«Если в классе кого-то травят — значит, в обществе что-то неладно»
Теги по теме:

«Если в классе кого-то травят — значит, в обществе что-то неладно»

Психолог Галина Солдатова — о причинах агрессии в школе
17 октября, 2016

«Если в классе кого-то травят — значит, в обществе что-то неладно»

Психолог Галина Солдатова — о причинах агрессии в школе
17 октября, 2016

Пострадать от школьной травли может любой ученик, зачастую без конкретных оснований для агрессии, считает психолог, профессор факультета психологии МГУ имени М. В. Ломоносова Галина Солдатова. В интервью Михаилу Карпову для портала «Лента.ру» она рассказала о причинах буллинга и о том, как решить эту проблему.

«Школьная травля (или, используя современную терминологию, буллинг) как таковая мало изменилась за 20 лет — разве что сейчас всё больше используются последние технологии», — рассказывает Солдатова. С появлением смартфонов и социальных сетей школьная травля переросла в «кибербуллинг». Причины агрессии могут быть разными: социальными, экономическими, семейными, ситуационными и другими. «Как правило, это совокупность факторов», — уверена психолог.

Солдатова отмечает, что чаще всего объектом травли становятся дети, выделяющиеся из толпы: «Это может быть новичок, которому устраивают проверку, определяя границы дозволенного. Жертва может быть другой этнической принадлежности. Пришёл в класс, скажем, мальчик-киргиз, а там все дети русские, москвичи. С большой долей уверенности можно сказать, что это станет потенциальным поводом для конфликта».

5 главных мифов о травле в школе

Обидчик оценивает, согласится ли потенциальная жертва на приклеенный ярлык — стигму: «Это социальное клеймо, которое, как правило, определяется принадлежностью к той или иной непопулярной в обществе группе и незримо сопровождает людей различного возраста». Дети чутко улавливают эти стигмы, получая информацию об этом из семьи, на улице, в средствах массовой информации, объясняет Солдатова.

«Это вообще лакмусовая бумажка: если в классе кого-то травят, например, по этническому признаку, значит, и в обществе в этом смысле что-то неладно»

Психолог делит детей, которых так или иначе затрагивает школьная травля, на несколько типов: сочувствующие, которые хотят заступиться, но боятся, поскольку обидчик — сильный; поддерживающие, которые не вмешиваются, но одобряют травлю; равнодушные, которым нет до происходящего дела. При этом она выделяет особую категорию «защитников».

«Существует экспериментальное исследование, показывающее, что если начался буллинг и среди свидетелей есть защитники, то конфликт иногда заканчивается за первые 10 секунд», — подчёркивает Солдатова. Если же никто не вступается за жертву, то это «становится хорошей почвой для дальнейшей травли — даёт обидчикам все основания покрасоваться, унижая другого ребёнка».

«Чем больше свидетелей, тем меньше шансов на то, что кто-то вступится за жертву»

Если свидетелем травли стал один ребёнок, то он поможет жертве с большей вероятностью, чем если соберётся толпа зрителей, уверена Солдатова: «Дети, ставшие свидетелями травли, получают определенный жизненный опыт, и если после этого не следует соответствующая воспитательная работа, он закрепляется в форме соответствующего поведения и выбранных ролей в аналогичных ситуациях».

Что говорят о феномене буллинга учёные, медики и психологи

Многие родители поддерживают сложившуюся систему, уча детей «не лезть куда не надо». Солдатова отмечает, что если не вести в школах работу с детьми, то это будет способствовать появлению в обществе равнодушных свидетелей агрессии. Сегодня в разных странах мира уже появились программы по комплексной профилактике систематического агрессивного поведения.

Солдатова утверждает, что агрессия стала нормой в поведении школьников — она рассказывает о проведённом исследовании, в ходе которого выяснилось, что каждый пятый ребёнок сказал, что он был жертвой школьной травли. При этом, в участии в травле призналось больше детей.

«Тех, кто считает себя агрессором, оказалось больше — каждый четвёртый»

Психолог видит только один выход: «Работать всей школой, говорить и с жертвой, и с агрессором, и со всем классом». Мероприятия по профилактике травли нужно проводить «на уровне всего класса, групп внутри коллектива и в индивидуальном порядке». Этот вопрос не должен оставаться без внимания ни администрации учебного заведения, ни конкретных учителей, считает Солдатова.

В сентябре детский телеканал Cartoon Network объявил месяц антибуллинга. Об историях школьной травли, которые необходимо прочитать родителям, детям и учителям читайте на «Меле» в материале Олеси Скопинской «10 книг о травле в школе».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет