их готовность понимать вас и отзываться на ваши проблемы.

Шестнадцатилетняя дочка считает себя некрасивой. [Беседа]

Мама: У меня проблема со старшей. У нее очень пессимистический настрой в жизни: «Все плохо, я такая некрасивая, а вы говорите, что я красивая, только потому, что я ваша дочка, а на самом деле я уродка. У подружки так все хорошо, а у меня плохо». Когда я пытаюсь помочь, что-то доказывать, она отвечает: «Все не так!» — а спрашиваю — не отвечает. Я не знаю, как действовать!

Ю. Б.: Вы сказали, что вы ее спрашиваете, а она не отвечает, не хочет делиться с вами. У вас, наверное, не было много разговоров с ней раньше и сейчас тоже… Давайте поиграем. Я — ваша дочь. Послушайте меня. «Мама, я такая некрасивая. Все девочки такие красивые. И мне так плохо!»

Мама: Что ты, девочка! Какая ты некрасивая, посмотри на себя!

Ю. Б.: Это совсем не активное слушание. Что после такого ответа чувствует дочка? Она говорит себе: «Мама ничего не понимает; не понимает меня, не слышит; я лучше помолчу».

Мама: Но мы разбираем: где, что у тебя некрасивое? Что не нравится?

Ю. Б.: А дочка про себя: «Ну вот, мама собралась анализировать мое лицо. При чем тут это, когда на душе мрак?»

Мама: А как надо?

Ю. Б.: Настроение не анализируют. Его либо слышат, либо не слышат, и все! Слушать ребенка — это довольно сложное дело, почти искусство. Им надо овладевать. На самом деле оно называется эмпатическим слушанием, это слушание-сопереживание. Давайте теперь вы — ваша дочка Маша.

Мама: У меня не получится быть дочкой, потому что она все время молчит. Если к ней зайти в комнату: «Машенька, как ты?» — «Нормально, дверь закрой!»

Ю. Б.: Это уже запущенная ситуация!

Мама: Для меня это большая проблема, я хочу решить ее.

Ю. Б.: А я теперь за маму поиграю.

Ю. Б. (за маму): «Маша, я замучилась. Мне очень хочется побыть с тобой и послушать». Отвечайте за Машу.

Мама (за дочку): «Что? У меня ничего!»

Ю. Б. (за маму): «Конечно, ничего. Ты, наверное, удивлена, что я к тебе влезла».

Мама (за дочку): «Что опять не так?!»

Ю. Б. (за маму): «Тебе кажется, что я влезла, потому что у тебя что-то „не так“. А это у меня „не так“!»

Мама: Она не поймет. Она скажет: «Что?!»

Ю. Б. (за маму): И я говорю: «Что со мной? Как-то жизнь у меня не складывается, и ты страдаешь. Я хочу, чтобы мы с тобой были счастливы, а у меня не получается».

Ю. Б. (выходит из роли): У нее в душе что-нибудь появится, какое-то новое отношение к маме? Мама всегда в колее, а тут вышла из колеи.

Мама: Я еще вижу, что она сама страдает от собственного пессимизма. И хотя она говорит, что у нее все нормально, у нее все плохо.

Ю. Б.: Но вы тоже страдаете от своего пессимизма.

Мама: Конечно.

Ю. Б.: Тогда надо так и сказать: «Мне кажется, Маша, что ты страдаешь, и я страдаю. Мы как-то с тобой в одной колее оказались!» Ей 16 лет, она может вести с вами общие разговоры. Хватит быть над ней в качестве депрессивной мамы, которая нависает над депрессивным ребенком. Поделитесь с ней своими чувствами, что вы не хотите быть депрессивной, хотите измениться. Ведь у нее тоже есть энергия.

Мама: Как сделать, чтобы она стала веселой и радостной?

Ю. Б.: У меня нет волшебного слова. Все слова, которые у меня были, я произнесла. Главное, не давите на нее вопросами и попытками развеселить. Это не работает никогда. Откройте ей себя, чтобы она вам доверяла. Надеюсь, вы сможете сдвинуться, у вас есть желание это сделать!

