«Опыт онлайна может пригодиться учителям раньше, чем кажется». Гендиректор «Яндекса» в России Елена Бунина — об уроках пандемии

«Опыт онлайна может пригодиться учителям раньше, чем кажется». Гендиректор «Яндекса» в России Елена Бунина — об уроках пандемии

10 174
6
Фото: пресс-служба Яндекса

«Опыт онлайна может пригодиться учителям раньше, чем кажется». Гендиректор «Яндекса» в России Елена Бунина — об уроках пандемии

10 174
6

Пандемия стала глобальным беспрецедентным экспериментом: миллионы российских учителей и учеников вынуждены были мгновенно перейти в онлайн. Генеральный директор «Яндекса» в России, доктор физико-математических наук, преподаватель и мама четверых детей Елена Бунина рассказала «Мелу», какие уроки педагоги могут извлечь из онлайн-обучения.

Долгая дорога к дистанционке

Сегодня дистанционным называется образование, которое человек получает при помощи интернета, не присутствуя в одном физическом пространстве с преподавателем. Многим кажется, что это новинка последнего десятилетия, связанная с развитием цифровых технологий. На самом деле удалённое обучение стало одной из привычных для нас форм образования довольно давно.

Удивительно, но первые вполне серьёзные заочные школы начали работать в Европе и Северной Америке еще в XVIII веке, чему во многом способствовало развитие устойчивой почтовой системы. А уже в 1858 году первую заочную программу организовал Лондонский университет, что сделало высшее образование более доступным.

Передовые дистанционные проекты были и в нашей стране. В 1966 году была создана Заочная физико-техническая школа при МФТИ, которая стала для десятков тысяч школьников дорогой в мир серьезной науки.

Из Заочной школы вышло большое количество нынешних профессоров, докторов наук и даже один лауреат Нобелевской премии

Прошедшие отбор в ЗФТШ получали по почте методические пособия, составленные преподавателями института. Тетради с решёнными задачами школьники отправляли в МФТИ, где их проверяли студенты. Затем тетради с комментариями и исправлениями вновь отправлялись ученикам вместе с новыми заданиями.

Останавливаюсь на этих примерах потому, что понимание истории вопроса поможет нам объективно оценить, что же произошло с нашим образованием за последние несколько месяцев.

Итак, к началу XXI века у нас естественным образом сложились три типа дистанционного обучения. Во-первых, классическое офлайн-образование, при котором большая часть взаимодействия ученика и учителя происходит очно. Но даже в нём есть «дистанционная» составляющая — всем привычные домашние задания. Во-вторых, существует смешанное обучение (blended learning), когда часть программы дети проходят в школе, а часть — дома в онлайне. Так, например, работают «перевернутые классы»: теорию ребята осваивают дома, а в классе вместе с учителем идёт обсуждение пройденного материала и решение практических задач. И, наконец, в-третьих, есть полностью дистанционное образование, которое раньше в школах использовалось крайне редко.

Нормальный ход жизни предполагает, что элементы онлайна будут органично вписываться в привычный образовательный процесс там, где это удобно. Но пандемия без подготовки и очень быстро перебросила всех из офлайна в мир полностью дистанционного образования, минуя здоровую стадию смешанного обучения.

Для многих произошедшее совершенно справедливо стало настоящим шоком

Большинство учителей именно во время пандемии получили первый полноценный опыт работы в онлайне. До установления самоизоляции 60% российских школ совсем не занимались дистанционным обучением и всего 20% учителей взаимодействовали с ресурсами и технологиями для удалённого преподавания. Ученики тоже были почти не знакомы с этим форматом: на начало 2019/2020 учебного года только 4–6% российских школьников использовали онлайн-образование. Думаю, что эти опросы в целом отражают реальное положение дел.

Из моих детей сейчас никто не учится в школе, поэтому приведу пример своего пятилетнего сына, у которого детский сад перешел на удаленку. Воспитатели очень быстро собрались и организовали занятия онлайн. Несколько получасовых созвонов в день: общий круг, английский язык, йога и так далее.

Первое время было очень тяжело: дети разбегались и не могли сконцентрироваться. Фактически на придумывание и внедрение «идеального онлайна» ушло два месяца. А вот в июне сад организовал на месяц летний онлайн-лагерь — просто потрясающий: каждую неделю ребята проходят какую-то одну большую тему (Древний мир, строение Земли или мир животных). Утром педагоги дают детям интересный материал, творческое задание на день, вечером уже ребята показывают свои презентации с результатами, а потом все вместе читают книги и подводят итоги дня.

