11 романов о самых разных семьях и их тайнах: чтение для родителей на все праздники
11 романов о самых разных семьях и их тайнах: чтение для родителей на все праздники
11 романов о самых разных семьях и их тайнах: чтение для родителей на все праздники

11 романов о самых разных семьях и их тайнах: чтение для родителей на все праздники

От редакции

2

02.01.2023

Про главные детские книги 2022 года мы писали примерно 1001 раз — наверняка в них вы уже успели разобраться. Пришло время подумать о себе. Вместе с телеграм-каналом о чтении LazyBooksClub выбрали 11 мощных семейных романов — их можно смело дарить друзьям и близким. Но лучше оставить для себя.

Сара Блейк. «Тени нашего прошлого»

Можно сказать, что это огромный семейный роман, полный драм и загадок. Можно сказать, что это большой американский роман, — и это тоже будет правдой.

А еще во время чтения этой книги вспоминается «Вишневый сад». Потому что в романе есть те же звуки топора и тот же сад, который как символ всего — всего того, что было, что должно было бы быть, но больше не будет.

Критика в США много говорит, что Блейк переосмысляет Америку. Нам отсюда понять это сложнее, хотя мы и наблюдаем дилеммы, предрассудки, борьбу. Но больше всего видим настоящие драмы, драмы семей и людей, переплетение настоящего и прошлого, которые невозможно разделить ничем, даже если очень попытаться.


Энн Пэтчетт. «Голландский дом»

Можно было бы сказать, что это классическая семейная сага: несколько десятилетий, из прошлого в настоящее и обратно. Но это было бы слишком жалко.

Птэчетт не просто пишет роман о семье, в нем невероятная смысловая структура: она кольцует разные семьи и разные века, она берет классическую сказку и ее архетипы и помещает все это в нашу жизнь здесь и сейчас, а сверху — немного мистического и реальность.

Только ленивый не написал, что это роман про Гензеля и Гретель и их удивительный дом. Все так, но Пэтчетт, которая любит паузы, в очередной раз смотрит на то, что такое любовь, преданность, готовность принять или не принять ближнего. Анатомия, в которой каждому герою досталось.

В общем, живут мальчик и девочка, брат и сестра, в невероятно стеклянном доме с папой и мамой. Мама исчезает, дом тоже исчезнет, папа нелепо умрет на ступеньках (спойлер), а мальчику и девочке нужно будет жить дальше. Отдельное спасибо за финал, который еще раз идеально закольцовывает сюжет.


Лиана Мориарти. «Яблоки не падают никогда»

В «Яблоках» вроде бы все как всегда. Семьи, драмы, тайны, прошлое, которое сочится в настоящее и меняет его. Кто-то упрекает их за то, что Мориарти утратила привычную динамику, я этого не почувствовала вообще. Зато есть очередная прекрасная семейная сага, приправленная детективным сюжетом. Но вы не ждете разгадки этого детектива, нет, наоборот: детектив — это сама история семьи. Как на самом деле обычно и бывает в жизни.

Динамика здесь не в прямом движении, а в фокусе на каждом члене семьи, на его размышлениях, словах, прилипшей к подметке жирной бумажке — словом, такая вот неспешная драма в трех действиях с идеальной развязкой.


Энн Энрайт. «Актриса »

В рецензиях на эту книгу не раз писали, что это анатомическоe исследование славы, взлета и падения. Формально все так: в центре внимания — жизнь знаменитой актрисы, чья слава уходит, а хочется бесконечно продолжать представление. Рассказывает дочь актрисы — о матери, буднях, мужчинах, славе, сцене.

Но этот рассказ на самом деле совсем не о славе. Это печальный ход в прошлое, когда мы ищем объяснения жизни нашей семьи и нам самим — как продолжению этой жизни. Это тонкая и лиричная книга, в которой внезапно из массы пустот вырастает очень спокойная и большая любовь, никак не связанная со сценой и славой, эта любовь встает как то немногое, что имеет смысл.

Оставьте на «Актрису» несколько вечеров: читается она достаточно медленно, но текст того стоит.


Джонатан Франзен. «Перекрестки»

Кругом 70-е, Вьетнам заканчивается, в церкви в молодежном клубе играют на гитарах, жена пастора вспоминает у психотерапевта свою молодость, когда она не была такой толстой и такой невидимой.

Это домашняя драма с миллионом внутренних перекрестков у каждого героя, бесконечные «сачки и лестница», в которой нет ни одного хорошего или плохого героя, есть просто люди с их бесконечными слабостями и выборами, есть ложь, и есть правда, есть пропасти непонимания и внутренней лжи, есть семья, а есть иллюзия семьи.

Эта семья скорчится и развалится, хотя формально все останется не так и плохо. Пишут, что это первая часть трилогии, но не оставляет ощущение, что Хильдебрандты так и останутся в кругу этой книги.


Сара Мосс. «Фигуры света»

Викторианский Манчестер на арене, женщины выходят из тени — мужские персонажи в романе есть, но они скорее смешны. Тут правят бал несколько поколений женщин — и одна девочка в центре.

Мать девочки беспощадно требует от нее служения и шагов вперед, неважно, касается ли это уборки или обучения в школе. Никакой слабости нет и быть не может, встань и иди, а достаточно хороша ты никогда не будешь. Грандиозная рефлексия жестокости активизма и филантропии — отлично ложится и на нашу современность, и теории воспитания.

Девочка вырастет, станет одной из первых женщин, которые откроют врачебную практику. А ее отец-художник продолжит смотреть на груди заказчиц. Мать исчезнет, как и сестра, которая тоже пытается убежать от семьи. Роман основан на реальных событиях, но хроника не так важна, как анатомия отношений. Ну и язык, который сух и идеально подчеркивает реальность того, что в жизни тех, кто отдает свою жизнь идее, не может быть красивой обуви.


Мег Вулицер. «Жена»

История жены писателя, которая вместе с ним летит получать одну из престижнейших премий. И в самолете смотрит на него, на его полноту, на какую-то смешнотворную похотливость, смотрит и вспоминает, как они стали женой и мужем.

Это могло быть агиткой борьбы за права женщин и набором ернических наблюдений за мужчинами, но точно так же внимательно и беспощадно Вулицер наблюдает и за женщинами. А ее героиня — за самой собой. Это жесткий и остроумный язык, которым изложен жесткий и очень жизненный сюжет-головоломка.

И даже когда ты догадываешься, что там в ядре, все равно получаешь удовольствие. И прекрасную возможность посмотреть на женские и мужские миры чуть со стороны, а не с позиции участника.


Санаэ Лемуан. «История Марго»

Пусть вас не вводят в заблуждения обещания «французскости» во фрагментах обзоров на обложке этой книги, хоть здесь есть Париж, кафе и киши. Но Париж можно заменить на Нью-Йорк, Лондон, как вам будет угодно.

Еще одна французская линия — явная сюжетная перекличка с историей семьи президента Миттерана (она проговаривается и в самом романе). Главная героиня — внебрачная дочь политика и актрисы, которая мечтает быть признанной отцом, которая пытается понять, есть ли у нее мать или нет. То есть это драма подросткового возраста, загруженная в запутанные обстоятельства.

Что очень хорошо? Вот этот внимательный подростковой взгляд, который подмечает очень многое, вплоть до того, кто и как стесняется в ресторане или ставит ноги. Подростковый бунт, вытаскивающий семейные секреты, порождающий череду необратимых событий. Подростковый поиск кого-то, кто будет для тебя большим авторитетом, чем близкие взрослые. И тихий финал, все однажды вырастут.


Анни Эрно. «Годы»

«Годы» — идеальная историческая и автобиографическая книга, внутри которой — множество живых людей, наблюдений, это весь прошлый век, уложенный в очень четкие антропологические замечания. От войны и до Миттерана, от пуританского века в Новейшее время, французская история как она есть со всеми своими типичными французскими особенностями.

Внутри всего этого растет и взрослеет сама Анни, маленькая девочка, дочь хозяйки лавки. Она влюбляется в мальчиков, слушает радио, взрослеет, выходит замуж, вспоминает детство, толкая на кассу полную тележку в супермаркете. И удивительные наблюдения за политикой, которые сейчас точно откликнутся в каждом из нас.


Джойс Кэрол Оутс. «Ночь, сон, смерть и звезды»

Итак, снова семейная сага — почти на тысячу страниц. Приятный немолодой мужчина, бывший мэр маленького города, однажды остановится прямо на трассе, чтобы заступиться за темнокожего мужчину, которого избивают полицейские. Очнется после этого он всего на пару минут — в больнице, а потом останется просто тенью. И с этого начнется история разбора и американской жизни, и американской семьи, а каждый член этой семьи — архетип.

Королева красоты в постылом браке, бунтарь без дома, но с убеждениями, мерзкая мизантропка-директриса, успешный выпивающий бизнесмен, умненькая исследовательница — все это дети. Есть еще их мать, для которой жизнь и кончилась, и началась. И, кажется, она сходит с ума, а дети пытаются собрать жизнь в прежнюю комбинацию, но без отца ничего не получается.

Параллельно борьба за наказание — с теми самыми полицейскими, которые оставили семью без отца. Расследование, фотографии в телефонах, залы суда. В общем, берите книгу в руки — три вечера вы проведете с этими прекрасными людьми, потому что оторваться будет сложно.


Р. С. Шеррифф. «Две недели в сентябре»

Этот роман вышел в 1931 году, совсем немного до ста. Как он снова оказался на волне? Скажем спасибо Кадзуо Исигуро. Весной 2020 года The Guardian опрашивала писателей, что бы они порекомендовали читателям во время пандемии. И Исигуро назвал этот роман — назвав его жизнеутверждающим и нежным.

И он нас не обманул: это 380 страниц чистого наслаждения. Да, это медленная книга маленького человека. Просто одна незатейливая семья едет в один незатейливый отпуск. Главное волнение — что взрослеющие дети не поедут, но и они в поезде на побережье.

Роман массы простых деталей, это похоже на ощущение пленочного фотоаппарата и 36 кадров, каждый из которых будет тебе важен. Роман простой жизни, которой живем мы все — хотели бы жить. Роман утешения — о времени, которое стало беспощадным, как и все вокруг нас. Когда-то мы думали, что пандемия — наша самая большая проблема.

Комментарии(2)
Почему нет ничего русского?
В чем проблема? Пиши.
Больше статей