Спорим с дочерью, нас захлестывают эмоции. [Беседа]

Мама: Мы с дочерью не можем понять друг друга. Нас захлестывают эмоции — у нее своя правда, у меня — своя. Особенно когда она что-то не хочет делать. Как найти золотую середину?

Ю. Б.: Это беда всех детей — их постоянно заставляют делать то, что они не хотят. Я лично, несмотря на то что выросла в советское время (а может быть, именно поэтому), противник принуждений и насилий. Нельзя принуждать ребенка, идти против его воли. За исключением тех случаев, когда есть угроза жизни, конечно. Например, если ребенок хочет прыгнуть с 5-метрового обрыва, потому что его захлестывают эмоции, то вы должны его остановить, конечно. Давайте у дочки спросим (рядом с мамой дочка Лена 10 лет).

Ю. Б.: Лена, что тебя заставляют делать такого, что тебе не нравится?

Лена: Ну, заставляют убираться, мыть посуду, мусор выносить. Иногда я не хочу это делать, но меня заставляют, я иду.

Ю. Б.: А как заставляют? Повышают голос?

Лена: Нет.

Мама: Мы сами моем посуду. Зачем развивать конфликт?

Ю. Б.: Тут вы между двух огней — насильно требовать нельзя, а баловать тоже нельзя.

Мама: Я про золотую середину и спрашиваю. Как найти?

Ю. Б.: Пояснить, попросить. Главное — послушать. Вот как грамотный родитель я скажу: «Лена, ты не хочешь».

Лена: Не хочу.

Ю. Б.: Совсем не хочешь. Ты хочешь, чтобы я вынесла мусор.

Лена: Не-е-т, я вынесу!

Ю. Б.: Большое спасибо.

Ю. Б.: Отказы бывают по разным причинам: может быть, устала, а может быть, просто не хочется. А бывает, что идет сопротивление, причем подсознательное, оттого, что надоели постоянные указания — делай то, не делай этого. Выслушать, понять очень важно. Слушать — это фундаментальный навык родителя. Повторить, что она хочет или не хочет, или что она сейчас переживает. Чем старше дети, тем осторожнее надо быть с принуждениями, тем больше их слушать, потому что именно в возрасте 10–13 лет в их душе начинается сумбур. Им приходится решать слишком много задач. Это отношения с одноклассницами, которые шушукаются, это отношения с мальчиками, которые нравятся или ты начинаешь им нравиться, это учеба, родители нажимают: «Скоро ЕГЭ!» Это и ситуации семейные, иногда материально трудные, психологически трудные, это и дедушки-бабушки, которые вмешиваются… И пошло-поехало… Всякие свекрови, тещи, которые помогают и считают, что они главные. И все это отзывается в душе ребенка. Поэтому с ним надо разговаривать, разговаривать и разговаривать.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Подписаться
Комментарии(1)
Умение устанавливать эмоциональный контакт со своим ребёнком (как и со взрослым!) — это непростой навык, который есть далеко не у всех, независимо от возраста. Войти в контакт полдела, остаться в нём, развить его в что-то совместно пережитое — вот это сложность. Как нам хочется из невыносимой неопределенности общения со своим неизвестным ребёнком сбежать в оценку, в шутку, в поучение. Это всё ведь проще, чем остаться в том переживании, которое складывается между нами и ребёнком. Это движение в сторону, где чувствуешь своё бессилие и беззащитность, и где признаешь личность ребенка равной себе. Юлия Борисовна говорит правильные вещи, но чтобы им следовать, нужно ещё научиться так поступать. Во взрослой жизни далеко не в каждой профессии требуется навык эмоционального вовлечения и контакта, в большинстве всё просто: я — начальник, ты — дурак. Вот и теряем мы то, что ещё живо с детства. И к моменту взросления своих детей у нас остаются навыки насилия и подчинения. И мы применяем из к своим детям, теряя их доверие и уважение. А дальше замкнутый круг следующего поколения. Печаль.
Больше статей