«Девочка, собери борщ»: гендерное воспитание в российских детских садах

«Девочка, собери борщ»: гендерное воспитание в российских детских садах

19 071
45

«Девочка, собери борщ»: гендерное воспитание в российских детских садах

19 071
45

Что такое гендерное воспитание и существует ли оно в российских детских садах? Чему учат (и чему не учат) в дошкольных учреждениях мальчиков и девочек? И как говорить с детьми о гендере? Разбираемся вместе с психологами и социальными исследователями.

Мальчики — принцы, девочки — Золушки

«Мальчикам прийти в костюме принцев, девочкам — в платьях Золушек» — такое сообщение появилось в родительском чате редактора «Мела» перед 8 Марта. Праздничный утренник в детском саду, куда ходит ее дочь, решили провести в стилистике сказки братьев Гримм. Один из запланированных номеров — «танец-стирка». Чтобы поучаствовать в танце, каждая девочка должна принести из дома таз.

В одном из детских садов Нижнего Новгорода на День защитника Отечества организовали «танцы с автоматами» (оружие, конечно, было игрушечным). В саду в Ленинградской области 23 Февраля этого года мальчики занимались физкультурой в советских пилотках, а потом принесли домой медали, чтобы «поздравить пап». В том же саду 8 Марта прошлого года девочкам предложили «собрать борщ» из пластиковых овощей и помочь бабушкам и мамам, которые «никогда не знают, что надеть», — нарядить их в бусы и шляпки.

Репертуар утренников на «гендерные праздники» заставляет задуматься о ролях, которые предлагают маленьким детям в детских садах. Мы решили разобраться, как выглядит гендерное воспитание для самых маленьких и вне 8 Марта и 23 Февраля — на всех уровнях, от государственных стандартов до отдельных учреждений. И обсудили со специалистами, насколько все это полезно для детей.

Что прописано в стандартах и методиках

В официальных документах для дошкольных учреждений нет никаких рекомендаций по различному воспитанию мальчиков и девочек в детских садах. Нет их ни в Федеральном государственном образовательном стандарте (ФГОС), ни в Примерной основной образовательной программе дошкольного образования, созданной для реализации стандарта.

Более того, в Программе, например, наравне с другими есть такая цель — «обеспечение равных возможностей для полноценного развития каждого ребенка в период дошкольного детства независимо от места проживания, пола, нации, языка, социального статуса». Иными словами, Программа призывает к гендерному равенству в дошкольном образовании, это одна из ее ценностей — наравне с укреплением здоровья детей, их общим развитием и поддержкой семьи.

Идеи по-разному обучать мальчиков и девочек или обучать их различиям полов появляются в документах статусом ниже — например, в авторских программах, созданных на основе ФГОСов, и в методичках, выпущенных Федеральным институтом развития образования. Учат этому и на курсах повышения квалификации для педагогов и воспитателей.

Пример популярной в детских садах авторской программы — пособие «От рождения до школы. Примерная общеобразовательная программа дошкольного образования» 2014 года. В ней, например, пишут, что цель детского сада, кроме всего прочего, — формирование и закрепление «традиционных гендерных представлений».

Авторы полагают, что уже в 4–5 лет нужно формировать у детей «первичные гендерные представления»

И поясняют какие: «Мальчики сильные, смелые; девочки нежные, женственные». Мальчиков этому предлагают учить, например, в День защитника Отечества — «воспитывать в мальчиках стремление быть сильными, смелыми, стать защитниками Родины».

«Научить осознавать неотвратимость пола»

Отдельные детские сады обычно работают по программам, разработанным на основе ФГОСов и пособий. В них тоже могут появляться элементы гендерного воспитания. Например, детский сад «Ромашка» в городе Советский Тюменской области разработал целую программу «Мальчики и девочки — два разных мира» для детей 5–7 лет. Ее цель — формировать «устойчивые формы межличностного взаимодействия мальчиков и девочек» и «гендерную принадлежность» детей.

Для этого предлагают создавать специальную среду, которая «стимулирует выражение дошкольником в жизнедеятельности своего мужского (женского) образа»

Например, разделять игрушки для мальчиков и девочек, делать так, чтобы они играли отдельно и в разных пространствах, давать детям предметы разного цвета (розовые — девочкам, синие — мальчикам), все время подчеркивать их пол.

Авторы программы считают, что детям нужно объяснять особенности поведения в связи с полом и обучать особым ролям в семье и обществе (мальчики — «маленькие рыцари», «будущие мужчины», девочки — «маленькие хозяюшки», «будущие мамы)». Программа предлагает научить детей четко осознавать «необратимость своего пола».

«Мужчина и женщина в семье и обществе»

«Цель: <…> Формировать представления о социальных функциях, воспитывать стремление подражать позитивным формам мужественного/женственного поведения. Обогатить представления о мужских и женских профессиях. Для мужчин характерны профессии, которые позволяют проявить героизм, смелость, физическую силу, отвагу, благородство, умение прийти на помощь. Женщины выбирают профессии, позволяющие проявлять миротворчество, отзывчивость, доброту, умение видеть и создавать красоту».

Из программы «Мальчики и девочки — два разных мира»

Скрытый учебный план

Помимо прописанного в программах и документах, в дошкольных учреждениях можно обнаружить так называемый скрытый учебный план. Именно на уровне скрытого плана реализуется основная часть гендерного воспитания, считают Ольга Савинская и Анастасия Чередеева, социологи из Высшей школы экономики, авторы исследования «Гендерное (не)равенство в детском саду» (2018).

Скрытый учебный план — это те стороны жизни детского сада, которые не прописаны в программах, положениях или правилах внутреннего распорядка, но становятся важной частью его повседневности и по-своему «обучают» ребенка. Термин ввел американский социолог Филип Джексон, автор книги «Жизнь в классе» (1968), в которой он анализировал скрытый учебный план в школах.

Скрытый учебный план появляется из общей идеологической повестки в обществе — и его сложнее отследить, чем официальные образовательные программы. Чтобы узнать о нем, Ольга Савинская и Анастасия Чередеева провели интервью с мамами девочек-дошкольниц, которые ходят в государственные детские сады. И сделали вывод, что гендерные различия пронизывают весь распорядок дня в российских детских садах: они проявляются во время игр, занятий, прогулок, в программах праздников и образах детских спектаклей.

В детских садах у маленьких девочек и мальчиков начинает системно конструироваться специфическое восприятие себя. В них воспитывают ограниченный набор качеств и черт характера, которые могут предопределять будущую образовательную и профессиональную траекторию. Например, с ранних лет девочкам прививают мысль, что им больше, чем мальчикам, подходят творчество и артистические профессии, и их чаще водят на творческие занятия.

А еще девочек рано начинают учить, что красота и послушание — их главные качества и даже основной «капитал»

В целом дошкольное образование в России сильно стереотипизировано. «Пока работа в детских садах строится на том, чтобы подчеркнуть пол ребенка и привести его к какому-то из „полюсов“. Для мальчиков обязательно быть мужественными, для девочек — женственными. Это подчеркивается в том числе на „гендерных“ праздниках вроде 23 Февраля. Если ты мальчик, то ты должен любить оружие, рисовать танки или получать от девочек открытки с нарисованными танками», — рассказывает Савинская.

Ну и что же тут криминального?

Родители в упомянутом исследовании поддерживают элементы гендерного воспитания в детских садах. При этом социологи и психологи говорят о том, что формирование гендерных различий в раннем возрасте скорее вредно, чем полезно.

Ольга Савинская считает, что скрытый учебный план в российских детских садах приводит к излишней «гендерной поляризации» мальчиков и девочек, а за любой поляризацией следует общественная рассогласованность и нестабильность.

Эти идеи подтверждают исследования. Влад Кривощеков, социальный психолог, аспирант Университета Берна в Швейцарии, рассказывает, что попытка поддерживать жесткое гендерное разделение повышает уровень насилия в обществе. Кроме того, когда мы мыслим бинарными категориями («мужчины — женщины», «белокожие — темнокожие»), мы обычно склонны видеть одну сторону как хорошую, а другую — как плохую («черно-белое» мышление). А это вредит нашим отношениям с людьми.

Кривощеков приводит статью группы исследователей из Британии и Италии, которые показывают, что для нас самих и для всего общества лучше, если мы говорим о людях более сложно — не как просто о мужчинах и женщинах, а как об индивидуальностях, наделенных множеством разных признаков и качеств (этнос, возраст, профессия, характер, увлечения, склонности). Это делает отношения более гуманными, улучшает взаимопонимание между представителями разных групп, повышает точность наших суждений о других и об обществе.

Гендерные представления сильно определяют и наше самоощущение. «От представлений о себе в целом до отношения к собственному телу — гендерные стереотипы влияют на все», — говорит практикующий психотерапевт Марина Травкова. У нее самой растут мальчики, и она рассказывает, что тоже часто слышит фразы вроде «мальчик должен быть сильным», «мальчики не плачут» и «тебе плохое слово, а ты сразу бей, раз мужик», которые говорят ее детям.

«Помню один потрясающий эпизод в детсаду старшего сына. У них на физкультуре ввели дзюдо, и дети должны были самостоятельно переодеваться в кимоно. И вот застаю сцену: мальчики покорно-пассивно стоят, а две девочки завязывают на них пояса. Входит воспитательница и говорит: „Девочки, давайте быстрее, тренер же ждет. А Васе почему не завязали?“ То есть и мысли не возникает, что мальчиков стоило бы научить делать это самим, эксплуатация девочек — такая обычная вещь, ведь они сделают лучше. Мне тогда так и ответили на мое недоумение: „Ну они же девочки“».

Из комментария Марины Травковой

Марина Травкова рассказывает, что многие взрослые, говоря с психотерапевтом о детстве, вспоминают о снисходительных, саркастичных, а порой жестких, не сказать жестоких, реакциях ближайшего окружения на что-то, что было проявлением простого детского любопытства.

Мальчиков жестко ругали за попытку накрасить губы маминой помадой, девочек — за отказ носить бантики или желание съесть лишний пирожок («Растолстеешь!»)

«Когда мы прибегаем к гендерным стереотипам, мы часто просим ребенка отказаться от живого себя, — считает Марина Травкова. — Есть хорошая книга „Гендерный мозг“, убедительно и аргументированно (с точки зрения нейробиологии) поясняющая, что мы все разные, вне зависимости от гендера, и мозг у нас разный. Но если последовательно подавлять одни навыки и культивировать другие, обозначая их как „мужские“ или „женские“, то мы и правда получим „женский мозг“ и „мужской мозг“ — так же, как можно получить мозг музыканта, или мозг спортсмена, или мозг любителя математики, если специально тренировать. Жесткое разграничение ролей — „Золушки“ и „принцы“ — это не естественный порядок вещей, а именно что социальное формирование, специальная отбраковка и шлифовка под заданные лекала».

Травкова подчеркивает, что девочка с задатками к решению логических задач, но без поддержки в именно этом направлении, скорее всего, перестанет интересоваться математикой. При этом мальчик без математических способностей, которого тянут с репетиторами, так как «у мальчика должен быть инженерный ум», в результате поступит на мехмат. Иными словами, стереотипы в обществе превращаются в самосбывающиеся пророчества.

Наконец, стереотипы могут просто плохо влиять на психику и наши отношения. Например, во многих культурах считается, что мужчины должны сдерживать эмоции и скрывать свои чувства. Это мешает им устанавливать близкие отношения с другими людьми, справляться со стрессом и просить о помощи — и в результате вредит здоровью. Американская психологическая ассоциация в 2018 году после 40 лет исследований и наблюдений выпустила специальную брошюру о том, как психологу работать с мужчинами и мальчиками, чтобы они научились здоровым образом справляться с эмоциональными проблемами и проявлять эмпатию — несмотря на то, что общество учит их этого не делать.

Как говорить с детьми о гендере

Эксперты рекомендуют поменять содержание программ дошкольных учреждений, например темы утренников в детских садах. Ольга Савинская предлагает вместо милитаризации мальчиков, навязывания им роли солдата на 23 Февраля, выбрать более мирные мужские роли — пахаря, крестьянина, человека, который трудится.

Можно выбрать и другой мирный образ, что-то более современное и в том числе не связанное с профессией. Например, образ вовлеченного отца

По словам Савинской, девочкам в детских садах много рассказывают о роли матери и сами девочки играют в ролевую игру дочки-матери, а 8 Марта часто воспринимается как «праздник мам и бабушек». При этом с мальчиками и со всеми детьми почти не говорят об отцовстве — 23 Февраля не становится днем отцов, и мальчики не играют в семью. Как итог такой социализации, отцы в современной России сильно отстранены от воспитания, многие не участвуют в жизни детей и семьи, считают, что домашними делами должна заниматься только женщина.

Ольга Савинская подчеркивает, что важно говорить с детьми о том, что они могут выбирать и необычные пути в жизни. Например, мальчики вполне могут любить цветы, у них может быть развито эстетическое восприятие. Это часто воспринимают как признак изнеженности, но на самом деле это нормально. «Из таких людей потом вырастают гении, например выдающиеся музыканты — Николай Римский-Корсаков, Сергей Рахманинов, Петр Чайковский. Девочек может увлечь путь таких выдающихся женщин, как летчицы Марина Раскова или Марина Попович», — отмечает Савинская.

Если договориться с детским садом и другими родителями не получается и ребенку продолжают навязывать стереотипы, важно обсуждать с ним это дома. А еще необходимо говорить с детьми об их теле, подчеркивает Марина Травкова — из соображений безопасности: «С трех лет детей учат правильно называть интимные части тела, а значит, нам не избежать и называния вагины вагиной и пениса пенисом. С обязательным упоминанием, что это интимные зоны и прикасаться к ним может только сам ребенок или, скажем, родитель, когда его купает. У такого разговора две цели: приучение к гигиене и уходу за собой — и приучение к социальным правилам и пониманию границ. В случае попытки злоупотребления такой ребенок сразу сможет сказать близким, что с ним происходит что-то не то».

Фото: Shutterstock / Altrendo Images

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также:
К комментариям(45)
Подписаться
Комментарии(45)
Сад-не единственное место воспитания ребенка. Основополагающим всегда было и остаётся дом с родителями. А естествоиспытатели типа социологов и психологов пусть курят в своих сектах что хотят и не лазят своими невымытыми руками по душам наших детей. Десятилетия до этого педагогика обходилась без этих нахлебников и как-то пережили и демографические и взрывы, и срывы.
Всегда были, как говорил один известный актер, мартышки на ветвях искусства. Вот пусть и сидят на своем дереве.
Вы наверное из тех, кто раньше считал, что и острономия то не наука 😂
Я не согласна с посылом статьи о вреде «ограниченного» гендерного, а потому ужасно стереотипного, воспитания детей. Мода на воспитание детей может быть какая угодна, но со временем все возвращается на круги своя. И женщины, права которых так отставиает прозападная педагогика, в 30-40 лет начинают ходить по столь популярным нынче тренингам «Как развить в себе женственность», «Как выйти замуж», «Способы мотивации своего партнера» (подразумевается, мотивации на то, чтобы «быть сильным» «защитником» и «добытчиком»).
Так на эти тренинги как раз и ходят те, кто выращен в этой парадигме стереотипов.
Отвратительно! Просто противно читать! Это все путь к разм, ыванию понятия пола! А эти психологи из статьи вместо того, чтобы помочь уже взрослым людям принять свой пол, поддерживают европейские ценности трансгендеров. Детей не трогать! Вы калечите их жизни! Они должны получить гендерное воспитание, потому что природа уже за вас выбрала хх или ху. И девочка хочет быть женственной и не может носить тяжести, например, так от этого страдает ее здоровье, а мальчики хотят играть в солдатов, и по природе своей менее эмоциональны.
Мальчики 'паприроде' не менее эмоциональны. Эмоциональность зависит от очень многих факторов, но не от пола. То, что мальчики реже показывают эмоции, не говорит о том, что они менее эмоциональны. И кстати здоровье мальчиков не страдает от того, что они таскают тяжести? У любого человека от систематического поднятия тяжестей может возникнуть геморрой, например, и мужчины не исключение. Просто понятие тяжестей разнится от человека к человеку, опять же, независимо от пола.
Не средневековье на дворе всё-таки, а Вы всё ещё живёте глупыми стереотипами. Стыдно должно быть.
Показать все комментарии
Больше статей