«Мы как фейсбук, только у нас собираются, чтобы учиться» | Мел
«Мы как фейсбук, только у нас собираются, чтобы учиться»
интервью

«Мы как фейсбук, только у нас собираются, чтобы учиться»

Основатель OpenLearning.com Ричард Бакленд о будущем образования
Время чтения: 6 мин

«Мы как фейсбук, только у нас собираются, чтобы учиться»

Основатель OpenLearning.com Ричард Бакленд о будущем образования
Время чтения: 6 мин

«Мы как фейсбук, только у нас собираются, чтобы учиться»

Основатель OpenLearning.com Ричард Бакленд о будущем образования
Время чтения: 6 мин

Одна из главных новостей образовательных новостей этой осени — запуск Национальной платформы открытого образования. Россия старается не отставать от мировой моды на открытые онлайн-курсы. Алиса Спирина поговорила с одним из пионеров этого движения — австралийским ученым Ричардом Баклендом.

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену

В Австралии Ричард Бакленд — большая знаменитость. В первый год запуска OpenLearning платформа собрала десятки тысяч студентов. А через пару лет Бакленд получил звание «Просветитель года». При этом себя он видит прежде всего математиком и ученым, и немалый процент курсов OpenLearning — его собственные лекции.


Зачем успешному преподавателю понадобилось создавать курсы онлайн-обучения?

Изначально мне просто хотелось помочь школьникам, которые еще до поступления в университет успевали разочароваться в математике и информатике. Из-за неприятного школьного опыта они даже не рассматривают возможность изучения математики или работы с компьютером в университете. Я много лет пытался бороться с этой проблемой — прорывался в школьные экзаменационные комиссии, участвовал в разработке программ, делал все что мог, чтобы сделать эти предметы интересными. И ничего у меня не вышло. Потому что бюрократии было слишком много, а результатов слишком мало. Одному со всем этим не справиться. И тогда я подумал: не получается изменить что-то в школе — может, придумать что-то внутри университета? Ведь я сам руковожу университетом и могу делать в нем что захочу.

Мы открыли курсы для школьников при университете. Но вскоре я понял, что посещать их смогут только те, кто живет или учится неподалеку, а это совсем мало ребят. И я стал записывать лекции. Тогда, еще в девяностые, я просто записывал их на диски и раздавал школьникам, а когда появился Youtube, стал их выкладывать. Успех был огромный, студентам очень нравилось. Я подумал, а почему бы не сделать эти ресурсы открытыми для всех? Мои видео получили миллионы просмотров.

В какой-то момент я перестал проверять свою почту, потому что у меня руки сводило от бесконечной переписки со студентами

Пишет, допустим, человек из Индии, что он и не мечтал, что когда-то сможет получить образование, а теперь его жизнь перевернулась. Или другой, который был не способен находиться в обществе других людей. Или еще кто-то, кто всегда хотел заниматься компьютерами, а родители заставили идти в стоматологию. И вот так писали люди со всего света, из Африки, из России, отовсюду. Я понял, что всего одно случайное решение — сделать курсы открытыми — стало самым важным шагом в моей жизни.

Идея онлайн-образования меня покорила. Только я стал задумываться, что мои видео, хоть их и видит столько людей, они все равно что Википедия, только с картинками.

Это все равно совсем не то, что быть на уроке в классе. Я пытался использовать Google Comments, чтобы получать комментарии к видео и создать иллюзию общения. Но тут же стали писать недоброжелатели, да и реклама меня раздражала. Тогда я решил, что стоит основать свою собственную компанию. Это все было задолго до появления Coursera и Edx, но мы были скромным австралийским университетом, так что только когда заявила о себе Coursera со Стенфордом и Гарвардом, вот это уже стало прорывом. Все делалось силами студентов-волонтеров.

Моя компания… ее и моей—то назвать сложно: ей управляют сами студенты, я, считайте, кофе подношу

Вся организация держится на молодых людях от двадцати до тридцати лет. Я единственный, кому уже есть тридцать. Все эти ребята бросили ради проекта серьезные работы, отвергли очень привлекательные предложения. Очень многим предлагали работу в Google, а одному — возглавить австралийский Twitter. Но все они здесь, потому что страстно верят в то, что мы делаем, в то, что образование должно быть удовольствием и что образовательная платформа должна давать общение.