В общем, можно с уверенностью сказать, что наравне с врачами в пандемию героями проявили себя и педагоги, которые в абсолютно подавляющем большинстве не бросили своих детей и продолжили учить, сохранив привычный порядок вещей. Это особенно важно в период таких кризисов.

Уроки пандемии

Опыт, приобретённый сейчас, может пригодиться нам раньше, чем кажется. Осенью ребята вернутся в школы, и у нас могут возникать локальные трудности, когда в школу не будут пускать даже слегка простуженных детей, а если будут случаи заражения, то из привычного образовательного процесса может выпадать часть класса, один класс из параллели или, к примеру, одна из трёх школ в районе. Работа в таком режиме может оказаться даже сложнее.

Сейчас в полном онлайне все были равны: и педагог, и дети. А как вести урок, если часть ребят в классе видят доску и слышат учителя, а часть находятся дома? А что, если учитель на карантине работает из дома, а ребята сидят в классе? В принципе, эта ситуация похожа на то, что у нас происходит во время обычных сезонных эпидемий гриппа.

Осень также может потребовать новых усилий по оснащению школ: нужны системы трансляции, камеры, передающие изображения с доски, удобные микрофоны для учителей и, конечно, доступный качественный интернет.

Но главный вызов для учителя, как всегда, методический. Этой весной ученики московских школ массово отправляли в чаты своим учителям фотографии выполненных в тетрадках домашних заданий и педагоги были вынуждены по пикселям разбирать, что к чему. И это понятно: из-за скорости перехода на дистанционку не было возможности перестроить свою работу — в онлайн пришлось перенести офлайновые практики.

Сейчас для каждого учителя пришло время не только отдохнуть, но и прикинуть свой разумный индивидуальный баланс

Баланс между присутствием в классе и удаленной работой — сформулировать собственный подход к смешанному обучению, подумать над тем, какие цифровые инструменты можно продолжить использовать уже в нормальной работе. К примеру, онлайн-сервисы помогают снизить нагрузку на учителей за счет упрощения проверки домашней работы. Да и в целом выполнение учеником разнообразных и увлекательных заданий в онлайне позитивно влияет на уровень освоения предметов и, например, помогает повысить математическую грамотность, особенно у слабоуспевающих ребят.

Образовательный процесс в стране не остановился благодаря развитой экосистеме российского онлайн-образования и здоровой конкуренции.

Пандемия стала настоящим испытанием для всех цифровых образовательных ресурсов, ни один из которых — ни государственный, ни частный — не был рассчитан на такой взрывной рост трафика.

Важно, что в этот момент у нас было большое количество разных платформ и инструментов, позволивших продолжить учёбу. Пожалуй, это отличный пример слаженных действий государства и частного бизнеса, когда каждый постарался оперативно помочь общему делу.

Министерство просвещения России запустило несколько образовательных и методических ресурсов, а также, оперативно изучив представленные на рынке решения, предложило список рекомендованных сервисов, из которых учителя могли выбрать наиболее удобные для себя. Среди них — «Дневник.ру», «Московская электронная школа», «Российская электронная школа», «ЭлЖур», «Яндекс.Учебник» и многие другие. Параллельно образовательные сервисы, например «Учи.ру», Skysmart, Foxford, GeekBrains и другие. адаптировали свои продукты к нуждам школ и предоставили к ним бесплатный доступ. Мы в «Яндексе» создали на основе своих продуктов онлайн-школу, где экстренно запустили открытые трансляции уроков лучших московских учителей на все часовые пояса России. Это позволило нескольким миллионам школьников продолжить учиться по программе, а семьям —сохранить привычный ритм жизни.

Я знаю, что команды российских IT-компаний работали практически во фронтовых условиях, экстренно завершая ранее начатые проекты по созданию образовательного контента и внедряя с опережением новый функционал. Для понимания масштаба задачи приведу только один пример: за одну неделю в конце марта на нашу учительскую платформу «Яндекс.Учебник» пришло в два раза больше учителей, чем за весь предыдущий месяц. А за всё время онлайн-четверти задания своих педагогов у нас регулярно выполняли свыше 1,5 млн учеников 1–5-х классов. Поэтому развитая и конкурентная EdTech-отрасль, способная создавать такие серьёзные системы в столь короткие сроки, — это большое преимущество нашей страны.

Новые возможности

Несмотря на трудности, оказалось, что есть немало школьников, которым понравилось учиться на удалёнке. Почти четверть школьников хотели бы продолжить дистанционное обучение и после пандемии, 21% видят в таком режиме учёбы новые возможности. А для 40% дистанционные занятия были более комфортными психологически. Эти данные удивительно совпали с моими впечатлениями от общения со школьниками.

Если честно, для меня позитивное отношение многих ребят к дистанционке стало большим открытием

Недавно я была на встрече с учениками старших классов трёх московских математических школ. Благодаря тому что мы были в онлайне, мне удалось провести среди ребят свой небольшой опрос. Оказалось, что есть устойчивая группа — примерно четверть от собравшихся или чуть больше, — кому понравилось, как прошла онлайн-четверть, тех, кто считает, что они учились эффективнее. Нам важно именно сейчас обратить на таких ребят самое пристальное внимание. Возможно, именно эти ученики составляют большинство из тех, кто в старших классах массово переходит в экстернатуру для подготовки к ЕГЭ. А на самом деле им, видимо, по разным причинам не слишком интересно в нашей школе.

Но, конечно же, большинство ребят по школе скучали. Да, они находят в онлайне много плюсов: не нужно тратить время на дорогу (37%), домашнее задание можно делать в любое время суток (31%), и работать на компьютере удобнее, чем в тетради (40%). Но очень не хватает взаимодействия с учителем и общения с одноклассниками (примерно по 30%), дома сложнее концентрироваться (27%), хочется больше двигаться (27%), да и не всегда задания на онлайн-платформах составлены корректно (24%). Всё это, конечно, ещё предстоит осмыслить.

Но несмотря на трудности, мы должны извлечь из кризиса максимальную пользу

Все мы хотим, чтобы школа как институт оставалась уважаемой обществом, была современной и полезной. Пандемия ещё раз и очень наглядно проявила насущные направления для изменений к лучшему.

Мы вновь увидели, что дети разные и представления о психологическом комфорте у них различаются. У многих — особенно в старших классах — есть тяга к самостоятельной работе, а кто-то хочет большей свободы в управлении своим временем. Нельзя игнорировать и возросшую цифровую грамотность детей и учителей. Это означает, что формы организации учебы должны быть более вариативными. Благо законодательство позволяет школе быть гибкой при формировании своей программы и образовательной практики.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(6)
Подписаться
Комментарии(6)
В этом процессе участвовали ещё и родители. Меньше проблем там, где квалификация родителей выше (http://truemoral.ru/rudchenko/page3.html), а ещё и старшие дети-студенты оказывали помощь в освоении онлайн своим младшим братья и сестрам. Процесс создания новых продуктов и их освоение будет идти быстрее при отмене жесткого контроля со стороны Минпросвещения (https://nashedelo.ru/a/privesti-sistemu-upravleniya-obrazovaniyem-v-sootvet-stvii-s-zakonom-ob-obrazovanii). Студенты готовы давно, но это зависит от преподавателей. При работе со студентами, которые платили за второе образование, я проводил все занятия только в активной форме, а материалы для самостоятельного освоения давал на дискете ещё до появления интернета (ещё в 90-е годы). Студентам это нравилось, так как уменьшались сроки получения дополнительной квалификации. Новые продукты для онлайн-обучения будут появляться, если преподаватели будут искать новейшие онлайн-продукты — их надо к этому стимулировать рублем (к примеру, сохранять ставку при снижения числа занятий на освоение того же объема знаний). А как с этим делом обстоит в педвузах? Никак?
После прочтения названия должности Генеральный директор Яндекса, даже читать дальше смысла нет. Понятно, что в статье наверняка крен в сторону того, как замечательно учиться он-лайн. Хотелось бы более независимых экспертных мнений.
И без экспертов понятно, что дистанционка подходит для единиц. Спрашивать нужно у самих детей и родителей. Мне было сложно и я прекрасно осознаю что толком не смогла объяснить темы. Спасибо интернет ресурсам, которые хоть чуть помогали. Большинство родителей против. Нельзя у нас вводить дистанционку никак.
Статья отличная, если забыть о том, что в российских глубинках нет подходящего оборудования в школах и учителям приходится самим оборудовать себе «рабочее место», платить за интернет и продумывать систему обучения, потому что образовательные онлайн-ресурсы очень часто не работают, «глючат» и т. д. И родители не особенно хотят быть вовлеченными в процесс обучения детей, им было бы легче отправить ребенка в оффлайн-школу, а не сидеть и решать какие-то проблемы за ноутбуком.
Показать все комментарии
Больше статей