«Если вы перешли на дистант и у вас нет проблем, то у вас нет дистанта»

«Если вы перешли на дистант и у вас нет проблем, то у вас нет дистанта»

Как российские вузы осваивают онлайн-форматы
3 009

«Если вы перешли на дистант и у вас нет проблем, то у вас нет дистанта»

Как российские вузы осваивают онлайн-форматы
3 009

Пандемия коронавируса внесла коррективы в работу учебных заведений по всей стране. В онлайн-формат перешли не только школьники, но и студенты. Об особенностях дистанционного обучения в вузах в прямом эфире в инстаграме «Мела» рассказала Светлана Велединская, директор Центра повышения квалификации и переподготовки ТГУ.

Первый этап перехода — инструментальный

Сейчас в любом вузе вам бодро рапортуют, что перешли на дистанционку очень быстро, потому что никаких других вариантов просто нет. Недавно мы вели семинар для томских вузов, я приглашала коллег, и одна из них говорит: «Все нормально. Мы перешли на дистант, и никаких проблем нет». Я отвечаю: «Если вы перешли на дистант и у вас нет проблем, то у вас нет и дистанта».

По моему опыту, есть несколько волн перехода на дистанционный формат. Мы как раз входим в третью волну. Первый этап я называю организационно-инструментальным: нужно было перевести в онлайн большой университет с учетом разработки определенной нормативной базы.

Для преподавательского состава первым испытанием стали инструменты. Как и что использовать? И это Томский государственный университет — один из лидеров российского онлайн-образования! Мы партнеры Coursera. У нас более 85 открытых массовых онлайн-курсов, на которых учились около миллиона человек по всему миру. У нас сформирована электронная среда в Moodle. Однако даже в нашем вузе не каждый преподаватель быстро адаптировался к дистанционному обучению.

Нужно учитывать, конечно, что ТГУ — вуз с совершенно особым отношением к педагогам. Я могу об этом говорить, потому что работала в нескольких вузах. И нигде я такого отношения к преподавателю как к какому-то священному человеку не видела.

Здесь невозможно сказать: «Все заводим курс в Moodle. Делаем то-то и то-то, вот вам инструкции». Всё идет через осознанное согласие, беседы с преподавателями

Я сама большой энтузиаст смешанного и онлайн-обучения. Во все программы повышения квалификации мы так или иначе этот элемент добавляли. Мы пытались подготовить преподавателей к будущему, но все равно в первый период был шок: «Какой Moodle? Какой аккаунт? Куда зайти? Как проводить вебинары?» На решение этих вопросов ушло 2–2,5 недели.

Вообще, первый приказ по вузу по переходу на дистант был рассчитан на две недели, и мы думали, что такой формат будет существовать недолго. Когда я спрашивала, многие говорили: «Я дал задания, студенты делают. Я жду». Потом все поняли, что надо все-таки переходить на онлайн-формат. В этот же момент у большого количества преподавателей случился шок психологический.

И тогда мы запустили проект «Пара на диване», не рассчитывая, что он будет краудсорсинговым. Мы хотели снять психологический дискомфорт лекторов, объясняя каждый день такими маленькими роликами как преподаватель преподавателю, что дистанционное обучение — это несложно, реально. Со временем видео стали записывать и другие педагоги, присоединились другие вузы.

Этот ход — через преподавателя к преподавателю — сыграл свою роль. Такой же проект есть у университета «20.35», но они его запустили чуть позднее, чем мы. Мы гордимся, что наш проект вышел раньше, хотя, конечно, у нас не такой охват. Мы до сих пор публикуем ролики. Я считаю, что на первом этапе они помогли создать психологический комфорт.

Второй этап — методический

Когда преподаватели освоились, началась вторая волна — уже методическая. Все научились проводить вебинары, знают, где находятся инструменты, но студентам занятия не очень нравятся. Мы ведь привыкли к тем форматам, которые прекрасно проходят в аудитории. Вузовские лекторы привыкли стоять за кафедрой. Они всегда в центре. А тут попадают в другую среду, и у них теряется контакт с аудиторией. Студенты начинают прятаться за аватарками: они вроде пришли, а вроде их нет. Начинается преподавательская фрустрация: «Онлайн-обучение — это плохо. Оно ничего не дает! Качество образования падает!»

В этот момент нужно объяснить педагогу, что в онлайн- преподавании всё несколько иначе. Но если вузы останавливаются на устранении только инструментального дискомфорта, они перекрывают себе путь в будущее образования. Оно, я уверена, возникнет на стыке того, что мы накопили: тех прекрасных практик, которыми вузы славятся, и тех возможностей, которые даёт онлайн-формат.

Чтобы решить методическую проблему, мы, Томский государственный университет, призвали всех своих коллег. Всего в Томске шесть вузов, они очень разные: это сильнейший медицинский университет, политехнический, университет систем управления и радиоэлектроники, педагогический, строительный. Но экспертное сообщество людей, которые владеют технологиями преподавания в онлайне, небольшое.

Вот уже четвертую неделю мы ведем вебинары. На них разбираем вопросы: «Как читать лекцию?», «Почему лекцию в полтора часа студенты не слушают?» А это так. Человек просто умирает, потому что обычного преподавателя слушать в онлайне невозможно. Для студента этот темп медленный. Не хватает обратной связи. Поэтому мы начинаем разговаривать с преподавателями о методике проведения лекций и практических занятий.

Третий этап — понять, что делать с аттестацией

Третью волну мы только нащупали, когда поняли, что так нам работать ещё долго, до конца семестра точно. А это итоговые испытания, промежуточная аттестация. Опять начались дебаты, в которых принимают участие ректоры и проректоры вузов. Правда, они в основном ведутся вокруг того, как нанять прокторинговую (контролирующую) компанию, которая будет следить за тем, чтобы студенты не списывали. Вот она, проблема: студенты списывают на экзаменах. Ребята, они у нас всегда списывали! Когда идешь во время сессии по университету, они все сидят на скамейке и что-то диктуют. Это же вопрос не к дистанту. Это вопрос к тому, что мы понимаем под аттестацией.