Для нас важно, что студенты существуют в одном сообществе. Их обучают не видео или тесты. Цель образования не просто накачать человека новой информацией. Цель образования — дать ему новые навыки, изменить что-то в его жизни, а вместе с этим уже и знания. И происходит это таким образом только при наличии социального контекста. Наша платформа выстроена вокруг идеи разделить радость обучения с другими людьми. Это конечная точка.

Уверена, что многим, не знакомым с МУК, непонятно, чем все-таки лекция на OpenLearning или любой другой платформе отличается от обычной записи урока в YouTube?

Здесь хочется взять время на размышление. И не потому, что ответ сложный, а потому, что ответ очень объемный. Видео — это только контент. Вот представьте: я зашел в класс, я сразу оцениваю общую атмосферу — может быть, помещение уютное, мне в нем приятно, может быть, меня встретили улыбающиеся люди, которые готовы со мной общаться.

Человеческий контакт, улыбки, похвала, помощь соседа, эмоции, доброта — все это исчезает, когда вы в одиночестве смотрите видео в Youtube

Видеозапись, как я уже говорил, — это Википедия с картинками, а платформа — это целый образовательный опыт. По крайней мере, мы старалась ее такой сделать.

Все устроено так, что даже если учитель мало вложился в свой курс, результат будет хорошим. Совсем недавно было тому подтверждение. На новый курс подписались тысячи студентов, но учитель просто забыл заполнить его необходимыми материалами. То есть он говорил студентам работать самостоятельно над заданием, но не выкладывал материалы с самим заданием. Студенты решили, что так было задумано, начали активно общаться, придумывать задание, которого не было, выкладывать материалы.

У нас все очень интерактивно — можно прокомментировать любую страницу, добавить свой контент. Невозможно просто создать страницу с некачественным или неполным содержанием — тут же ее начинают комментировать студенты, выкладывать ссылки. Каждая страница курса — это отдельная площадка для общения. Вот вам и ответ, в чем отличие от обычной видеозаписи: мы предлагаем живое общение в дополнение к каждому элементу содержания

Вы не просто смотрите видео, а потом оставляете комментарий. Вы смотрите видео и участвуете в обсуждении. У нас очень много инструментов для создания собственного контента или оценки материалов других участников. Мы понимаем, насколько важно для студентов получать положительную оценку, поэтому у нас есть специальные разделы, где люди выкладывают свои работы, обсуждают работы других. На платформе масса разных способов сказать спасибо за помощь. Есть и оценка твоего положения в сообществе. Мы как Facebook, только в нашем случае люди собираются вместе, чтобы учиться.

Онлайн-образование часто кажется сомнительным предприятием, потому что не предлагает никакой системы. Если ты студент вуза, тебя все время организуют и контролируют. Ты живешь в четких рамках расписания и регулярности занятий. В случае с МУК человеку приходится взять на себя функцию контролера. Можно ли в таких условиях добиться качественного результата?

— Когда мы думали о том, как нам перейти от реального обучения к онлайн, мы понимали, что потерь будет много, но нам хотелось их минимизировать. И конечно, теряется система, при которой ты живешь с привычкой каждый день ровно в три приходить в класс. Расскажу вам историю. Я обожаю телешоу «Да, министр», ему уже сто лет, оно было сделано в Британии, это очень смешно. Я собрал все серии и постоянно предлагаю детям посмотреть «Да, министр» вместе. И каждый раз: «Нет, пап, не хотим». А тут мы поехали к моим родителям, и это шоу шло по телевизору. Мы всей семьей хохотали. Мы провели у родителей три дня, и каждый вечер мы все собирались у экрана. Возвращаемся домой, я полон уверенности, что мое время пришло, тащу детей смотреть то же шоу, но опять ответ: «Нет, нет, пап, не хотим». И мы не посмотрели вместе больше ни одной серии.

Вот моя теория: когда что-то идет по телевизору, если ты не успел это посмотреть, ты все пропустил. Это потеря, а терять люди не любят. А если в углу стоит стопка DVD, вы ничего не теряете, если их не смотрите. То же с лекциями. Если лекция в шесть и вы не придете, вы ее пропустили. Но вот если у вас есть видео, вам совершенно не нужно смотреть его в определенное время. Даже самые прилежные мои студенты не смотрят вовремя все лекции.

Вот мы часто обсуждаем проблему прогулов, но никто не осмеливается честно говорить о том, сколько онлайн-лекций студенты действительно смотрят

Возьмите самые увлекательные, самые уникальные видеолекции на свете — студенты все равно не будут их смотреть. Во всем виноват эффект «Да, министр». Нет ощущения, что это нужно посмотреть сейчас же. Что происходит дальше: студенты в панике начинают все смотреть в последний момент. Это уже не самый приятный опыт.

Нам нужно было выстроить систему, которая замещала бы тот тайм-менеджмент, который вы получаете в университете. Первый механизм — это визуальный индикатор прогресса. Странным образом для многих студентов это сильный стимул. Есть еще идея, которую я как раз собираюсь применить: в начале курса я буду просить студентов установить срок завершения курса. Желание успеть в срок тоже должно мотивировать. Второе — мы играем на нежелании студентов что-то пропустить. Курс начинается в определенное время, к нему нельзя присоединиться в любой момент. Так мы создаем категорию «сейчас». Все комментарии идут в реальном времени. Примерно половина участников курса вступает в дискуссию. И поскольку курс становится такой энергичной, живой средой, ты можешь что-то упустить. Допустим, все уже обсуждают лекцию четыре, а ты пока сидишь на второй. Так толпа понемногу синхронизируется.

Есть еще одна стратегия, это, конечно, полное безумие. Я это делаю, когда сам веду курс, прохожу его вместе со студентами. Я объявляю: «Я буду смотреть лекцию номер четыре в среду в шесть. И вы можете посмотреть ее вместе со мной». Дальше, когда они будут смотреть лекцию, они увидят меня в отдельном окошке, у них будет возможность синхронизироваться со мной, смотреть с того же места, и тогда мы сможем общаться, обсуждать то, что видим, комментировать. Я пытаюсь восстановить те самые веселые вечера просмотра «Да, министр». Конечно, можно посмотреть видео и в другое время. Но тогда вы не поболтаете со мной. И чем больше людей синхронизируются, тем больше будет общий класс. Пятьдесят человек, сто, тысяча. И вот мы все смотрим, болтаем, смеемся, отлично проводим время. Но, безусловно, в конечном итоге контроль в руках студента. На нем все замыкается, судьба его образования решается только им.

Есть какие-то ограничения у МУК? Все ли предметы можно так преподавать?

Ограничения точно есть, но они не связаны со сферой изучения. Будем честны, это просто еще один инструмент, поэтому он хорош одним и несовершенен в другом. Если собирать настоящее занятие, мы можем позвать пять человек, десять, пятнадцать. Но если мы возьмем 500 человек, не дать этому сообществу развалиться будет очень сложно. А в виртуальной реальности группа из 500 человек может прекрасно функционировать.

Сфера изучения никак не ограничена. Вообще, наш образовательный подход основан на тех методах, которые применяются в преподавании гуманитарных предметов — анализ, дискуссии, автономия для студентов, ценность личного мнения, отсутствие домашнего задания, творческие задачи. Мы стараемся преподавать математику и информатику так, как если бы это были гуманитарные предметы. Результаты — фантастические. У моих студентов все складывается отлично, половина австралийского Google — мои ученики.

Мы воспитываем математиков, финалистов мировых хакерских соревнований. И все это подтверждает, что подобная модель обучения действует. Мне кажется, мы создали именно ту среду, которая подталкивает человека идти вперед.

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
"Орущий молодой учитель - это самое ужасное"
10 главных исторических фильмов. Часть первая
К комментариям(2)
Комментарии(2)
Спасибо за материал!
Но все-таки МООК по-русски (Массовые Открытые Онлайн-Курсы), а не МУК.
Алиса, спасибо за материал. Поговорите с Максимом Спиридоновым и другими нашими отечественными, российскими разработчиками онлайн-курсов… Там тоже есть опыт, интересные примеры, бурный рост и неожиданные ракурсы.
Больше статей