Две семьи на одной даче, ребёнок-пекарь и сбежавший пёс. Правила жизни в изоляции хозяйки социального бизнеса Ольги Барабановой

Две семьи на одной даче, ребёнок-пекарь и сбежавший пёс. Правила жизни в изоляции хозяйки социального бизнеса Ольги Барабановой

Время чтения: 5 мин

Две семьи на одной даче, ребёнок-пекарь и сбежавший пёс. Правила жизни в изоляции хозяйки социального бизнеса Ольги Барабановой

Время чтения: 5 мин

В «мирное время» Ольга Барабанова разрабатывает легкие кресла-коляски для детей и взрослых. Но сейчас ее дело, как и любой другой социальный бизнес, само нуждается в поддержке. Пути выхода из кризиса Ольга, ее муж, дети Сеня (8 лет) и Маша (11 лет) продумывают на даче. А помогают им подруга семьи с маленькой дочкой: ребята решили не бросать их в большом городе и взяли с собой на природу.

1. Мы шутим, что тоддлер, первоклассник и подросток — идеальное бинго. Но не предложить подруге с маленьким ребенком поехать с нами на дачу просто не могли: в маленькой квартире им было бы совсем невыносимо. Недавно у знакомой в фейсбуке я прочитала размышления ее сына, где он говорит, что ему жалко маленьких детей, потому что им, наверное, в изоляции тяжелее всего. Наблюдая за нашей дошкольницей здесь, легко понять, что маленьким детям очень тяжело в квартирах. Здесь, на даче, ей намного проще — просторнее, много всяких интересных дел и штук для изучения, много людей. А вот для старших детей все это, наоборот, может быть проблемой.

2. Мы признаем право детей на злость из-за всего, что происходит. Понимаем, что тяжело сейчас старшей Маше, которой 11 лет, а это возраст формирования социальных связей. Ей очень непросто переносить отсутствие реальной школы, общения с друзьями — сейчас для нее это важно. Плюс Маша до карантина ходила стажироваться в кондитерскую, у нее есть мечта — открыть собственную пекарню. И вот там она всему училась, а сейчас ей без этого хобби грустно. Поэтому здесь мы постоянно что-то печем, несмотря на довольно неудобную духовку (она газовая и плохо нагревается). Вот сегодня утром Маша приготовила очень вкусный хлеб — мы ее в этом поддерживаем, поощряем.

3. Мы все друг к другу притираемся, пытаемся создать какой-то режим. Младший ребенок, Маруся, встает раньше всех, всех будит. Сначала по этому поводу было много недовольства старшей Маши, которая говорила, что вообще на это не подписывалась, на такие приколы. У нее, мол, весь год был тяжелый, она собиралась высыпаться, коль уж дистанционное обучение начинается в 10 и можно в пижаме включить айпад. Но постепенно все смогли договориться.

4. Мы составили расписание, кто что делает по дому. Например, договорились, что мама Маруси, которая встает с ней первая, готовит завтрак, распределили другие семейные обязанности, составили график со всеми делами и с галочками — приготовление еды, уборка, мытье посуды, выгул собаки и так далее. В «мирное» время все мы много работаем, редко появляемся дома, пользуемся различными облегчающими быт сервисами — от уборки до доставки еды. А сейчас все эти дела наряду с работой, которая все равно есть удаленно, стали частью ежедневной рутины. К этому тоже пришлось привыкать.

5. Дети в этих наших условных дежурствах тоже участвуют. Но мы не зацикливаемся, стараемся присматриваться друг к другу. У кого-то может болеть голова, кто-то может себя плохо чувствовать, кто-то может быть в маниакальной стадии и предлагать поехать кататься на велосипедах в лес со всеми детьми. Важно все эти причины учитывать и уметь подхватить друг друга. В общем, для нас хозяйство стало командной работой. Мне, например, очень сложно бывает признавать, что я плохо себя чувствую и физически, и морально, что я могу хотеть лежать с сериалом. Но здорово, что другой взрослый может это увидеть — и позволить тебе отлежаться, без проблем взять на себя твои обязанности.

6. Иногда дети дружно строят из лего три часа, а потом могут все вместе по разным поводам рыдать. А могут рыдать по очереди и по очереди не хотеть ничем заниматься. Эта жизнь вообще очень сильно не похожа на нашу привычную, поэтому первое время было тяжело ее принять. В обычной жизни дети каждый ходят в школу, в которой они до 5 вечера, потом по очереди кто-то их забирает, проводит с ними вечер, пока второй на работе. С выходными у нас тоже были разные сценарии: случалось такое, что в один из выходных дети встречались с кем-то из бабушек и проводили время у них либо с кем-то одним из взрослых, пока другой работал, либо мы проводили выходные вместе. А здесь все в какой-то одной сплошной субботе, и подчас тяжело бывает понять друг друга.

7. Недавно я говорила подруге, что мне нужна будет клиника неврозов, когда закончится изоляция. Там как минимум можно будет просто полежать в тишине. Сегодня, например, утро началось с того, что дети гуляли с собакой, не натянули ей шлейку, и собака убежала. Они до сих пор ее ищут, потому что собака из приюта. Конечно, есть ощущение, что апокалипсис каждый день выходит на новый круг.

8. Мы, взрослые, пытаемся поддерживать друг друга и детей. Часто говорим о том, что это ситуация очень высокой тревожности. Все, что происходит вокруг, её не может не вызывать, и важно понимать, что она съедает ресурс. А сейчас у нас и так ресурсов меньше, чем обычно, так что нужно еще и хвалить себя за то, что ты сделал что-то, и совсем себя не ругать. Нам, конечно, помогает то, что мы на природе. В первое время это было даже как-то магически, потому что мы вырвались сюда после трех недель сидения в Москве — и это был приятный шок.

9. В какие-то моменты я просто заставляю себя выйти из дома и куда-то идти. На ходу обычно созваниваюсь с друзьями, которые живут в других странах: одна моя подруга во Франции, другая — в Новой Зеландии. Общение с ними для меня — очень ресурсный момент. А еще у меня есть близкая подруга Женя, с которой мы созваниваемся каждый вечер, и я каждый раз очень жду этого момента. Еще меня очень поддерживают книги: я читаю по вечерам, и это прямо моя мотивация. Когда начинают опускаться руки, я думаю о том, что вечером дети уснут, а я прочитаю еще пару глав какой-нибудь прекрасной книги. Детям мы тоже читаем каждый вечер, и это наша традиция, завершающая день и поддерживающая в них интерес и мотивацию быть на даче.

10. Когда все закончится, дети мечтают пойти в кино. Маша хочет встретиться с подружками, поскорее вернуться в пекарню. А у меня внезапно появилось осознание, что я давно хотела, но постоянно откладывала на потом и считала несущественным желание поехать в свой родной город. Я там выросла, но не приезжала уже 11 лет и вот сейчас мечтаю, что обязательно туда вернусь, когда изоляция закончится.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей