Что мешает подросткам полюбить классику и что мы можем с этим сделать

Что мешает подросткам полюбить классику и что мы можем с этим сделать

2 267
2

Что мешает подросткам полюбить классику и что мы можем с этим сделать

2 267
2

Мы часто говорим, что сложно увлечь детей классикой. Младшие дети спотыкаются в сказках о непонятные реалии и слова, старшие с трудом продираются через школьный список. Наш блогер Юрий Никольский разбирается, почему классика отталкивает детей и как можно увлечь их чтением.

Книга интересна, если она способна породить эмоции. Эмоции, связанные с переживаниями героев, захватывают читателя, если эти переживания близки и понятны, а ещё лучше, если сам уже испытал то, что переживают герои книги.

Эмоции связаны с возникшими обстоятельствами, с определенной атмосферой окружающего мира, с конкретной ситуацией. Читатель может понимать состояние литературных героев, но это не обязательно вызовет ту же глубину переживаний, какие были у читающей публики дворянского поместья или городской интеллигенции ушедших веков.

Книги писали для читателей своей эпохи. И это является одной из причин снижения интереса к ним у следующих поколений.

На картинах Шишкина и Репина изображена обстановка эпохи этих художников. Созерцание было нормой. Уединение и чтение вслух в кругу близких было уделом читающей публики.

Город менял привычки. Стали любоваться домами и улицами. Авторы меняли приемы для формирования ассоциаций у читателей. Раскат грома заменил визг тормозов. Щебетание птиц вытеснил шум транспорта.

Но суть не только в этом, а ещё и в том, что изменился ритм восприятия. Ритм жизни породил иной ритм в отношениях

В разговорах, в газетных публикациях, а потом и в произведениях литературы. Городской книгочей считал длиннотами те описания, которые так нравились читателям размеренной деревенской жизни.

Пименов и Дейнека изобразили жизнь города первой половины прошлого века. Новая эпоха изменяет ритм жизни, формирует новые потребности, развивает формы коммуникаций. Уже не надо ехать десять километров, чтобы навестить приятеля из соседнего имения, когда он живет в соседней квартире.

Эмоции при непосредственном контакте дополняются эмоциями, связанные с техническими коммуникациями. Интернет изменил ритм эмоционального восприятия окружающего мира. Не надо искать дуб с дуплом для тайной переписки, а для поиска интересного литературного произведения не потребуется рыться в стеллаже с книгами. Быстро написать тому, с кем хочется поделиться, воздействуя на эмоции получателя сообщения. И почти сразу получить ответ, что воздействует на собственную эмоцию. А в классической литературе не интересны медлительные герои с их неспешными раздумьями.

Нашим современникам обычно понятны действия героев из классических произведений. Но будут ли они глубоко ощущать те же эмоции, как их испытывали литературные герои? Нам не знакомо состояние тех, кто обмакивал в чернильницу гусиное перо, а потом долго переживал в ожидании ответа. Смартфон задал новый ритм не только для действий, а и для смены эмоционального состояния.

Современный подросток не испытал и никогда не испытает многих эмоций, которые естественны для героев классических произведений

А поэтому у него нет глубокого погружения для переживаний совместно с героями классической литературы. Чувственное сопереживание вытесняется анализом психологии личности. Анализ поступков, обусловленных психологией и эмоциональным состоянием героя, интересны подростку. Поэтому их стоит делать центральным звеном в ходе обсуждения русской литературы.

Анализ порождает новый тип эмоций, который не идентичен сопереживанию читателя ушедшей эпохи. Увлечение классической литературой происходит у тех подростков, которые обучены сопоставлять психологию личности с совершаемыми поступками.

Дети самого младшего возраста ещё не способны к анализу, поэтому пока им интересны сказки и мультики. Подростки же готовы анализировать, но анализ без знаний про особенности ушедших эпох не даст понимания психологии личности литературного героя.

Для понимания поведения людей не обязательно знать термины из научной психологии. Литература, как и жизнь, обучает анализу поступков и пониманию психологии личности на примерах. Литература знакомит с чувствами, которые возникают в иной атмосфере реальной жизни, но переносятся на чувства современной эпохи, если понятны побудительные мотивы поступков героев классики.

В позапрошлом веке надо было установить хорошие отношения с соседними имениями, поэтому учет их чувств и эмоций обязателен, чтобы не войти с соседями в конфликт. Чувства и эмоции являются основой любого произведения русской классики. Редкий рассказ или роман обходится без любовных отношений. Чувства всегда были в центре внимания русской литературы. Иное в системе, где контактов множество, а от соседей нет зависимости. В наше время учат толерантности, эмпатии, креативности и так далее. Эти понятия появились лишь сейчас, как осознанные поступки для достижения успеха в мире активных коммуникаций. Современный человек часто руководствуется логикой, а отношения героев литературных произведений выстроены на чувствах. Мы можем сказать подростку при конфликте с другим подростком: «Не встречайся больше с ним». В русской литературе ничего подобного не припомню.

Все эти рассуждения натолкнули меня на мысль, что преподавание литературы надо нацелить на понимание психологического состояния героев, которое побудило их к описываемым поступкам.

Я задумался о том, что сохранилось у меня в голове от тех уроков литературы, которые мне преподавали в школе. И решил, что надо подросткам говорить не о том, что я вынес с уроков литературы.

Что же осталось у меня в голове от школьных уроков литературы? К примеру, что «Евгений Онегин» — это энциклопедия русской жизни. Помню, что это сказал Белинский. Но Пушкин же писал роман, а не энциклопедию. Он не ставил своей целью познакомить со всей тогдашней жизнью России. Он знакомил читателей с теми её сторонами, которые позволяют понять, каким образом сформировались чувства, повлиявшие на отношения Евгения и Татьяны.

Прочел статью Белинского. Осталось ощущение, что выдернутая цитата искажает смысл самой статьи Белинский, и ещё и сам дух романа Пушкина. Пушкин дает описания, позволяющие осмыслить поступки Татьяны и Онегина. Описания не энциклопедичны, так как в них в основном только то, что позволяет понять, как и почему сформировались чувства Татьяны и Евгения, а потом и побудило их к описанным поступкам. А вырванная из контекста цитата из статьи Белинского лишь отталкивает от желания понять отношения двух героев романа. С молодым читателем надо говорить о чувствах, чтобы роман «Евгений Онегин» стал им интересен.

Ещё в моей голове застряло, что Онегин — лишний человек. Термин означает, что талантливая личность не смогла реализоваться в системе единоличной власти.

В глазах современного школьника характеристика лишнего человека несет негативную оценку. Скорее ассоциируется с отсутствием желания действовать, чем с невозможностью действовать. А чем должен был заняться Онегин, чтобы не быть лишним человеком? Пушкин не смог бы дать ответа, так как он назвал Онегина добрым приятелем, а понятие лишнего человека сложилось после смерти Пушкина. Такое отношение к Онегину приемлемо в эпоху, когда начало складываться революционное движение. А как этот термин применить к современной жизни? Я не стал его вводить в процессе обсуждения, чтобы не породить путаницу в головах подростков.

Это я к тому, что изменились ритм и содержание жизни, изменилась психология личности, изменились чувства и эмоции, а ещё изменился смысл тех оценок, которые сформировались под влиянием критиков литературных произведений ушедших эпох. Можно на завершающем этапе дать то, о чем писали критики. Но с объяснением, почему именно в другую эпоху дана именно такая позиция, чем она вызвана, а не пытаться сделать её абсолютной истиной.

Подходы к урокам литературы должны учитывать восприятие мира с иным ритмом и темпом. Каждая эпоха порождала свои психологические типы

Каждый роман русской классики затрагивает множество проблем той эпохи, когда он писался. Но подростки, которые не знакомы с эпохой создания произведений, не смогут понять того, что хотели отразить классики русской литературы. А тогда и интерес к чтению не появится.

Уроки литературы выстроены в хронологии написания произведений. Но это не уроки истории литературы. Хронологическая последовательность не способствует пробуждения интереса к чтению. Я же выстроил обсуждение литературных произведений через одну из траекторий развития литературы для понимания психологии и действию героев произведений.

С подростками лучше начать с обсуждения какой-либо линии, которая отражена в крупном произведении. И лишь потом вокруг неё формировать понимание всего остального содержания. Иначе у подростков будет каша в голове. Надо начать с той траектории, которая увлечет аудиторию. А поэтому я не боюсь пренебречь последовательностью событий, задуманных автором.

Я могу разбить произведение на отдельные куски для чтения, начав не с самого начала. Повторяю: выстраиваю определенную траекторию.

В качестве примера описываю те занятия, которые вел по роману «Евгений Онегин» Пушкина (Часть 2). На нем я демонстрирую, как роман подавался мною, чтобы подростков вовлечь в обсуждение с чтением фрагментов. Но дать описания всей траектории по группе романов не решился, так как это слишком объемный материал. А то, как я формирую траекторию, показал на примере обсуждения с подростками 7-8 классов по рассказам и повестям русских писателей (Часть 3).

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Подписаться
Комментарии(2)
Классика и чувства. Напомню Пушкина: «чувства добрые я лирой пробуждал». Вчера по телевизору посмотрел спектакль «Зажги мой огонь» (Театр.DOC). Там сцена, как полицейский и молодой человек не могут понять друг друга. Полицейский требует признаний, а в ответ: «Я просто хотел помочь». Но полицейскому это чувство не знакомо. Спектакль начинается со сцены урока литературы «Как я провел лето» (спектакль доступен в интернете). Наша школа способна воспитывать полицейских, а не чувства, без которых нет творческой личности. Поэтому это стало уделом кружков и самих родителей.
Современные школьники могут понять не только писателей XIX века, но и Шекспира и даже Софокла — я проверял. Ничего там особо сложного в поведении героев нет. Проблема в другом — «Евгений Онегин» скучен. Он слишком длинный, и поэтому много стихов «проходных», не «блестящих», с устаревшими словами, притянутыми «для рифмы», с неуклюжими грамматическими конструкциями — словом, с очень малым количеством того, за что мы ценим Пушкина (ясность стиля).
Больше статей