Шаблон или плагиат: почему итоговое сочинение не должно быть обязательным

Шаблон или плагиат: почему итоговое сочинение не должно быть обязательным

Зачем школам сочинения
2 306
3

Шаблон или плагиат: почему итоговое сочинение не должно быть обязательным

Зачем школам сочинения
2 306
3

Для многих школьников написание сочинения становится огромной проблемой и стрессом. А ведь без этого навыка фактически невозможно получить аттестат. Наш блогер Максим Солодкий считает, что нельзя научить писать, а если без этого формата не обойтись, то стоит хотя бы по-разному оценивать итоговый результат.

Умение связно выражать мысли во все времена было ключевым признаком грамотности. Ещё древние греки понимали риторику как ключевой инструмент образования. Советская школа уделяла огромное внимание не столько навыку устного выражения мысли, сколько делала акцент на письменной речи учащихся. Бюрократическому государству нужны были не «люди говорящие», а «люди пишущие». Отсюда пристальное внимание советской школы к такому учебному жанру литературы как эссе, которое в нашей методике всегда называлось «сочинением».

Как и всякая литературная деятельность, сочинение предполагает наличие таланта. Неверно думать, что каждый учащийся может освоить этот жанр. Мы ведь не говорим, что знание основ стихосложения и регулярная тренировка в написании рифмованных строк способна взрастить равновеликих поэтов? Но зато считаем, что каждый ученик школы должен овладеть мастерством написания эссе на каком-то общем уровне.

В результате дети на экзаменах всё время возвращаются к этому формату: от итогового сочинения по литературе до эссе по истории, обществознанию и — апофеоз! — иностранному языку.

Я искренне верю в способность авторов КИМов по иностранному языку породить связное и обстоятельное произведение, выражающее их мнение на иностранном языке, но могу их заверить, что для написания нормального эссе на родном языке мне требуется порой несколько суток: обдумать тему, почитать мнения по ней, продумать структуру, определиться с аргументами, выверить тезисы. Впрочем, я всегда делаю скидку на мою малую одарённость в данном деле, которой далеко до гениальности лингвистов ФИПИ.

Своё эссе на немецком в формате ЕГЭ я писал около 10 лет назад, когда регион апробировал различные модели аттестации педагогических кадров и включал КИМы ЕГЭ в аттестацию. И мой наивысший балл абсолютно не значит, что это эссе было его достойно. Фактически это сочинение требует от учащихся шаблонного подхода, лишено глубины и обстоятельности, и, главное, по нему сложно определить уровень владения лексикой и грамматикой языком.

Впрочем, шаблон — это не всегда плохо. Чем бессмысленней и регулярней работа, тем больше вероятность, что человек, который её выполняет, решит шаблонизировать свой труд. В этом смысле интересен пример, о котором я прочитал на одном форуме. Выпускник одной из школ рассказал, что однажды написанное для него старшим товарищем блестящее сочинение о любимой книге переходило с ним из класса в класс и из темы в тему. Нужно писать сочинение «Что я прочитал этим летом» — спасительная заготовка тут как тут. Нужно написать о своём хобби, а хобби моё — чтение, и поделиться я хочу с вами последней прочитанной мною книгой. Нужно писать, кем я хочу быть, а быть я хочу писателем, потому что недавно я прочел такую замечательную книгу. И дальше о книге, соответственно.

В этой забавной истории проблема шаблона (точнее, заготовки) тесно переплетается с проблемой плагиата

И плагиат (вижу летящие в меня камни!) — это тоже не всегда плохо. Если ты не можешь петь, а очень надо, ты поставишь фонограмму. Если ты не можешь писать, а надо, за тебя напишет кто-то другой. Здесь школьное сочинение кажется мне старшим братом вузовской дипломной работы, борьба за оригинальность которой идёт безуспешно (несмотря на все антиплагиаты Рунета). И если вы вдруг подумали, что воровство этих самых дипломных работ — вещь сугубо отечественная, вы ошибаетесь. Почитайте Умберто Эко с его «Как написать дипломную работу». «Если вы не можете написать работу, купите её», — сказал почетный профессор множества университетов Европы. И ведь так делают везде.

Пытаясь научить кого-то тому, что требует таланта, получите скорее всего очковтирательство. И его апогеем будет плагиат на итоговых испытаниях. И если эти испытания массовые, плагиат будет массовым. И потому общественная дискуссия по этому поводу будет всегда упираться в огромное число тех, кто списал, дал списать, сделал вид, что не видит, как списывают. С «Диссернетом» борются аж на уровне Государственной Думы. Скоро там будут доказывать, что с итоговым сочинением в России нет никаких проблем.

При этом учебное сочинение как жанр — проблемно. Не верите мне? Спросите тех, кто проверяет итоговые «сочинения» из года в год. Почитайте эти «сочинения» сами. Проблемы этого формата решаются двумя путями.

Первый — отменить его как обязаловку. Он логичен, разумен, надежен. Он идёт от тезиса о природном неравенстве людей и, при этом, наиболее лоялен по отношению к детям. И абсолютно невозможен в нынешних условиях, когда энная часть общества связывает с жанром «учебное сочинение» свою ностальгию по СССР.

Второй путь — пересмотр критериев и требований в программах с прицелом на разноуровневость результата и методики научения сочинению. Просто тогда для детей, у которых нет таланта к писательству, нужно разрабатывать варианты выхода на более или менее удобоваримую халтуру. Как это делать, хорошо знают репетиторы-профи. А талантливых детей нужно учить плыть строго в берегах мышления составителей КИМ. Потому что иначе такие дети в нынешних условиях получат «незачёт» на итоговом или же «ноль баллов» на ЕГЭшном сочинении.

Для ребёнка нелитературного лучше ввести уроки написания заявлений, докладных записок, аналитических обзоров и профессионально значимого реферирования. Уважаемое бюрократическое государство, ведь это тебе на самом-то деле и надо, не так ли? При этом подходе не нужно мучить ребёнка-математика темой свободы выбора в пьесах Островского. Не нужно из ребёнка-биолога выбивать мысль о красоте русской природы в рассказах Паустовского. Работать нужно индивидуально и профильно. А у современной школы, где дети в которой вплоть до конца 11 класса не знают, кем они хотят быть, это не получается.

Необходимо также обеспечить ребёнку-гуманитарию возможность «научиться написанию эссе». И оценивать результат нужно не на прокрустовом ложе ФИПИшных представлений-критериев, а как оценивают результат творческой деятельности в искусстве — искусствоведчески. По технике и по силе воздействия на аудиторию.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock (Rasim Mamedov-Sarkisov)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Подписаться
Комментарии(3)
Большинство так называемых «сочинений» по разным предметам в ЕГЭ не имеют никакого отношения к литературной деятельности. Они призваны протестировать коммуникативные навыки; то есть примерно то, о чём сказано в первом абзаце: умение выражать свои мысли. И то, о чём здесь не сказано: умение понимать мысли чужие. Вполне нормально, что это проверяется по «техническим» критериям типа наличия аргументов и соответствия теме. И вполне нормально, что «сочинение» в стихах может получиться технически провальным.
Те, кто принимал решение о возврате к сочинению как форме итогового контроля, ставили глобальную цель — повернуть детей лицом к литературе, заставить их читать. Результат — клишированные работы — никак не отражают ни понимание ребёнком литературы, ни ценностное отношение к ней автора сочинения. А ведь цель-то была благая… На мой взгляд, единственный вариант достойного экзамена по литературе — это, конечно, экзамен устный. Связный ответ по проблеме с анализом художественного текста позволяет и проверить знания, и обсудить с выпускником спорные вопросы, и послушать выразительное чтение наизусть. Для повышения статуса экзамена председателем комиссии может быть представитель другого учебного заведения, состав комиссии может быть расширен и т. д. Все эти технические вопросы решаемы, а обойдётся он государству значительно дешевле.
Увы! Тоже не поможет. Преподавание литературы запрограмировано так, что «повернуть детей лицом к литературе, заставить их читать» невозможно. Сами " изучаемые» произведения — для детей темный лес. Раньше, когда изучали Пушкина по литературе, по истории изучали декабризм, когда изучали по истории отмену крепостного права, по литературе изучали Тургенева, а сейчас на вопрос, что было в России в 1861 году я получила ответ: «Куликовская битва». Русская литература не может существовать без истории России, а вынуждена. И это только одна из причин. А объем материала? На «Войну и мир» Толстого сколько часов можно выделить? А того же Тургенева за сколько часов " пройти»?
Предполагается, что дети сами должны изучать материал с помощью компьютера, но они, во-первых этого не умеют, во-вторых сильно перегружены, поскольку объем материала большой и по другим предметам тоже.
Наконец, сами темы сформулираваны так, что их или невозможно раскрыть в 350 или даже в 500 словах Не надобно другого образца, когда в глазах пример отца» по Грибоедову. Здесь не менне 100 слов нужно объяснить, что Грибоедов и ме в виду, вкладывая эти слова в уста Фамусова) или откровенно некорректны («По каким признакам можно узнать настоящую любовь?»)
Так что жаль детей, жаль учителей и особенно жаль литературу.
Больше статей