Уже давно пора перестроить систему зачетов и экзаменов на задания, которые покажут, чему научились студенты. А какую информацию и как они при этом используют, — это вторично. Главное — сформулировать задания, на которые нет готовых ответов.

При традиционном экзамене по билетам мы всё равно от списывания не уйдем, а потом будем на онлайн-обучение и технологии катить бочку, что это неэффективно

Организуем прокторинг — сведем экзамен к тестам. Но что они позволяют проверить? Запомнил — не запомнил. Понял — не понял. Частично — применял — не применял. Например, артикль в английском языке, формулу в математике простейшую. А высшее образование — это аналитика, синтез, прогноз, создание чего-то нового. Как вы это проверите тестами?

Акцент в аттестации надо переводить на проектную работу. Можно предложить комплексные задания, которые студенты выполняют в установленное время, и разрешить пользоваться всем чем угодно. Но к заданию должны быть предъявлены чёткие требования, критерии оценивания, а это большая проблема образования — как онлайнового, так и офлайнового, потому что у нас просто нет методической проработки и слабое проектирование образовательных решений и процессов. Без них мы никуда не двинемся.

Но если мы проработаем этот вопрос, то навсегда поженим офлайн и онлайн. Они будут прекрасно друг друга дополнять. В онлайне масса плюсов, которых не хватает в традиционном учебном процессе, а сейчас они становятся возможностями. Расширение рамок аудитории дает серьезнейший прирост качества образования, когда студент не только в аудитории учится, но и до прихода в аудиторию.

Посмотрите, какие сейчас форматы расцветают. «Школа 21», всем известная, — это российский аналог французской франшизы Ecole 42. Проект Сбербанка по обучению программистов развивается уже второй год. Они делают филиалы по всей России. Ребята собираются и решают кейсы. Они сами ищут материал, то есть роль преподавателей только в создании этих самых кейсов. Это не формальное образование, но тем не менее сильное обучение в области IT. Пример технологии, где не всегда нужно проверять теорию. Она проверяется через практику, и в этом смысл образования.

А пока в случае с итоговой аттестацией судьба дипломников достаточно логично решается организующими структурами, начиная от министерства. Во-первых, вузам позволено заменить государственный экзамен на защиту выпускной квалификационной работы — или, наоборот, там, где это не получается. Я думаю, что здесь никаких проблем нет. Провести аттестацию в том или другом формате, мне кажется, возможно. Может быть, экзамены где-то будут перенесены на конец лета или начало осени. На тот момент, когда, как мы надеемся, мы выйдем из карантина. Но это для тех специальностей, где задействованы лаборатории.

Действительно, есть зоны в онлайне, с которыми не так просто. Особенно в тех сферах, где серьезная лабораторная база. Для простейших лабораторных можно найти виртуальные симуляции. Существуют целые сайты, где ученики могут пройти простую лабораторную по химии. А серьезные исследовательские вещи, я думаю, будут немного отсрочены.

Онлайн-учёба — это шанс многое приобрести, ничего не теряя

Текущая ситуация хорошо показывает развилку двух английских терминов, которые в русском языке сводятся в один. Это teaching и learning. Teaching — это преподавание, а learning — это обучение, точнее самообучение.

Мы как преподаватели тичинг-центрированы. Мы очень много думаем о себе, своем материале. Это правильно. Это классно. Но сейчас пришло время осознать нашу новую функцию. Не случайно преподаватели используют LMS (Moodle, Canvas), но не задумываются над названием. Оно расшифровывается как Learning Management System — система управления обучением. И наша новая функция отныне, если мы ее хорошо поймем, — это то самое управление обучением, тем, что происходит за рамками аудитории. Нужно серьезно работать методологически, и тогда образовательный процесс выйдет абсолютно на новые уровни. Не теряя ничего, приобретет.

В этот период вынужденной самоизоляции, то есть в период нашего дистанта, мы в ТГУ не отказались ни от одной программы повышения квалификации. Мы их перевели в онлайн без проблем, потому что исповедуем принцип «обучаем, показывая образцы». На прошлой неделе завершилась программа, которая практически полностью шла онлайн, хотя казалась невозможной в таком формате. Это программа по технологиям формирования универсальных компетенций. Она подразумевала различные игровые методики, дебаты, которые мы прекрасно провели в Zoom, групповую работу. Мы полностью ее провели в онлайне, включая подготовку и защиту групповых проектов. Технологии общению со студентами никак не мешают, а только, наоборот, помогают.

Онлайн не терпит монотонности и только способствует беседе. Она возможна практически в режиме реального времени. Если преподавателям не нравятся сложные системы, есть Zoom. Им сейчас пользуются все буквально. Он очень простой, интуитивен и легко осваивается. Заходите и общайтесь.

Мы много используем и открытые образовательные ресурсы. Сейчас же нет необходимости все создавать самим. Загляните, например, на российский Stepik, где собраны виртуальные лабораторные из разных университетов, а у Томского политеха есть прекрасная база виртуальных лабораторных работ. Сейчас все открыты.

Давайте посмотрим на вынужденный дистант как на время возможностей, выйдем за рамки предубеждений и постараемся увидеть то ценное, что можно будет взять с собой в будущее образования.

Пишите вопросы экспертам и присоединяйтесь к прямым эфирам в инстаграме «Мела» по ссылке (эфиры теперь можно смотреть и с компьютера).

Иллюстрации: Shutterstock (VasilkovS)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей